• 30 сентября 2021 13:20
  • 7 022
  • Время прочтения: 6 мин

Секрет успеха от Григория Казакова: научитесь говорить «нет» и не склоняйте сотрудниц к интиму

Секрет успеха от Григория Казакова: научитесь говорить «нет» и не склоняйте сотрудниц к интиму
Деловой квадрат продолжает рубрику «Секрет успеха», где мы публикуем видео-интервью с известными персонами в сфере бизнеса и политики не только Удмуртии, но и России. Сегодняшним гостем программы стал психотерапевт Григорий Казаков.

Для удобства наших читателей мы публикуем на сайте расшифровку интервью и ссылку для тех, кто желает посмотреть видео-версию на нашем youtube-канале.

Пандемия, изоляция наложили отпечаток на каждого из нас. И, соответственно, на отношения, которые мы строим с другими людьми. Как отмечают психотерапевты, количество людей, нуждающихся в их услугах, выросло в разы. Интересный факт, который отмечают кондитеры, – количество сладкого, которое поглощают люди, тоже кратно увеличилось. Что же это такое, к чему мы идем? Почему мы так себя ведем? Все свои вопросы я задаю своему другу Григорию Казакову.

– Гриш, у тебя тоже увеличилось количество пациентов?

– Многократно. И уже полтора года, с момента объявления пандемии, у людей повысился уровень тревожности. И эту тревожность люди миксуют по-разному, кто-то действительно ее заедает, кого-то тянет на приключения. Увеличилось количество супружеских измен. Многократно. Люди стоят перед неизвестностью. Мы не понимаем до сих пор, во что мы вляпались, куда идет цивилизация и чем это все закончится и самое главное – когда.

– По какой причине увеличилось количество супружеских измен?

– Люди пытаются отвлечься от грустных мыслей по поводу пандемии. Ты же помнишь, вначале было отрицание, была модной теория заговора о том, что это все третья мировая война, что кто-то хочет нажиться. Пока ты сам или твои близкие не столкнетесь с этим серьезным заболеванием, в это плохо верится. Люди в такие тяжелые периоды пытаются отвлечься чем-нибудь. Либо тем, что занимаются экстремальными видами спорта. Супружеская измена – тоже экстремальный вид спорта.

– Мне хочется спросить вот о чем. Это, кстати, близко к супружеским изменам. Если человек, например, добивается какой-то цели, у многих же все поменялось – кто-то пошел в гору, а кто-то упал. Это естественно. И ради достижения цели на что только человек не способен. Скажи, пожалуйста, насколько здесь уместно говорить о сексе как об инструменте достижения цели в карьере, на работе?

– Когда я учился в медицинском институте, это было тысячу лет назад, у нас был преподаватель, который соблазнял студенток. В обмен на хорошие оценки на экзамене. Были девочки, которые шли на это. Ну, мне кажется, это вопрос выбора человека, его чувство собственного достоинства и ответственности.

– А чем руководствуется вышестоящее лицо, когда склоняет женщину к таким отношениям?

– Ты имеешь в виду то, что на Западе называется harassment? Со стороны мужчин – это желание доминировать. Обычное желание, но, на мой взгляд, это все-таки свойство не очень полноценного мужчины. Мне кажется, что идеальный вариант вообще любых отношений между людьми, не только между мужчинами и женщинами, – это сотрудничество. Затащить свою подчиненную в постель – это проявление не очень полноценного человека. Не очень уверенного в себе.

– А как же вот Харви Вайнштейн, знаменитый американский режиссер, которого спустя какое-то время, актрисы массово стали обвинять в домогательствах. Это превратилось в огромный скандал. Он, что, относится к категории неполноценных?

– В 2006 году, когда Владимир Владимирович Путин был с визитом в Израиле, он встречался там с премьером. И как раз где-то в эти же годы был скандал с президентом Израиля, его обвиняли в изнасиловании в прошлом десять женщин. Я думаю, что этот трюк был подстроенный, как и все в политике, и как будто были выключены микрофоны и Владимир Владимирович, обращаясь к премьеру сказал: «Ну, у вас, слушай, и президент! Трахнул десять женщин, мы от него такого не ожидали!

В политических играх использовать борьбу женщин за свои права – это пошло, потому что дискредитирует саму идею женской независимости. Я думаю, что эти штуки используются в политической борьбе. Другое дело – сфера искусств. Богемные отношения – это немножко другое. Я тебе недавно рассказывал, что был на концерте одного очень модного дирижера, и был поражен, насколько коллектив слаженно играет. Ну, просто – единый звук. И думаю, как же этого можно добиться с точки зрения технической? Покопавшись в Интернете, я обнаружил, что этот известный дирижер был в интимном контакте с очень многими солистками своего оркестра. И я понял, что эта слаженность объясняется тем, что, в общем, у него такой своеобразный гарем. Романы Тарковского с актрисами проводили к совершенно потрясающим результатам в творческой области. Они просто вдохновляли, были музами своего рода. Хотя некая разновидность харрасмента – это разновидность зависимых отношений.

– Что будет, когда наступает момент расставания. Он ведь наступит, в конце концов. Если сегодня известный режиссер завел отношения с одной женщиной из оркестра, потом с другой, потом с третьей.

– Мужики, которые ведут себя подобным образом, оставляя после себя дымящиеся обломки, они очень рискуют. Потому что коллективное зло предыдущих партнерш, оно, конечно, играет… У меня был такой интересный приятель, высокопоставленный, не здесь, в Татарстане, который в 70 лет закрутил роман с 20-летней секретаршей. Пострадал в первую очередь он сам. В 75 лет во время интимной близости его хряпнул инсульт.

– В рабочих отношениях. Шеф берет на работу сотрудницу и начинает приставать. И она находится под угрозой – либо ты увольняйся, либо вступай в отношения. Как поступить женщине? Он тешит свое эго?

– Мужчины не должны нести ответственность за женщину. Женщина должна сама за себя нести ответственность и выбирать, что ей ближе. Общее правило такое: если ты пришел на работу – работай. Потому что, как правило, конечно, если это не творческая область, эти отношения работе сильно мешают. Создают напряженные отношения в коллективе, как в группе, скрытую агрессию, зависть и так далее. Пришел на работу – работай. Любовью занимайся на стороне.

– Пришел на работу – работай и не предлагай сотруднице интим. То есть все-таки ты не рекомендуешь мужчинам опускаться до близости с сотрудницами.

– Не рекомендую. Несмотря на сложную обстановку, надо поискать какие-то другие способы отвлечения внимания от нашего будущего, непонятного и неопределенного, кстати. По сути дела, все давным-давно объяснил Зигмунд Фрейд, который создал понятие переноса. Пациенты влюбляются в своих докторов, ученики – в учителей, фанаты – в звезд шоу бизнеса и так далее. Эти отношения ничего близкого не имеют к реальности. Моя рекомендация – дружить, и органами, в частности, с представителями своего сословия.

– Тогда получается – генеральный директор дружит с замшей? Одного сословия?

– Плохо кончится.

– А если мы вернемся в начало нашего разговора, когда ты сказал об увеличившемся числе супружеских измен. Это к чему привело? К распаду семей или к фрустрации какой-то после окончания этих отношений?

– Ты знаешь хотя бы одного женатого мужика, который бы не изменял своей жене?

– Я не задавалась этим вопросом и не выясняла. Это норма, что ли?

– Любой женатый мужик изменяет своей супруге. Я понимаю, что это трагедия для второй, но история человечества идет к тому, что понятия нормы расширяются – признание гомосексуализма частью нормы, транссексуалы, существование нескольких полов, мы пока еще сопротивляемся, но скоро это к нам придет. Я, поскольку очень часто общаюсь с людьми, пострадавшими из-за супружеской неверности, прихожу к выводу, что, может быть, действительно, нам ее нормой сделать?

– Тогда получается, чтобы это было нормой, она должна быть с обеих сторон – со стороны мужчины и женщины? Сегодня сгульнул муж, а завтра – жена. Месть какая-то. Месть или равноправие.

– Идеальный вариант – заниматься любовью не с женой, предварительно с нею разведясь. Потому что в любом случае, если это совершается во время брака, это манипуляция противоположной стороной. А если жена в отместку мужу заводит роман на стороне, это уже манипуляция чистой воды. Однако я знаю семьи, довольно здоровые, которые договорились: у тебя своя жизнь, у меня – своя, у нас общие дети, общая территория, общий бизнес, допустим. И давай как-то так, как договорились.

– Это ведь какая-то нечестность в отношениях. Мы с тобой договорились, решили. А дети? Дети, они ведь, наверное, чего-то хотят другого? Не того, что папа с тетей гуляет, а мама – с дядей?

– Чаще всего дети вообще в этих семейных играх используются как прикрытие. Скажи мне, пожалуйста, вот ребенок, который еще ничего собой не представляет абсолютно. Почему мы должны ориентироваться на него? На его интересы, а не на собственные? Сначала мама в самолет масочку надевает, потом дает ребенку? Сначала медведица нажирается лососей, а потом она кормит уже своих медвежат. Здоровый эгоцентризм в какой-то степени. Цивилизованное человечество сейчас страдает от недостатка агрессивности.

– Почему это происходит?

– Потому что всем детям в детстве говорят: если ты будешь кусаться, щипаться, плеваться, с тобой никто не будет дружить. И знаешь, такое современное общество, причем, обрати внимание, с войнами, с появлениями норвежских Брейвиков. Где тонко, там рвется. Чем цивилизованнее общество, тем появление этих маньяков выше. Потому что человек по своей сути – существо хищное, агрессивное, и когда человек не может постоять даже за себя, ну, делает книксены, какие-то приседания в сторону.

– Насколько отсутствие или присутствие агрессии влияет на снижение или повышение этой тревожности?

– Тревожность – это и есть подавленная агрессия.

– Дай рецепт тогда, как из этого выйти? Чтобы налево-направо не ходить.

– Рецепт универсальный – научиться перестать разговаривать по-японски. японцы – нация, которые не говорят слово «нет». Абсолютно, нет. Научиться говорить «нет».

– Агрессия подавленная, а как ее вытащить? И как выйти из ситуации, когда действительно многие оказались в ней – муж изменил, я лишилась работы. Что, что делать?

– Ни к чему не относиться серьезно. Ни к чему не относиться слишком серьезно. Мне кажется, что люди слишком серьезно ко всему относятся. Ко всему абсолютно – к работе, к семейным ценностям. К детям очень серьезно относятся. Мне кажется, это проекция озабоченности собой на весь окружающий мир.

– Что ж, попробуем.