• 28 декабря 2020 16:15
  • 1 763
  • Время прочтения: 7 мин

От Вотской автономии – к Удмуртской Республике

От Вотской автономии – к Удмуртской Республике
Редакция «ДК» завершает цикл публикаций, посвященных 100-летию государственности Удмуртии. В последней статье цикла – основные вехи административно-территориального развития автономии.

Учреждение Вотской автономной области не завершило процесс формирования государственности Удмуртии, а по сути, лишь дало ему старт. Автономии предстоял долгий путь становления, и даже простое сравнение карты Вотской автономной области столетней давности с сегодняшней картой Удмуртской Республики показывает, сколь извилистым был этот путь.

Одним из главных административных вопросов оставался вопрос о столице области. Назначение ею Глазова было крайне неудобным решением. Расположенный практически на северной окраине возглавляемой территории, Глазов был крайне неудобен как центр управления, в особенности учитывая тогдашнее состояние транспортных коммуникаций. Южные районы оказывались практически предоставлены сами себе. И пример сарапульского «сепаратизма» мог оказаться заразительным. Поэтому, как только стало понятно, что Советская власть победила окончательно и ижевские мастеровые более не планируют никакого мятежа, столица была перенесена в Ижевск – самый крупный город области, находившийся вдобавок практически в ее центре. Решение было оформлено постановлением ВЦИКа от 10 июня 1921 года.

Через месяц с небольшим, 16 июля того же года, состоялся I съезд Советов Вотской автономной области, на котором был избран облисполком во главе с И.А. Наговицыным. Как крупнейшее организационное мероприятие съезд выделил основные проблемы и определил важнейшие задачи хозяйственного и культурного в области. Одной из главных проблем была названа слабость аппарата партийных и советских органов – молодому государству не хватало компетентных государственных деятелей.

В следующем 1922 году Вотская автономия вместе со всей Советской Россией вошла в состав СССР, став частью огромной страны. И вместе со всей страной она претерпевала тектонические изменения, происходившие тогда в Советском Союзе – индустриализацию и необходимую для нее коллективизацию, введение всеобщего среднего образования, развитие здравоохранения и десятки других процессов, кардинально менявших жизнь людей.

По мере роста благосостояния росли и духовные запросы. Название молодой автономии, образованное от экзонима, не устраивало национальную интеллигенцию и после ряда прошений область была переименована. Постановлением Президиума ВЦИК от 1 января 1932 г. было утверждено и объявлено: «Ввиду того, что коренное население ВАО в историческом и этнографическом отношении является удмуртским народом, переименовать Вотскую автономную область в Удмуртскую автономную область». Через полгода (28 июня) после такого, безусловно, комплиментарного национальным чувствам удмуртского народа решения неожиданно последовало довольно обидное подчинение автономии Нижнему Новгороду и включение ее в состав Нижегородского края. Внутреннее административное деление области также претерпевало регулярные пертурбации. В том же году было проведено укрупнение ряда районов и их общее число сократилось до восемнадцати. С карты Удмуртии исчезли такие районы, как Святогорский, Нылги-Жикьинский, Ново-Мултанский.

28 декабря 1934 года постановлением ВЦИК была образована Удмуртская Автономная Советская Социалистическая Республика. Тем самым статус Удмуртии в негласном рейтинге автономий стал на ступеньку выше. Но уже в 1935 году весы вновь качнулись в противоположную сторону: УАССР была включена в состав Кировского края. Эта странная для современного наблюдателя (республика в составе края!) ситуация продолжалась до принятия в 1936 году Конституции СССР, которая ликвидировала краевое деление. Одновременно слова «советская» и «социалистическая» в названии республики поменяли местами – в первую очередь социалистическая, и только потом – советская. Через год после принятия Конституции СССР – 14 марта 1937 г. на II Чрезвычайном съезде Советов была принята и первая Конституция Удмуртии. В Конституции были на высшем уровне закреплены достижения удмуртской государственности: государственными языками определялись удмуртский и русский, утверждался статус автономии в составе РСФСР.

1/2
2/2

Однако государственное строительство на этом не закончилось. Уже через полгода произошли очередные изменения в территориальном устройстве. Постановлением ВЦИК от 22 октября 1937 г. из Кировской области в состав Удмуртской АССР переданы Воткинский, Сарапульский, Каракулинский и Киясовский районы. Но и на этом процесс приращения территорий автономии не прекратился. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 9 ноября 1938 г. из Кировской области в состав УАССР был переведен ряд сельсоветов Вятско-Полянского, Кильмезского и Малмыжского районов. Из них в январе 1939 г. был образован новый, Кизнерский, район. Внутренняя структура территорий также в очередной раз поменялась. Видимо, для окончательного усмирения амбиций Сарапула, из состава Сарапульского района был выделен новый – Камбарский. После этого административно-территориальные изменения в республике резко сбавили ход.

Но жизнь продолжалась и для Удмуртии, как и для всего СССР, она была наполнена трудом и борьбой. В годы Великой Отечественной войны республика окончательно «специализировалась» как индустриальный, в первую очередь – военно-промышленный центр, производя для фронта огромное количество необходимого оружия. Эта «специализация» продолжала развиваться и в послевоенные годы. В результате с 1939 по 1970 г. доля городского населения в республике выросла с 26 до 57% – к концу советского периода большинство жителей УАССР трудились на заводах и фабриках. Объемы промышленного производства возросли в десятки раз.

За ударный труд своих жителей УАССР была награждена орденом Ленина (1958 г.), орденом Октябрьской революции (1972 г.) и орденом Дружбы народов (1972 г.).

Казалось, эти ордена будут вечно блестеть на Красном Знамени УАССР. Но «перестройка» дала новый старт административному переустройству Удмуртии. 20 сентября 1990 года Верховный Совет УАССР провозгласил суверенитет республики. Трудно сказать, понимали ли депутаты Совета значение этого слова, ведь провозгласив суверенитет, они de jure подняли «национально-освободительное восстание». Однако «инициатива с мест» получила полное понимание федерального центра: 24 мая 1991 года уже Съезд народных депутатов РСФСР принял поправку к Конституции РСФСР, в которой фактически отказался считать Удмуртию автономией и стал именовать ее Удмуртской Советской Социалистической Республикой – на равных с союзными республиками, менее чем через год разбежавшимися в разные стороны (не эту ли участь готовили Удмуртии и поборники «суверенитета»?). После такой поддержки процесс, как тогда говорили, пошел, и уже 11 октября 1991 года, то есть при формально еще живом СССР, Верховный Совет Удмуртии выбросил на свалку истории слова «советская» и «социалистическая» из наименования республики. Ордена Ленина, ордена Октябрьской революции, ордена Дружбы народов Удмуртская автономная советская социалистическая республика окончательно прекратила свое существование. На смену ей пришла Удмуртская Республика. Уже после распада Советского Союза, 21 апреля 1992 г., Съезд народных депутатов Российской Федерации внес новое наименование в Российскую Конституцию. Так начался постсоветский период истории нашей республики. Впрочем, этот период пока еще нельзя назвать историей. Это современность.

Андрей Солдаткин