• 21 марта 2022 09:50
  • 793
  • Время прочтения: 4 мин

«Витязь на распутье». Россия не стала покорно ждать уготованной ей судьбы и задумалась о собственном выборе

«Витязь на распутье». Россия не стала покорно ждать уготованной ей судьбы и задумалась о собственном выборе Фото: «Витязь на распутье», Виктор Васнецов, 1882 г. Холст, масло. 167×308 см. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
Украинский кризис высветил тектонические изменения как в геополитике, так и в национальной российской политике. Они проходят сегодня у нас на глазах с калейдоскопической скоростью. Полностью описать все новое, чего мы уже дождались и что еще только ожидает нас, в короткой статье невозможно, но ряд ключевых факторов и событий нельзя не упомянуть.

«Орали «Хайль!» осипшими басами, ревели «Ще не вмерла!» от тоски»

Сегодня, когда на Украине идет специальная операция по демилитаризации и денацификации, раздаются отдельные голоса, уверяющие, что с территории Украины никто России не угрожает, да и сама Украина не нуждается в помощи. О том, так ли это, свидетельствует судьба Галицкой Руси.

В настоящее время Галиция воспринимается всеми, и ею самой в том числе, как очаг неонацизма и ненависти к России. И почти невозможно представить, что в 1770 году она называлась Русским воеводством, а всего век назад многие жители этого региона мечтали о воссоединении с Россией (в то время они были подданными Австро-Венгерской монархии). С русскими людьми Галиции европейцы поступили страшно. Сначала через подкупленную местную интеллигенцию был запущен процесс переформатирования, манкуртизации народа: ликвидации исторической памяти, искажения языка. Через льготы для духовенства униатская церковь была превращена в антирусское сообщество (до того униаты довольно спокойно при возможности возвращались в лоно Православной церкви). Всего за полвека мероприятия австрийского генштаба превратили большинство галичан в «цээуропейцев». Оставшиеся в меньшинстве русские люди были частью (тысячи человек) физически уничтожены, частью – запуганы. В результате во Второй мировой войне гитлеровцы в лице эсэсовцев дивизии «Галичина» имели больших нацистов, чем были сами. Точно по тем же лекалам велось последние годы переформатирование украинского народа – теперь уже всего.

Американцы вообще не ахти какие выдумщики – они предпочитают проверенные технологии. Массовые захоронения на освобожденной территории свидетельствуют о том, что очень многие русские люди на Украине были убиты – так же как чуть более века назад были убиты русские Галиции. А судя по тому сопротивлению, с которым сталкивается специальная операция, многие жители Украины уже прошли этап нацификации (и закваской этого процесса послужили те самые галицкие наци).

Но может быть, Украине только того и надо? Вряд ли. Лучше всего происходящее сегодня описано в стихах украинского поэта В. Симоненко, обращенных к украинским прислужникам нацизма:

«Где вы прошли – пустыни и руины,

Для трупов не хватало больше ям.

Плевала кровью «Ненька Украина»

В хозяев ваших, прямо в хари – вам.

Вы пропили б ее, забыв о Боге,

Вы б выжили и нас с своей земли,

Когда бы Украине на подмогу

С востока не вернулись «москали».

«И мы сохраним тебя, русская речь, великое русское слово»

Николо Макиавелли сказал однажды: «[если у вас есть враг, то] войны нельзя избежать. Ее можно лишь отсрочить – к выгоде вашего врага». Если бы Российская армия не начала специальную военную операцию сегодня – завтра натовские ракеты и бомбы падали бы на российские города. Как они падали на головы сербов, ливийцев, иракцев. Подлетное время современных ракет с территории Украины к Москве – 5 минут. Вот для чего Запад так упорно продвигал границы НАТО на восток («дранг нах остен»): молниеносным ударом («блицкриг») лишить обороняющуюся сторону времени на реагирование.

Демилитаризация Украины серьезно уменьшает шансы Запада на нанесение безответного удара. Почему операция началась только сейчас? Потому что Россия, в отличие от Запада, крайне неохотно идет на военное решение проблемы. Прежде всего ведется настойчивый поиск мирных путей решения проблемы. Руководство нашей страны неоднократно предлагало западному блоку взаимовыгодное решение назревшего кризиса.

Запад отказался дать гарантии безопасности. России было предложено безропотно принять волю «цивилизованных» стран. По сути, Запад в своей характерной манере предложил выбирать между войной и позором. Позором подчиненного и уязвимого положения. Но Россия уже хорошо знает: если согласиться на предложенный Западом позор – в нагрузку к нему всегда приходит война. Это старая евроатлантическая стратегия – сначала деморализовать, а потом напасть. Поскольку деморализованного противника намного проще победить. На эту уловку наша страна поддалась в конце 80-х – и «в лихие 90-е» заплатила за позор капитуляции в «холодной войне» миллионами жизней. Заплатила сокращением населения, худшим, чем в «40-е, роковые». Сейчас было решено на позор не соглашаться.

«Мы знаем, что ныне лежит на весах

И что совершается ныне.

Час мужества пробил на наших часах,

И мужество нас не покинет».

Санкции спасут Россию?

Запад не стал вступать в открытый бой, а объявил России экономическую войну, потому что считает ее более эффективной, чем ковровые бомбардировки. Но насколько это верно в текущей ситуации? Западные политики и их российские коллаборанты утверждают, что из-за санкций экономике России придет конец. Российские пропагандисты говорят, что санкции ничего не смогут сделать с Россией. Кто прав? В той или иной мере – и те, и другие.

Экономике грабежа и спекуляций, построенной на вывозе из нашей страны природных богатств и финансовых средств, возможно, действительно придет конец. Американцы своим запретом на операции с российским госдолгом остановили заимствования, более чем странные на фоне бюджетного профицита и положительного внешнеторгового сальдо. Ограбление российских золотовалютных резервов делает бессмысленным вложение государственных финансов в американские бумаги. Остановка СП-2 затрудняет доставку в Европу российских углеводородов – их вывоз уменьшается, а цена растет. Конфискация вилл и яхт российских бизнесменов делает невозможным для них престижное потребление. По компрадорской буржуазии и дислоцированным в России структурам финансового интернационала, очевидно с целью спровоцировать их на бунт, нанесен страшный удар.

Но этот же удар может стать импульсом развития реального сектора российской экономики, началом производства в России широкого спектра собственной продукции – импортозамещения. Здесь стоит отметить, что нынешний пакет санкций далеко не первый. Так, восемь лет назад под санкции попала оборонная отрасль России. И сумела успешно провести импортозамещение. Если удалось отказаться от импорта в производстве сложнейшей военной техники – неужели не получится наладить выпуск собственных автомобилей?

А вот Западу придется трудно без импорта металлов и удобрений из России. Так, отказ от экспорта удобрений вызовет дефицит и повышение цен на продукты, поскольку Россия входит в пятерку ведущих мировых производителей этой продукции. Доля России в мировом экспорте никеля составляет 10-12%, титана – 13%, палладия – 40%. Россия является ведущим производителем неона, без которого невозможен выпуск компьютерных плат. Перечисление секторов мировой экономики, которые затронут или уже затронули антироссийские меры, может быть долгим. Не потому ли уже идут активные разговоры западных бизнес-кругов о том, что санкции пора прекращать?

Санкции также способны запустить и процесс национализации российских предприятий. И некоторые подвижки в этом направлении уже есть. Так, в конце февраля по новостным лентам прошла информация о том, что В.В. Путин распорядился направить триллион рублей на выкуп подешевевших акций российских предприятий. То есть речь идет о «мягкой» национализации. От того, как будет выполнено это поручение президента, зависит очень многое.

Война духа

Как бы ни пугали нас разрывы снарядов, как бы ни печалили финансовые проблемы – настоящая война всегда идет в духовной сфере. И никакие победы на фронте не приведут к расцвету России, если сохранится дух стяжательства, эгоизма, лени, который эффективно насаждается в нашей стране, как и во всем мире, через аффилированные с Западом массмедиа и образовательные структуры. Недаром недавно американцы вывели из-под санкций образовательные проекты западных стран в ДНР и ЛНР. Они прекрасно понимают, что через школу можно победить любой народ.

Поэтому, если нашей стране и суждено выстоять в противостоянии с Западом, сделать это можно только через отказ от западных моделей образования, навязанных нам врагом. Однако классическое образование построено на идеалах. И без них не работает. Остались ли в России еще идеалы? От этого в первую очередь зависит победа в противостоянии с Западом.

Андрей Солдаткин