• 16 ноября 2020 16:16
  • 237
  • Время прочтения: 2 мин

«Если темная сила нагрянет…»

«Если темная сила нагрянет…»
Мы уже рассказывали о работе глазовской МСЧ №41 – структурного подразделения Федерального медико-биологического агентства (ФМБА), – которая обслуживает работников АО ЧМЗ и предприятий, входящих в его периметр. Вернуться к этой теме нас заставила крайне сложная ситуация с пандемией коронавируса – система здравоохранения республики и стране в целом оказалась не совсем готовой к работе в форс-мажорных ситуациях. На этом фоне практика ФМБА выглядит образцовой. Не случайно Президент РФ Владимир Путин предложил масштабировать ее на всю Россию. О том, какие меры сделали работу медсанчасти эффективной, рассказывает и.о. начальника ФБУЗ МСЧ № 41 ФМБА России Диана Фаткулина.

«ДК»: Диана Вячеславовна, какие качества выделяют ФМБА и, в частности, вашу МСЧ на общем фоне?

Д.Ф.: Прежде всего, это отработанное умение мобилизоваться и быстро перестраиваться в радикально меняющейся обстановке, готовность осваивать смежные профессии и приобретать новые навыки, а также высокий профессионализм и ответственность коллектива. Тесное взаимодействие администрации предприятия, медсанчасти, межрегионального управления №41 и Центра гигиены и эпидемиологии стали еще одним инструментом в борьбе с пандемией. Выньте из этой системы хотя бы одно звено, и она утратит свою эффективность.

«ДК»: Когда вы приняли первые меры по борьбе с коронавирусом?

Д.Ф.: Еще когда в республике не было ни одного заболевшего, но в Москве уже начала складываться неблагополучная ситуация, мы провели учебу для всего коллектива МСЧ по снижению рисков коронавирусной инфекции. Одновременно разделили потоки пациентов: открыли все входы – отдельные для сотрудников, пациентов с инфекционными заболеваниями, для прочих пациентов. Еще один вход был открыт для тех, у кого было подозрение на пневмонию и кто нуждался в рентгенологических исследованиях. Мы четко проработали графики посещений. Создали отдельное инфекционное крыло для обслуживания пациентов с вирусными заболеваниями.

«ДК»: Этого оказалось достаточно?

Д.Ф.: Это были первые необходимые и обязательные меры. А когда поток пациентов увеличился, задействовали в инфекционном крыле еще один этаж для первичных пациентов и вновь разделили потоки: отсекли первично заболевших от тех, кто пришел на повторный прием. Кроме того, мы зонировали помещения, выделили отдельное окно в регистратуру. На входах, лестничных площадках, на каждом этаже и в каждом кабинете установили диспенсеры с антисептиками. Оборудовали облучателями-рециркуляторами каждый кабинет инфекционного крыла, холлы и коридоры.

Когда нагрузка на терапевтическую службу стала приближаться к критической, создали несколько врачебных и сестринских бригад (последние выезжают для забора биоматериала на дому). Они выезжают к пациентам, которых мы ведем дистанционно. Это те, кто находится и на карантине и болеет коронавирусной инфекцией (есть у нас и очные формы работы с ними). Так мы уменьшили нагрузку на терапевтическую службу и дали ей возможность работать спокойно и системно.

«ДК»: А как же пресловутый дефицит врачей?

Д.Ф.: Вот тут и дает о себе знать умение быстро перестраиваться: узкие специалисты и средний медперсонал других служб были привлечены для обзвона и дистанционного ведения пациентов, для выписки больничных листов и рецептов, они работают на горячей линии в колл-центре. Выравнять нагрузку на персонал помогают и наши фельдшера, которые работают и на территории предприятия.

«ДК»: Вы прекратили плановый прием пациентов?

Д.Ф.: Ни в коем случае. Лишь сменили форму – ведем точечный прием по записи либо специалисты обзванивают и приглашают на прием диспансерных пациентов с ишемической болезнью и сахарным диабетом, например. Их нельзя оставлять без внимания. Здесь тоже подключены узкие специалисты.

«ДК»: А как защищаете медперсонал?

Д.Ф.: У нас весь медицинский и немедицинский персонал работает в СИЗах. Все, кто занят на приеме пациентов, работают исключительно в респираторах. Как говорится, береженого бог бережет.

«ДК»: Завод без присмотра не остался?

Д.Ф.: Наоборот, мы усилили совместные действия с администрацией ЧМЗ, межрегиональным управлением № 41 и Центром гигиены и эпидемиологии. Как только появляется больной, информация о нем передается на предприятие, и там быстро выявляют всех, кто с ним контактировал, и начинается работа по локализации очага. Специалисты Центра гигиены и эпидемиологии ежедневно в конце рабочей смены проводят дезинфекцию в поликлинике, в инфекционной зоне и на территории ЧМЗ. Это дает свои результаты.

«ДК»: Ковид опасен и своими последствиями. Вы это учитываете?

Д.Ф.: Разумеется. Поэтому в амбулаторных условиях начинаем проводить реабилитационные мероприятия для переболевших ковидом: физиолечение в специально отведенное время, лечебная физкультура в онлайн-режиме. В ближайшее время выложим эту информацию и рекомендации на сайте, чтобы каждый пациент мог ими воспользоваться.

«ДК»: Скажите откровенно: вам и вашим сотрудникам тяжело?

Д.Ф.: Да, нелегко.

«ДК»: Что вами всеми движет и что поддерживает?

Д.Ф.: Чувство долга и ответственность. Надо выстоять. И мы обязательно выстоим.

Виктор Чулков