• 20 мая 2020 16:02
  • 5 815
  • Время прочтения: 10 мин

Кому война, а кому... Мировой рынок оружия в 2019 году

Кому война, а кому... Мировой рынок оружия в 2019 году
В 2019 году еще более отчетливо проявились обозначившиеся ранее тенденции на мировом рынке вооружений. Число экспортеров растет, и, соответственно, традиционные лидеры рынка сохраняют свои позиции в абсолютном выражении и снижают показатели в относительном. Существенно изменяются формы ведения бизнеса, повышается роль политического фактора – вплоть до прямого запугивания, шантажа и санкционного давления. Представления о рыночной конкуренции все более превращаются в миф. Все эти обстоятельства оказывают влияние и на объемы военно-технического сотрудничества России.

Бюджетный рекорд десятилетия

В феврале 2020 года лондонский Международный институт стратегических исследований (IISS) подготовил доклад, содержащий анализ оборонных бюджетов различных стран. В соответствии с ним в 2019 году мировые военные расходы составили более 1,7 трлн долларов и увеличились на 4% по сравнению с 2018 годом. Это максимальная величина за последние 10 лет.

Согласно статистике, состав группы стран с наибольшими военными расходами в 2019 году не изменился.

Мировым лидером неизменно остаются США, оборонный бюджет которых превысил 684 млрд долларов. На США приходится 40% общемировых военных расходов, которые не снижаются, несмотря на громкие заявления о необходимости сократить участие в военных конфликтах на Ближнем Востоке и в Средней Азии.

Увеличение военных расходов США обусловлено программой закупок вооружений, принятой администрацией президента Трампа. Только на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, а также на приобретение военного оборудования и снабжение Вашингтон потратил 201 млрд долларов.

Бюджет Китая на военные нужды вырос в 10 раз за период с 1994 года. В 2019 году Пекин увеличил расходы на 7,6%. Страна продолжает оставаться региональным лидером по затратам на оборону с долей в 60%.

Шесть из десяти наиболее выросших оборонных бюджетов принадлежат государствам Европы. Страны-члены НАТО должны тратить на оборону не менее 2% от своего валового внутреннего продукта. В 2014 году этого показателя достигли всего четыре участника НАТО – Великобритания, Греция, США и Франция. В 2018 году уже восемь из двадцати восьми стран обеспечивали выполнение финансовых условий – это Эстония, Латвия, Литва, Великобритания, Турция, Польша, Румыния и Греция. А по итогам 2019 года сразу десять членов Североатлантического альянса (Болгария, Великобритания, Греция, Латвия, Литва, Польша, Румыния, США, Франция, Эстония) довели уровень своих оборонных затрат до 2% ВВП.

В Восточной Европе наибольшие суммы на военные нужды выделили Украина, Польша, Болгария, Латвия и Литва, что вызвано провоцированием ощущения нарастающей угрозы со стороны России. И это несмотря на то, что российские военные расходы сокращаются. Более того, по информации альтернативного источника – Стокгольмского международного института исследования проблем мира (SIPRI), Российская Федерация и вовсе опустилась на шестое место по расходам на военные нужды и не вошла в пятерку впервые с 2006 года.

Тем не менее даже с учетом снижения расходов Россия фактически тратит на армию больше, чем большинство стран Европы.

Экспорт – снова рост

Общемировая тенденция увеличения расходов на закупку вооружения и военной техники соответствующим образом ведет к расширению объемов экспорта и импорта продукции военного назначения.

В ежегодном докладе SIPRI отмечается, что в 2015-2019 годах объем международной торговли вооружением возрос на 5,5% по сравнению с предыдущим пятилетним периодом.

Самый заметный рост продаж по сравнению с 2010-2014 годами продемонстрировали США (23%) и Франция (72%).

В 2015-2019 годах объем экспортных поставок основных видов вооружений из США был на 76% выше, чем из России – второго в мире экспортера вооружений.

Министр обороны России Сергей Шойгу и заместитель председателя Правительства РФ по вопросам ОПК Юрий Борисов на открытии форума «Армия-2019»

США поставили оружие 96 странам мира и занимают 36% рынка. Половина американского экспорта пришлась на страны Ближнего Востока, из них 50% – на Саудовскую Аравию. Несмотря на попытки Конгресса ограничить экспорт вооружений в Саудовскую Аравию (КСА), все поставки, включая 30 боевых самолетов, продолжились в 2019 году (73% импорта оружия в КСА приходится на США). В мае 2019 года президент США Дональд Трамп лично протолкнул сделку по продаже оружия на сумму 8 млрд долларов в КСА и ряд других ближневосточных стран. В июле он заявил, что блокирование продажи оружия Саудовской Аравии ослабит глобальную конкурентоспособность Америки и нанесет ущерб важным отношениям США с их союзниками и партнерами.

Экспорт вооружений США в Европу и Африку в 2015-2019 годах увеличился на 45% и 10% соответственно. В Азию и Океанию – сократился на 20%, в частности, снизились поставки в Индию, Пакистан, Сингапур, Южную Корею и на Тайвань. Наибольшим спросом пользуются системы ПВО, бронетехника, ракеты и спутники. Кроме того, в Европе, Австралии, Японии и на Тайване вы-

рос спрос на американские военные

самолеты.

Российская доля

Россия сохранила второе место среди крупнейших экспортеров вооружений и военной техники, однако, по утверждению SIPRI, продажи ее продукции военного назначения за 2015-2019 годы уменьшились на 18%.

В отчете SIPRI за 2018 год уже говорилось о снижении объема поставок продукции российского ВПК на 17%. В «Ростехе» тогда заявили, что данные не соответствуют действительности, поскольку за последние десять лет фиксируется рост объемов продаж по линии военно-технического сотрудничества (ВТС).

Тем не менее, по мнению экспертов института, сокращение российского экспорта обусловлено, прежде всего, падением поставок основному покупателю - Индии. И это падение не удалось компенсировать контрактами с Ираком и Египтом.

Информация SIPRI расходится с российскими официальными данными. В частности, заместитель министра обороны России Александр Фомин сообщил, что объем экспорта российской военной продукции в 2019 году превысил 15,2 млрд долларов. При этом в течение предыдущих трех лет экспортные поставки российского оружия составляли до 15 млрд долларов в год.

В 2019 году заказчиками российской военной продукции стали почти 50 стран, было подписано более 800 контрактов. Ранее директор Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству России Дмитрий Шугаев говорил, что портфель экспортных заказов России навооружение и военную технику оценивается примерно в 55 млрд долларов и остается стабильным в течение нескольких лет, несмотря на западные санкции.

Кроме того, сегодня Россия учитывает ситуацию с пандемией коронавируса, и ее система ВТС способна выдержать последствия угрозы. По словам генерального директора «Рособоронэкспорта» Александра Михеева, дополнительные возможности открываются благодаря применению различных внешнеторговых механизмов, включая офсетные программы, предоставление кредитов, встречные бартерные поставки. Это позволяет российским поставщикам быть гибкими и адаптироваться к непрерывно меняющемуся миру.

В структуре экспорта традиционно высока доля авиации. Отмечен рост экспорта техники ПВО – в основном за счет реализованных поставок систем С-400 в Китай и Турцию. С 2021 года ожидается начало поставок таких же систем в Индию. С-400, а также потенциальные поставки новых ЗРК «Викинг» и «Тор-М2Э», смогут увеличить долю ПВО в структуре продаж до 25-30%. Объем военно-морских вооружений – чуть более 5 млрд долларов. В последнее время выросли показатели в сегменте стрелкового вооружения.

В страны Африки в 2019 году было поставлено продукции на 4 млрд долларов, а портфель заказов составил 14 млрд.

Экспорт в страны Ближнего Востока держится на отметке около 2 млрд долларов в год. При этом за минувшие пять лет экспорт в регион возрос на 30%. Основными покупателями российской продукции военного назначения стали Египет (49%) и Ирак (29%). По отношению к показателям 2010-2014 годов рост экспортных объемов в Ирак составил 212%, в Египет – 191%.

Ряд крупных контрактов, подписанных в предыдущие годы, например, на поставку Каиру российских систем ПВО С-300 и авиации, обеспечили существенную долю поставок из РФ в египетском импорте ВиВТ (более 30%). Следует отметить, что к концу 2019 года Россия поставила Египту 39 истребителей МиГ-29М и 46 боевых вертолетов Ка-52 «Аллигатор».

Портфель заказов Индии составляет более 14 млрд долларов. С 1991 по 2019 год Дели была поставлена продукция на 70 млрд долларов, причем на 15 млрд долларов – в 2017-2019 годах. Проводимая Индией политика диверсификации поставщиков вооружений привела к сокращению импорта оружия из России и увеличению импорта продукции из других стран, в частности, из Израиля и Франции.

В части ВТС со странами СНГ следует выделить Белоруссию, ежегодный оборот с которой составляет 500-600 млн долларов, из которых до 70% приходится на поставки из Белоруссии.

В 2020 году продолжится согласование с Китаем контракта на совместную разработку тяжелого вертолета АС332AHL, обсуждение с Малайзией поставок вертолетов Ми-35, Ми-8, Ми-17 и Ка-23А11ВС, с Мексикой – поставок самолетов Бе-200.

На этапе технической рабочей группы осуществляется обсуждение поставок вертолетов Ми-171/Ми-17 в ряд стран Азии и Океании. В отношении одного контракта осталось решить вопрос с проведением платежей, по другому – уже одобрен российский экспортный кредит.

Из стран Ближнего Востока получены запрос на ПЗРК «Панцирь-С1», а также на демонстрационные испытания БПЛА «Орион-Э». Уже известно, что на БПЛА имеется потенциальный покупатель.

Кроме того, Россия планирует принять участие в ряде международных тендеров в странах Азии и Латинской Америки, включая тендеры на поставку истребителей, вертолетов и подводных лодок.

ВТС России продолжает осуществляться в условиях санкций со стороны США. Санкции носят многоступенчатый характер и направлены как непосредственно на РФ, так и на отдельные юридические и физические лица, а также на партнеров по ВТС. Вашингтон не только препятствует заключению новых контрактов, но и активно пытается сорвать исполнение уже заключенных.

Однако если в СМИ уже появлялись сообщения о возможном отказе Индонезии от закупки российских самолетов СУ-35, то, например, Индия не поддалась на угрозы и подписала ряд крупных

договоров.

В любом случае, прогноз известного специализированного издания Jane’s Defence о том, что наша страна к 2020 году утратит второе место в мире по экспорту вооружения, на настоящий момент однозначно не оправдался.

Колесный вариант амфибийной платформы с пусковой установкой ПТУР HJ-10 Red Arrow от китайской корпорации Norinco на выставке IDEX 2019 в Абу-Даби

Наступают на пятки

Конкуренция на мировом рынке со стороны других стран-поставщиков, постепенно накапливающих соответствующие компетенции, усиливается.

Французская военная промышленность получила выгодные контракты на поставки в Египет, Катар и Индию. Объем французского экспорта в 2015-2019 годах достиг самого высокого уровня с 1990 года – он вырос на 72% по сравнению с предыдущим пятилетием, а доля Франции на рынке достигла 7,9%.

Согласно докладу SIPRI, по итогам 2019 года в список десяти крупнейших экспортеров оружия впервые вошла Южная Корея, ее продажи увеличились на 143% по сравнению с 2010-2014 годами. Кроме того, достиг рекордного уровня экспорт вооружений из Израиля, который вырос на 77%.

Хотя темпы роста китайского экспорта существенно снизились, Китай остается пятым крупнейшим экспортером оружия, а число получателей китайской продукции возросло с 40 в 2010-2014 годах до 53 в 2015-2019 годах.

Впервые Китай вошел в число пяти крупнейших мировых поставщиков ВиВТ в 2013 году, вытеснив Великобританию. Хотя стоит принять во внимание, что основными покупателями китайского оружия являются не самые богатые и не слишком притязательные армии – Пакистан, Бирма и Бангладеш. Китай поставляет за рубеж артиллерию и системы залпового огня, зенитно-ракетные комплексы и наземную бронетехнику.

Исторически в XX веке Китай импортировал оружие, в том числе и российское. В период с 1999 по 2006 год на долю Пекина приходилось 34-60% объема российского экспорта основных видов вооружений. Китай приобретал боевые самолеты, бронетехнику и военные корабли. Но ближе к рубежу веков основной целью закупок стало освоение технологий и организация собственного производства. Опасения России о возможности обратного инжиниринга полностью оправдались. Всего через несколько лет после того, как Россия поставила истребители Су-27, Китай выпустил истребитель J-11. Новые китайские ракеты класса «земля-воздух» очень походили на российские платформы С-300. Китайские подлодки демонстрировали особенности российских субмарин проектов 877 и 636. Даже новейший сверхзвуковой учебный L-15 и легкий штурмовик HQ-9 имеют признаки «заимствования».

Развитие собственных возможностей сместили акцент с закупки готовой продукции на импорт комплектующих (например, двигателей). Усилия не принесли относительно быстрого результата только в области вертолетостроения – Китай еще не освоил производство двигателей, трансмиссий и роторов. В этой области импорт из России остается значительным. Справедливости ради следует отметить, что Китай успешно осваивал производство реплик вооружений и других стран (даже американских ракет «Першинг»).

Одновременно с уменьшением потребности в российском импорте Китай превращался в активного экспортера, причем на рынки, которые до этого принадлежали России. Оружие с маркировкой Made in China появилось в Алжире, Нигерии, Венесуэле, Индонезии и даже в странах бывшего СССР – Туркменистане и Таджикистане. И это уже не бесплатные поставки в слаборазвитые страны Африки. На текущий момент единственные важные рынки, где Россия еще не сталкивается с китайской конкуренцией, – это Индия и Вьетнам. Но здесь причины носят исключительно политический характер.

Размер китайской экономики и огромные трудовые ресурсы, сильная финансовая и промышленная база будут способствовать развитию новых военных технологий, что уже сейчас заметно в области электроники и композитных материалов. У китайской оборонки не только огромный государственный оборонный заказ, но и очень высокая (до 50% и более) доля гражданского производства. По оценке SIPRI, Китай уже оттеснил Россию на третье место в мире по объему производства вооружений.

Кто вооружается?

По данным SIPRI, по итогам 2019 года крупнейшими импортерами оружия являются Саудовская Аравия, Индия, Египет, Австралия и Китай, которые совокупно приобрели 36% всего общемирового объема импорта.

В 2015-2019 годах объем импорта оружия государствами Ближнего Востока увеличился на 61% по сравнению с предыдущим пятилетним периодом и составил 35% мирового объема импорта вооружений.

Саудовская Аравия второй год подряд стала крупнейшим в мире импортером оружия, а ее доля в мировом объеме импорта достигла 12%. Несмотря на «обеспокоенность» США и Великобритании по поводу военной интервенции КСА в Йемен, крупномасштабный экспорт в Саудовскую Аравию продолжился. 73% вооружений в Саудовскую Аравию поставлялось из США, 13% – из Великобритании.

Импорт оружия Египтом в 2015-2019 годах вырос в три раза по сравнению с 2010-2014 годами, и эта страна заняла третью строчку в рейтинге. Турецкий импорт оружия был на 48% ниже, чем в предыдущую пятилетку, несмотря на то что страна вовлечена в конфликты в Ливии и Сирии. Объем импорта в Бразилию в 2015-2019 годах был самым высоким в Южной Америке, и, несмотря на сокращение объема закупок на 37%, на страну пришелся 31% всего импорта оружия в регионе.

Новые времена, новые нравы

В целом, 2019 год характеризуется ростом объемов мирового рынка вооружений, что объясняется как усилением напряженности в некоторых регионах планеты, так и увеличением цен на продукцию военного назначения.

Всего за прошедшие 20 лет продажи увеличились приблизительно с 28 млрд долларов в 2000 году до 85 (по другим данным – 92) млрд долларов в 2019 году.

При этом возможности участников рынка применять стандартные решения по продвижению изделий все более сокращаются. Для успешной реализации экспорта продукции военного назначения требуется выработка новых, более гибких подходов к взаимодействию с потенциальными заказчиками.

В интервью агентству «РИА новости» генеральный директор АО «Рособоронэкспорт» Александр Михеев не согласился с тем, что Россия стагнирует в области экспорта вооружений. Необходимо учитывать, что международный рынок ВТС крайне консервативен и растет примерно на 1-2% в год, и наша страна также демонстрирует движение вперед. «Рособоронэкспорт» активно осваивает новые сегменты рынка, включая гражданское и служебное оружие, продвигает новые образцы продукции военного назначения – самолет Су-57Э, РЛС наблюдения космических объектов «Сула», ЗРК «Викинг» и «Тор-Э2», автоматы Калашникова 200-й серии, средства противодействия беспилотным летательным аппаратам всех классов и т.д.

По мнению заместителя председателя Правительства РФ Юрия Борисова, значительного роста экспорта оружия из России не ожидается, особенно в условиях нарастающего санкционного давления. В современных условиях успешное развитие оборонных предприятий зависит от сбалансированного сочетания ключевых составляющих – ГОЗ, ВТС и производства гражданской продукции.

При подготовке статьи использованы материалы сайтов: iiss.org, sipri.org, dfnc.ru, ria.ru, armstrade.org, roe.ru, fsvts.gov.ru, rbc.ru, lenta.ru, ihs.com, tass.ru, gazeta.ru.

Андрей Барышников