• 20 мая 2020 13:48
  • 2 201
  • Время прочтения: 5 мин

ООО «Завод «Буммаш»: твердость в поражениях и удачах

ООО «Завод «Буммаш»: твердость в поражениях и удачах
Заводы похожи на людей: у каждого свои характер и судьба, цели и средства к их достижению. Из этих компонентов в общественном сознании складывается образ завода, его социальный портрет, в основе которого всегда лежат базовые характеристики, тяготеющие к простым и понятным полюсам: «уважаю/не уважаю»; «верю/не верю»; «родной дом/чужая сторона». Продолжая эту аналогию, можно сказать, что нынешний коллектив ООО «Завод «Буммаш», используя «старый» холст, на котором отложились и былая громкая слава предприятия, и его недавняя агония, пишет новый портрет своего предприятия. Портрет, в котором все явственнее проступают основные черты: твердость в неудачах и успехах, надежность и их обязательные спутники – вера в свои силы и самоуважение. Такого рода портреты – результат коллективных усилий. И подробнее о них расскажет руководитель коллектива Олег Лашкарев.

– Олег Николаевич, что сильнее всего порадовало вас за полтора года работы ООО «Завод «Буммаш»?

– Пожалуй, тот факт, что мы, вопреки многочисленным скептикам, получили по итогам 2019 г. положительный результат. Завод сработал с прибылью и тем самым укрепил веру в себя и в свои силы. Это касается и рабочих, и инженерно-технического персонала, и сотрудников коммерческого отдела (о значении этого отдела, я надеюсь, мы сегодня поговорим отдельно).

– Хорошо. Но мы уже заметили, что морально-волевая составляющая успеха для вас не менее важна, чем материальная.

– Я по достоинству оценил, как вы выразились, «морально-волевую составля-

ющую успеха» в тот период, когда судьба нашего предприятия буквально висела на волоске. И без этой составляющей нам бы ни за что не удалось выжить и, не побоюсь этого слова, возродиться. Конечно, огромную роль в том, что мы сработали с прибылью, сыграл и наш профессионализм: мы стараемся (и это у нас получается) не делать глупостей и ошибок, а если где-то и ошибаемся, то не стесняемся признать ошибку и исправить ее. Мы не боимся сложных заказов и новых сфер деятельности. А если говорить о материальном выражении результатов нашей работы в 2019 году, то вот он: мы продали своей продукции на 1 миллиард 700 миллионов рублей, заплатили в бюджеты всех уровней 200 миллионов рублей налогов, всегда вовремя выплачиваем заработную плату и заключили новые контракты.

– Теперь немного о другом. Ваше предприятие возродилось не на пустом месте. Вместе с цехами, оборудованием, инфраструктурой вам досталась и определенная модель производства. Как кажется, уже не совсем актуальная.

– Я бы разделил свой ответ на две части. Да, нам достались оборудование и технологии. Это, так скажем, заданные условия, изменение которых очень длительный и затратный процесс, регулируемый внешними обстоятельствами (спецификой заказов и требований). Но производственная модель включает в себя и взаимоотношения в коллективе. Восстанавливая завод, мы постарались избавить людей от некоторых иллюзий. Многие же считали: «завод выживет сам по себе, без моего участия, кто-то обязательно придет, завалит деньгами и заказами». Эти иллюзии удивительно живучи и крайне непродуктивны. Нам нужно было развернуть вектор на 180 градусов – с веры в «доброго дядю» на веру в свои силы. Люди должны были понять: если мы сами не справимся, никто за нас ничего делать не будет.

– И они поняли?

– Да. И тут, как ни парадоксально, положительную роль сыграл стресс, пережитый людьми в период банкротства и почти поголовного увольнения. Однажды проснувшись безработным, человек начинает по-новому смотреть на многие вещи, лучше понимает смысл поговорки «что имеем – не храним, потерявши – плачем». Поэтому и возвращались люди к нам уже другими – более зрелыми, ответственными, самостоятельными и инициативными. Вот этой качественной трансформацией нашего коллектива я очень дорожу.

– Да. И тут, как ни парадоксально, положительную роль сыграл стресс, пережитый людьми в период банкротства и почти поголовного увольнения. Однажды проснувшись безработным, человек начинает по-новому смотреть на многие вещи, лучше понимает смысл поговорки «что имеем – не храним, потерявши – плачем». Поэтому и возвращались люди к нам уже другими – более зрелыми, ответственными, самостоятельными и инициативными. Вот этой качественной трансформацией нашего коллектива я очень дорожу.

– Эта трансформация не единственная?

– Конечно, нет. Поменялась и структура предприятия. Мы существенно сократили управленческий персонал, повысили ответственность руководителей. Зона ответственности каждого сегодня очерчена четко и конкретно, устранены дублирование и «серые» зоны, за которые раньше отвечали все, то есть никто. Хотя на первых порах начальникам цехов приходилось и брать на себя поиск кадров, и садиться в свой автомобиль и ехать, допустим, за средствами индивидуальной защиты или какой-то мелочью. Теперь такие истории большая редкость, и каждый занимается своим делом. До систем 5S или «Канбан» нам далеко, они – удел богатых и технологически продвинутых предприятий с долгой непрерывной историей. Мы держимся ближе к жизни, опираемся не на «хотелки», а на реальность.

– Которая чаще груба и прозаична…

– Совершенно верно. Для нас она обернулась острой необходимостью создать людям нормальные бытовые условия. Поэтому мы взялись за серьезный ремонт раздевалок, санузлов, душевых (кафель на стенах, керамогранит на полу, современная сантехника). Уже сегодня бытовые условия принципиально отличаются от тех, что были раньше. Одновременно восстанавливаем полы, монтируем современное освещение, чистим, моем и красим оборудование, чтобы оно соответствовало требованиям СанПиН. Наступает весна, и мы снова займемся асфальтовым покрытием на территории завода, внешней отделкой зданий и сооружений. Все это важная часть производственного процесса.

– И все-таки не душем единым…

– Восстановив технологический потенциал предприятия, мы поняли, что следующим шагом должно стать развитие коммерческой, маркетинговой сети. Правы опытные капиталисты: продать продукт не менее важно, чем его изготовить. Поэтому мы зарегистрировались на всех крупнейших тендерных площадках, где разыгрывают свои заказы государственные компании, и укрепляем нашу коммерческую службу. Сегодня это самый сложный и важный вопрос. Мы стараемся идти двумя путями: не отказываемся от старых специалистов, ценим их опыт, и не боимся брать молодежь, не обольщаясь насчет того, что они придут к нам уже готовыми специалистами. Мы их учим, отправляем на стажировки и т.д. Главное, чтобы они были мотивированными, целеустремленными и порядочными людьми. Конечно, если к нам придет коммерсант с опытом работы в нашей сфере, мы тоже вряд ли ему откажем.

– Мотивированность вы поставили на первое место. А это, в первую очередь, зарплата. На «Буммаше» можно хорошо заработать?

– Можно. Средняя зарплата по заводу – 38 тысяч рублей. Если сравнить с предприятиями ОПК республики, за которыми стоят госкорпорации, то это золотая середина. Но специалисты высокого класса получают значительно больше, а зарплата некоторых рабочих не отличается от зарплаты начальника цеха. Такие люди очень требовательны к оценке своего труда, и я с удовольствием иду им навстречу. А остальным предлагаю повысить свою квалификацию, встать за самый крупный в республике токарный станок или поработать сверхурочно.

– Такая зарплата обеспечена заказами вашей головной компании ПАО «Татнефть»?

– Отчасти – да. «Татнефть» дала нам определенный толчок, мы оправдали ожидания своей головной компании и благодарны ее руководству за то, что, имея огромное количество внешних поставщиков, оно приняло жесткое решение: пока свои заводы не наполнятся заказами, на стороне их не размещать. Такова политика главы «Татнефти», и поэтому в линейке нашей продукции доля заказов головной компании достаточно высока. Но, получив новые компетенции и обучив людей, накопив опыт работы, особенно в сварочном производстве и в машиностроении, мы начали работать с крупными предприятиями, которые входят в периметр ПАО «Газпром». Сейчас на нашем сборочном участке находятся 3 огромные сушильные печи для одного из газпромовских НПЗ, а буквально сегодня отгружаем первую партию комплектующих для Амурского ГПЗ. Мы увеличиваем линейку оснастки для предприятий ОПК, вернули себе часть компетенций для Морского регистра и сегодня делаем изделия для наших военных кораблей.

– Как-то просто у вас получается: взялись и делаем.

– Не буду утверждать, что все у нас получается с первого раза. Где-то нам приходится выезжать в командировки и устранять свои огрехи. Здесь правильнее сказать, что, доверяя нам какие-то серьезные изделия, заказчики не столько уверены в нашей безупречности, сколько в том, что мы, безусловно, будем исправлять любые замечания специалистов. Принцип «клиент всегда прав» для нас непререкаем.

– С какими планами завод вошел в 2020 год?

– С самыми амбициозными. Мы должны вдвое увеличить объем товарной продукции. И мы его увеличим за счет укрепления своих позиций на российском рынке нефтяного и химического машиностроения – здесь есть большой потенциал для роста. Но и на рынки республик бывшего СССР нам путь не заказан. Надо отдать должное Правительству Удмуртии, которое организовало бизнес-поездку в Беларусь. Мы наладили контакты с торговым представительством России в Беларуси, с крупными белорусскими предприятиями, отправили им свои коммерческие предложения, укрепляем личные связи, чтобы в будущем избежать ненужных посредников.

Но решение всех этих задач упирается в кадровый вопрос. В «предыдущей жизни» на заводе работало 1200 человек. Сегодня – 760. Нам как воздух необходимо еще человек 300 – станочников, сварщиков, слесарей механосборочных работ, конструкторов, технологов. Ищем людей и в Ижевске, и в других городах. Готовы даже возить их в Ижевск и уже договорились с транспортниками о доставке рабочих из Воткинска. На новом витке истории для нас снова стал актуальным лозунг «Кадры решают все!». Уверен, что мы решим эту задачу и выполним все, что запланировали.

Виктор Чулков