• 27 сентября 2019 12:53
  • 1 234
  • Время прочтения: 10 мин

Великий шелковый путь и как его пройти молодому предпринимателю

Великий шелковый путь и как его пройти молодому предпринимателю
Китай – лидер производства буквально всего, тем не менее готов ввозить товары и услуги российского производства. Как зарабатывать на Китае и в Китае? На этот вопрос ответит образовательная волна российско-китайского молодежного бизнес-инкубатора, который стартует в Ижевске 20 сентября. Курирует программу Российский союз молодежи (РСМ). В преддверии этого события мы поговорили с заместителем председателя РСМ и куратором федерального проекта «Международные молодежные бизнес-инкубаторы» Натальей Селиверстовой, которая рассказала нам о возможностях и особенностях ведения бизнеса с Китаем.

Бизнес-инкубатор: история развития

– Вы представляете Российский союз молодежи. Есть ли в Китае аналогичная организация, с которой вы реализуете совместный бизнес-инкубатор?

– Нашим основным партнером в Китае является Китайская федерация молодежи – крупнейшая в мире молодежная организация, насчитывающая около 300 миллионов индивидуальных членов. Можете представить себе этот масштаб? Это в два раза больше населения России. Взаимодействие между нашими странами налажено еще с советских времен, а в 1993 году мы возобновили с ними отношения. В 2014 году было принято решение, что необходимо активизировать совместную деятельность и начать знакомить молодых предпринимателей, ученых, инноваторов двух стран. Тогда же мы создали совместный российско-китайский клуб «Молодой предприниматель». В его рамках мы ежегодно проводили российско-китайские форумы как в России, так и в Китае. Мы создавали бизнес-миссии, отправляли ребят из России в Китай, привозили предпринимателей из Китая в Россию на региональные выставки, региональные мероприятия, посвященные международной торговле и инвестициям. В процессе этой деятельности мы выявили одну глобальную проблему, которая мешала успешному ведению бизнеса. Заключалась она в абсолютном непонимании культурных особенностей друг друга. Именно это и подтолкнуло нас к идее, что перед тем как привозить наших предпринимателей в Китай, им нужно дать хотя бы минимальный объем информации об особенностях страны.

– Вы запустили проект в 2016 году. С чего начали?

– Все началось в Хабаровске, в Тихоокеанском государственном университете. Десять лучших молодых ребят, прошедших отбор в Хабаровском крае, и десять самых перспективных китайцев из провинции Хэйлунцзян, граничащей с Хабаровским краем, составили основу первого совместного бизнес-инкубатора. Программа длилась две недели и прошла очень успешно. Мы пригласили лучших экспертов обеих стран, которые рассказали про все нюансы создания юридического лица в Китае, маркетинг, налогообложение, то есть полностью погрузили ребят в специфику бизнеса двух стран. После этого мы с китайской стороной договорились о том, что необходимо масштабировать количество инкубаторов, и уже в 2017 году мы запустили инкубаторы и в Китае, и в России – было выбрано по 4 города в каждой стране. Уже в 2018 году количество инкубаторов увеличилось до 20 – десять в России, десять в Китае.

– Вы сказали, что изначально инкубатор создавался как образовательный, просветительский проект, чтобы наши предприниматели могли вникнуть в китайские культуру и бизнес. Сформулируйте, пожалуйста, основные цели бизнес-инкубатора на сегодня.

– Главных целей у инкубатора две. Первая – та, о которой вы сейчас сказали: дать предпринимателям все возможные знания, навыки, ознакомить их с особенностями открытия и ведения бизнеса в Китае и в России. Вторая цель – помочь молодым предпринимателям найти профильных партнеров в Китае либо в России и запустить свой проект.

– Предприниматели попадают в инкубатор в результате отбора. Как проходит этот отбор?

– Есть автоматизированная информационная система «Молодежь России» – это портал РосМолодежи, где есть возможность завести личный кабинет и через него смотреть на все те мероприятия, которые проводятся молодежными структурами в России. Именно на этом портале мы запустили заявочную кампанию. Молодой человек, желающий принять участие в инкубаторе, заходил и заполнял анкету, суть которой заключается в следующем: рассказать о себе и раскрыть содержание своего бизнес-проекта.

– Есть ли такие резиденты, чей бизнес-проект стал настоящим прорывом, ярким подтверждением успеха инкубатора?

– Уже в 2018 году на нас обратило внимание Министерство экономики РФ. На нас обратила внимание вице-премьер, тогда это была Ольга Голодец, которая отвечала за развитие культурно-гуманитарного сотрудничества с Китаем. А все потому, что наши предприниматели начали заключать реальные и весомые бизнес-сделки. Отвечая на ваш вопрос, могу привести в пример наших омских резидентов. Город-партнер Омска в Китае – Циндао, в нем расположено самое крупное производство бытовой техники Haier. Наши резиденты являются разработчиками программного обеспечения для промышленных роботов. И сегодня промышленные роботы компании Haier собирают стиральные машины и холодильники на программном обеспечении наших ребят.

– Какую же еще отрасль, кроме IT, лучше всего продвигать на Восток?

– Пищевой блок – золотая жила. У нас есть инкубатор в Барнауле, его резиденты тоннами поставляют в Китай мед, ягоды и грибы. Кроме того, у нас сейчас открываются совместные медицинские центры китайской традиционной медицины в России и смешанные центры медицины в Китае – это тоже делают наши резиденты. Очень серьезно стоит в Китае проблема перевода на русский, и наши ребята открывают переводческие агентства, направляют туда своих переводчиков, приглашают китайских и в таком симбиозе занимаются переводом документов. Создали также определенные софты в Интернете, где можно, не приходя в агентство, заказать онлайн-перевод, оплатить его картой и в течение суток получить высококачественный перевод. Из области IT можно выделить Казань и Шеньчжень и их совместный проект по 3D-распознаванию лиц. В пилотном проекте они установили эту технологию в гимназии города Казани: школьники приходят в столовую, их лица изучает 3D-сканер, и детям уже не нужно расплачиваться самим, потому что деньги автоматически списываются с электронного кошелька родителей. А в Ульяновске китайские инвесторы совсем скоро начнут строительство масштабного производства пищевой пленки по известной только им технологии. Как видите, любая сфера благоприятна, но особый упор я бы советовала делать на пищевую продукцию.

Россия и Китай: бизнес-сотрудничество

Российский союз молодежи, или РСМ, пришел на смену комсомолу 31 мая 1990 года. Он представлен во всех 75 субъектах Российской Федерации. В 2020 году организация празднует свое 30-летие. Фото: иероглиф "Успех"

– Восток, как известно, дело тонкое. Как российские предприниматели относятся к возможностям китайского рынка? Какие конкретные ниши могли бы занять наши бизнесмены?

– Как в России, так и во всем мире отношение к Китаю предвзятое. Все боятся ехать в Китай, думают, что там их обманут, а продукцию просто скопируют. Таких прецедентов много, но до сих пор никто из российских предпринимателей не осмелился привезти в Китай, например, нормальное мороженое. Это бы придало огромный импульс развитию российского предпринимательства на китайской земле. В Поднебесной очень много сортов мороженого, но все оно ненатуральное и невкусное. Зайдите в китайский супермаркет любого города, любого масштаба, и вы увидите, что он перенасыщен китайской молочной продукцией низкого качества. Около 100 видов молока, около 100 видов йогурта. Как вы видите, в пищевом блоке конкуренция огромна, но ее можно побороть качественной продукцией, которую Россия в состоянии экспортировать. Для этого очень важно проводить анализ рынка не всего Китая, а отдельных его провинций. У каждой провинции есть запрос на определенные товары. Самая большая ошибка предпринимателей среднего звена на старте работы – отказ от инвестиций в исследования и маркетинг.

РСМ финансируется исключительно благодаря членским взносам. Взнос платится единожды при вступлении в союз и составляет 100 рублей. Фото: иероглиф "Деньги"

– Подобные исследования требуют значительных ресурсов – как людских, так и финансовых. Кроме того, наверняка необходима специализированная площадка для проведения исследований. Оказывает ли РСМ помощь предпринимателям в этой сфере?

– Конечно, мы помогаем. У нас работают эксперты, у которых есть свои консалтинговые агентства по исследованию рынка в Китае. Таких компаний очень мало. Мы всегда с удовольствием рекомендуем наших закрытых партнеров – в том плане закрытых, что они очень тесно с нами работают. Есть прекрасные компании, такие как Greenwood, – это уникальная площадка, созданная Министерством коммерции Китая. В Москве работает огромный бизнес-центр Greenwood. Он призван заниматься тем, чтобы содействовать организации торгово-экономического сотрудничества между предпринимателями двух стран. В Greenwood мы предоставляем резидентам наших инкубаторов бесплатное помещение – Co-working Center, где ребята могут работать, где наши координаторы помогают устанавливать взаимоотношения с китайскими компаниями, которые также сидят в этом большом офисном помещении. В нем представлено большое количество китайских консалтинговых агентств, с которыми мы работаем. Они достаточно недорого проводят все эти исследования, которые необходимы при старте бизнеса, при старте экспорта в Китай. Но эту тему мы не предлагаем нашим резидентам, потому что предприниматели, работающие в нашем инкубаторе, и так получают эту информацию и имеют возможности провести анализ. При экспорте важно выяснить, насколько твой товар интересен той или иной группе населения.

Сферы китайского рынка, на которые стоит обратить внимание предпринимателям: пищевая промышленность; информационные технологии; производство мебели; натуральная косметология. Фото: иероглиф "Процветание"

– Можно вас попросить привести какой-нибудь пример, демонстрирующий, как проходят практические исследования?

– Одним из важнейших практических исследований является проба вашей продукции. Собираете фокус-группу китайцев в России, например, студентов, приехавших по обмену. Если вы, к примеру, производите косметику, то раскладываете образцы на столе, а фокус-группа пробует их на себе. Кстати, российская косметика с натуральными ингредиентами может очень хорошо зайти в Китае.

– Каким образом лучше продвигать свою продукцию? Как выйти непосредственно на потребителя?

– Через интернет-магазины. Но их успех целиком зависит от того, насколько они адаптированы под привычный для китайцев вид. Все покупки китайцы совершают через соцсети и чаты, по магазинам они практически не ходят – торговые центры совершенно пустые. Чат или мини-приложение – вот способ связи с потребителем из Китая.

Китай – самый крупный экспортер и импортер для России. За последний год китайцы купили российской продукции на 60,5 млрд долларов, а продали своей продукции в Россию на 56,5 млрд долларов. Фото: иероглиф "Изобилие"

– С какими еще проблемами могут столкнуться наши предприниматели?

– Население Китая – более 1,4 миллиарда жителей. Подобный масштаб – это главная проблема, с которой сталкиваются наши предприниматели, потому что партнерам из Китая нужны именно объемы. Сегодня предложения по объему от российских предпринимателей очень малы. С этой проблемой мы сталкиваемся через раз в работе с нашими резидентами. Условно: у производителя меда за год всего получается две тонны меда. А китайцы меньше 10 тонн брать не хотят. Для них важно, чтобы в контракте был обозначен конкретный объем, который предприниматель обязуется поставлять ежеквартально – условно, не менее 3,5 тонны. Наших могло бы спасти расширение производства, но китайцы не будут в это инвестировать. Возможный вариант решения проблемы с несоответствием масштабов – кооперация производств внутри страны.

– Некоторые российские регионы все же поставляют мед в Китай. Любопытно, а соседняя Башкирия занимается этим?

– Нет. Этим занимается Алтайский край. В Башкортостане у нас изначально не было резидентов, которые занимались бы медом. Там ребята почти все сосредоточены на IT и на искусственном интеллекте.

– На какие еще отрасли стоит обратить особое внимание российским предпринимателям, желающим заработать на китайском потребителе?

– Это все, что считается натуральной, экологически чистой продукцией. Тот же самый мед, разные грибы, ягоды, в том числе и замороженные. Это и наша молочная продукция, сладости. Вот, допустим, китайцы очень любят наш торт «Медовик» – видимо, мы никак не сможем оставить тему российского меда в Китае. Они даже называют его русским тирамису. «Медовик» пользуется огромным спросом в провинции Хэйлунцзян, куда наши предприниматели его уже поставляют. В аэропорту города Харбина продаются «Медовики», произведенные в Хабаровске. Китайцы любят всё, что связано с производством мебели из натурального дерева, желательно дорогих пород. Также очень интересен им рынок наших IT, программного обеспечения. Все, что касается био-, нано- и медицинских технологий. Китайцы сегодня активно скупают не только технологии, но и людей, которые их разрабатывают. Таким специалистам китайцы готовы платить зарплату в пять, десять раз больше, чем эти разработчики получают в России. Китайцы занимаются некой интеллектуальной рентой. Они хотят, чтобы разработчики из России работали на их производствах, в их компаниях, в их лабораториях. Сегодня они проводят огромное количество разных конкурсов на стартапы, на идеи. Они готовы инвестировать в идеи, готовы дать миллион рублей просто для того, чтобы завлечь молодого человека к себе, в какую-то корпорацию или инициативную группу.

Удмуртия – важная площадка проведения инкубатора

– Каким путем инкубатор пришел в Удмуртскую Республику? Кто этому посодействовал?

– В определенный момент мне просто стало интересно следить за развитием республики с приходом к власти новой команды. Я увидела проект Made in Udmurtia – «Сделано в Удмуртии», активно следила за социальными сетями Александра Бречалова и Михаила Хомича. Примечательно то, как они отдаются своей работе, какое активное участие принимают в международных выставках, форумах, чего я раньше не наблюдала за республикой. Когда я предложила Михаилу Хомичу открыть инкубатор, он перевел меня на Корпорацию развития Удмуртии.

– Вашим куратором в Ижевске стала КРУ?

– Да. Еще в середине того года мы начали взаимодействовать с Корпорацией развития и пришли к мнению, что в Ижевске мы однозначно запускаем работу. Городом-партнером будет китайский Сиань – город, в котором много веков назад начинался Великий шелковый путь. 2 сентября запускается инкубатор в Сиане, а уже 20 сентября – в Ижевске. Все эти материалы есть на официальном сайте Российского союза молодежи.

– Существует ли у инкубатора возрастной ценз, или же заявку на участие может подать любой желающий?

– В связи с тем, что это молодежный инкубатор, возрастное ограничение – до 35 лет включительно. Но мы очень часто делаем исключения и приглашаем предпринимателей старше 35 лет. Если мы понимаем, что проект стоящий и он действительно может зайти в Китай, почему бы и нет?

Автор: Егор Сальнов