• 24 апреля 2019 14:33
  • 1 400

Космос: раскрытая угроза

Космос: раскрытая угроза
«Люди столь злобны, что готовы убивать друг друга даже на дне морском» – с такими словами Леонардо да Винчи уничтожил чертежи придуманной им подводной лодки. Великий изобретатель как в воду глядел: субмарины стали страшным оружием, и в мировых войнах не было более эффективного средства уничтожения людей в море.

Братья Монгольфье, создавая свои воздушные шары, полагали главным их назначением увеселение парижской знати. И хотя они допускали использование своего изобретения в военных, прежде всего – разведывательных целях, вряд ли случившиеся спустя век с небольшим бомбардировки «цеппелинами» мирных городов могли уложиться в их умные головы. Но тут речь шла хотя бы о сотне с лишним лет. А вот между появлением аэроплана братьев Райт и воздушными дуэлями прошло менее четверти века.

Всякий раз, осваивая новую стихию, человек приходил в нее вооруженным до зубов. Единственным исключением из этого правила, на первый взгляд, стало освоение космоса. Но это только на первый взгляд.

Сегодня не существует ни космических бомбардировщиков, грозящих засыпать бомбами с орбиты вероятного противника, ни космических эсминцев, готовых сбить вражеский спутник, ни других летальных систем вооружений, размещенных за пределами земной атмосферы (по крайней мере, вслух об этом никто не говорит). Однако здесь применима старая поговорка: «это – не заслуга, а недоработка». Во всяком случае, работы по созданию космического оружия активно шли и в США, и в СССР.

Первые искусственные спутники земли и пришедшие им на смену космические корабли никакого оружия не несли. Они сами были оружием – оружием идеологической борьбы. Но по мере того, как силы участников в космической гонке практически сравнялись, пришло понимание, что лучшим подтверждением верности идеологии является ее превосходство в бою («Бог всегда на стороне больших батальонов»).

Космические постовые

Уже в 1960-е в СССР в значительной мере была реализована идея «космического бомбардировщика». Правда, атаковать территорию противника ракета Р-36орб (орбитальная) должна была на манер камикадзе. Но зато ее путь к цели пролегал по низкой околоземной орбите, а значит, она была полноценным искусственным спутником Земли. Теоретически эта ракета могла неограниченное время «висеть» на орбите, а затем спикировать в нужную точку.

На практике, конечно, этого не требовалось – достаточно было одного витка. Космическая ракета обладала тем преимуществом перед баллистической, что имела неограниченную дальность полета и могла заходить на цель с любой точки околоземного пространства – хоть со стороны Южного полюса, с которой у США в тот момент не было противоракетной защиты. Разработка Р-36орб началась в 1962 году, а уже в 1969 году три полка «орбитальных бомбардировщиков» с 18 пусковыми установками заступили на боевое дежурство на космодроме «Байконур». Боевое дежурство было окончено в 1983 году, по Договору ОСВ-2 (кстати, тот факт, что США настояли на включение этих ракет в ОСВ-2, свидетельствует об их высокой оценке данного проекта). Наследником Р-36орб является современный, широко разрекламированный «Циклон».

В 1960-е в СССР разрабатывались также перехватчики «Союз П» с ракетами класса «космос-космос» и «Звезда» 7К-ВИ с пулеметным вооружением. Но до практической реализации этих проектов дело не дошло. А вот орбитальная пилотируемая станция «Алмаз» с установленной на ней пушкой НР-23 не только вышла на орбиту, но и постреляла там. Запущенная в 1973 году станция «Алмаз-2» (она же «Салют-3») перед сходом с орбиты 24 января 1979 года дала первый в истории космический залп, выпустив очередь снарядов, сгоревших в атмосфере. Теоретически НР-23 предназначалась для обороны станции от орбитальных перехватчиков противника на расстоянии до 3 км. Однако практические возможности старой, времен Отечественной войны, авиапушки, пусть и адаптированной под космические условия, оценивались крайне невысоко, и эксперимент больше не повторяли.

Дети СОИ

США задержались на старте гонки космических вооружений (они вообще до конца 60-х годов отставали в космосе). Но зато сразу дали бешеный спурт. После успеха программы «Аполлон» (и соответственно, неудачи советского «лунного проекта») США приступили к реализации программы «Звездных войн» – СОИ, ибо «дядя Сэм» всегда считал, что «железо нужно ковать, пока горячо»: переводить свои научные достижения в военные нужно быстро, желательно – сразу.

Название СОИ – Стратегическая оборонная инициатива – несло в себе немалую долю иронии и полностью соответствовало старой присказке о том, что «лучшая оборона – это нападение». Перечень разнообразного оружия одного лишь космического базирования, разработка которого началась по программе, производит неизгладимое впечатление. Официально оно должно было использоваться для перехвата головных частей межконтинентальных баллистических ракет. Однако то космическое оружие, которое могло бы сбить с траектории ГЧ МБР, с не меньшим успехом могло бы разрушить и любой из существующих космических кораблей.

Для космических станций программы СОИ разрабатывался лазер MIRACL, имевший мегаваттную выходную мощность в течение 70 секунд. В 1985 году прошли успешные стендовые испытания улучшенной версии этого лазера с выходной мощностью 2,2 МВт. Мощности MIRACL было достаточно для уничтожения межконтинентальной баллистической ракеты на за-атмосферном участке ее траектории с расстояния в несколько километров. Но такая дальность была все же мала для надежного перехвата МБР. Не имея возможности повысить мощность орбитальных лазеров, американские конструкторы пришли к идее орбитальных зеркал, отражающих луч, направленный с земной поверхности. Однако в этом случае не хватало уже мощности наземной энергетической системы США. Идея использования лазеров для перехвата МБР не соответствовала существующему уровню развития энергетики.

Надежный перехват на расстоянии в несколько тысяч километров могли бы обеспечить излучатели нейтральных частиц. Предполагалось, что облучение такими частицами ГЧ МБР приведет к выходу из строя бортовой электроники, а при достаточной мощности – и разрушению корпуса боеголовки. Прототипы излучателей были построены и даже испытаны в суборбитальных полетах.

Еще один путь – создание рельсотронов. Электро-магнитные рельсовые ускорители, о которых много говорится в последнее время, были впервые представлены широкой публике также в ходе работы над программой «звездных войн». Предполагалось, что рельсотроны будут способны разогнать свои снаряды до скорости в 100 и более километров в секунду. На такой скорости даже обычные «9 граммов» приобретали огромную разрушительную силу, достаточную для уничтожения спутника или ГЧ МБР. И в этом случае дело тоже дошло до опытных, достаточно успешных образцов, которые, однако, показали невозможность развертывания рельсотронов на орбитальных станциях в связи с низкой энерговооруженностью последних.

Уже под занавес программы, в 1986 году, началась разработка проекта «Бриллиантовая галька», предусматривавшая развертывание на околоземной орбите ни много ни мало четырех тысяч спутников-перехватчиков, предназначенных для уничтожения МБР кинетической энергией (собственной массой в ходе столкновения). «Космические камикадзе» считались самой перспективной частью СОИ, поскольку их развертывание базировалось не на перспективных, а на уже существующих технологиях.

Как видим, по многим направлениям создания космического оружия американские конструкторы вышли на этапы создания опытных образцов, стендовых и бросковых испытаний. Тем не менее программа СОИ на существующем в тот период уровне технологий не могла быть реализована в принципе. От идеи нового оружия и создания его первого образца до создания работоспособной системы и постановки на во-оружение в достаточном для влияния на ход войны количестве – дистанция огромного размера. В случае подводных лодок, например, эта дистанция оказалась длиннее века. Вероятнее всего, работы над программой СОИ носили исключительно экспериментальный характер. И ее истинное предназначение было в другом – в психологическом давлении на противника.

Вычислить блеф

У каждой из национальных элит есть свое любимое развлечение. В Германии это охота, во Франции – женщины. В США таковым у высших слоев общества является покер. А в покере важнейшим навыком является умение блефовать. Эти навыки американцы активно используют и во внешней политике. Программа «звездных войн» была классическим блефом – реальных возможностей ее реализации у американской промышленности не было. Но в СССР в тот момент в очередной раз случился приступ «преклонения перед Западом» – руковод-ство страны поверило американцам. И советские конструкторы с феноменальной скоростью разработали «наш ответ Чемберлену». Менее чем через десять лет состоялись первые испытания прототипа боевой космической лазерной станции Страны Советов.

Высшим достижением советской космической промышленности считается многоразовый корабль «Буран» и выведший его на орбиту ракетоноситель «Энергия». Однако, судя по всему, «Буран» создавался просто «чтобы было как у американцев». А истинным назначением тяжелой «Энергии» был вывод в космос боевой лазерной орбитальной платформы «Скиф» длиной 37 м и массой около 80 тонн (для сравнения: базовый блок станции «Мир» весил 20 тонн). Вооружение станции должен был составить лазер ГДЛ РД0600 мощностью 100 кВт. Как нетрудно заметить, мощность была совершенно недостаточна для перехвата МБР, но лазер предназначался, в первую очередь, для самообороны и уничтожения противника, оказавшегося в паре сотен метров от «Скифа» (для поражения ГЧ МБР параллельно разрабатывались более мощные лазеры программы «Терра», один из вариантов которых предусматривал космическое базирование). Разработка проекта началась в конце 70-х гг., а в 1987 году состоялся запуск массо-габаритного макета «Скифа». По свидетельствам тех, кто служил тогда на «Байконуре», он представлял собой «бочку с песком». Тем не менее именно он стал первым грузом, выведенным с помощью «Энергии».

Итак, под занавес военно-космической гонки Советский Союз вплотную приблизился к США. Но «догнать и перегнать» их так и не успел. В воздухе уже запахло разрядкой, а вслед за ней и капитуляцией СССР, и многочисленные проекты космических вооружений так и не вышли на запланированную орбиту.

Советский Союз прекратил свое существование, и вместе с ним остановились советские военно-космические разработки. США также отказались от вывода в космос своих вооруженных сил – в силу традиционного американского утилитарно-прагматического отношения ко всему на свете, в том числе и к войне: раз она уже выиграна, зачем тратить на нее деньги? Точно так же, как после окончания Второй мировой, под нож пошли тысячи боевых кораблей US Navy, после Холодной войны в резак для бумаги отправились чертежи незавершенных «звезд смерти». За последовавшие затем четверть века космическая промышленность деградировала настолько, что США и Россия уже не могут не то что создать новое оружие для «звездных войн», но даже воспроизвести существовавшее ранее: технологии строительства «шаттлов» и «буранов» утрачены.

Пока жив человек…

Однако это вовсе не означает, что космос остался мирным. Орбитальные группировки великих держав неизменно бороздят космические просторы. Правда, вместо боевых лазеров и атомных бомб они вооружены разведывательным оборудованием и средствами космической связи. Это логично: разведка – основа боя, а связь – залог его успеха. И если США или Россия ведут где-то боевые действия, можно не сомневаться – в сражении участвуют и космические спутники. Вот только они не сражаются друг с другом, а управляют сухопутным, воздушным или морским оружием. Полем битвы по-прежнему остается Земля, а космическая угроза, как всегда, исходит, в первую очередь, от человека.

Автор: Андрей Солдаткин

----------------------------------------------------------------
Реклама

В современных экономических условиях огромна роль статистики внешней торговли при управлении внешнеэкономическим комплексом. Это необходимо для принятия правильных решений. Вашему вниманию таможенная статистика с графиками. С ее помощью вы сможете планировать и прогнозировать последующее развитие.