• 23 июня 2020 11:51
  • 1 556
  • Время прочтения: 4 мин

Цель становится ближе

Цель становится ближе
Снижение смертности от онкологических заболеваний – одна из ключевых задач национального проекта «Здравоохранение». С этой целью ведется переоснащение Республиканского клинического онкологического диспансера, которое должно быть завершено до конца 2020 года. Информацией о том, как идет реализация проекта, а также об особенностях работы онкодиспансера в особых условиях, когда в первую очередь требуется обеспечить санитарно-эпидемиологическую безопасность пациентов, поделился и.о. главного врача БУЗ УР «Республиканский клинический онкологический диспансер имени Сергея Григорьевича Примушко Министерства здравоохранения УР» Алексей Баженов.

– Алексей Эдуардович, среди пациентов РКОД много людей с ослабленным иммунитетом. В условиях распространения коронавирусной инфекции они находятся в первой группе риска. Какие меры приняты, чтобы исключить угрозу возникновения очага заражения в вашем учреждении?

– Действительно, онкологические и гематологические больные более восприимчивы к вирусным инфекциям. Это связано с иммуносупрессией (угнетением иммунитета. – Прим. ред.) на фоне противоопухолевого лечения независимо от сроков его проведения. В Республиканском клиническом онкологическом диспансере, как и во всех других медицинских организациях Удмуртской Республики, работа организована в соответствии с нормативно-правовыми документами Министерства здравоохранения РФ, Министерства здравоохранения УР и Фонда обязательного медицинского страхования. У нас имеется в наличии перечень действий в различных ситуациях, связанных с пандемией. Также подготовлен ряд локальных документов по работе в условиях COVID-19. Для медперсонала проведены обучающие семинары по распознаванию симптомов коронавирусной инфекции. Все, включая пациентов, обеспечены информационными материалами по профилактике и самостоятельной диагностике инфекции. самостоятельной диагностике инфекции. В больнице организована маршрутизация с учетом цели прихода, сформированы потоки амбулаторных пациентов и пациентов дневного и круглосуточного стационаров. Временно ограничены неконтролируемые входы в здание – если пациент нуждается в сопровождении, то с ним пропускается только один сопровождающий. Введен запрет на посещение учреждения всеми посторонними лицами, в том числе родственниками пациентов. На входах в диспансер и в отделения стационара размещена информация о новой коронавирусной инфекции, установлены блоки с дезинфицирующими средствами, организована выдача медицинских средств индивидуальной защиты. Помимо этого, установлены физические барьеры в помещениях: в регистратуре, на сестринских постах, во врачебных кабинетах. Созданы условия для соблюдения полутораметрового дистанционного барьера в зонах ожидания. При обращении за медицинской помощью в амбулаторно-поликлиническое отделение и госпитализации в стационарные подразделения особое внимание уделяется эпиданамнезу пациентов за предыдущие четырнадцать суток – выясняем, не выезжали ли они за пределы республики, были ли контакты с коронавирусными больными или с теми, кто вернулся из других регионов. Кроме того, в приемных отделениях проводится термометрия.

– Объемы специализированной медицинской помощи онкологическим пациентам при этом сохранились?

– Объявленный в диспансере карантин не повлиял на диагностические и лечебные мероприятия в рамках выполнения клинических рекомендаций и стандартов оказания медицинской помощи. Мы продолжаем оказывать ее в полномобъеме, следуя всем требованиям санитарно-эпидемиологической безопасности. Строгое соблюдение всех назначений врача-онколога остается обязательным. При этом плановое обследование онкологических пациентов, завершивших лечение или находящихся на длительном динамическом наблюдении, по возможности отложено до завершения карантина, чтобы не подвергать людей риску заражения.

– Как отреагировали на введение ограничений пациенты и их родственники? Насколько быстро им удалось адаптироваться?

– Первоначальная реакция со стороны родственников была достаточно негативной. Но мы проводили беседы, объясняли ситуацию и, самое главное, давали разъяснения родственникам и самим пациентам, к каким осложнениям может привести наличие сопутствующего заболевания. Люди все это поняли, и отношение к ограничительным мерам нормализовалось.

– Эпидемии приходят и уходят, а жизнь продолжается. Сегодня одна из важнейших задач, которую никто не снимал с повестки дня – это реализация нацпроектов. В 2020 году, – в рамках национального проекта «Здравоохранение» анонсирована поставка в онкодиспансер двух единиц тяжелого оборудования. Для чего оно предназначено?

– Это современные ускорители. Первый – для большой потоковой лучевой терапии. Его пропускная способность в четыре раза выше, чем у аппаратов предыдущего поколения, то есть мы сможем обслужить большее количество пациентов. Второй аппарат рассчитан на то, чтобы лечить малые опухоли и множественные метастатические поражения. Оборудование уже пришло, оно будет размещено в радиологическом отделении. Переоснащение даст нам возможность проводить лечение онкологических больных более эффективно и качественно, а также позволит сократить время ожидания, которое сегодня, надо отметить, и без того короткое. Если же говорить о цели, к которой мы стремимся, то все усилия направлены на то, чтобы повысить качество жизни наших пациентов.

– Что еще в планах?

– Мы планируем закупить С-дугу. Это хирургический рентгеновский аппарат, под контролем которого проводятся медицинские манипуляции, нацеленные на снятие болевого синдрома, разрешение метастатических вопросов, остановку кровотечений. Цель освоения этой технологии та же – улучшение качества жизни пациентов. Кроме того, планируется закупить новое оборудование на замену отслужившему свой срок.

– До назначения руководителем учреждения вы занимались организацией паллиативной медицинской помощи. Это новое, развивающееся направление. Насколько оно востребовано?

– За последнее время количество вызовов бригады патронажной паллиативной помощи, которая функционирует на базе онкодиспансера, увеличилось. Это связано с тем, что отделение паллиативной помощи, которое находится в Городской клинической больнице № 1, было закрыто на карантин. Поэтому помощь паллиативным онкологическим больным оказывается на дому. Бригада выезжает каждый день, количество вызовов разное – на максимуме доходит до десяти. Остальными паллиативными больными, не онкологическими, занимается участковая служба. Конечно, если у терапевтов будут вопросы, например, по поводу лечения болевого синдрома, они смело могут звонить на рабочий телефон бригады, который выложен на сайте онкодиспансера. Мы все подскажем, распишем схему, которую лучше использовать для конкретного пациента и т.д. В районах паллиативная помощь тоже оказывается – в соответствующих отделениях, а также на койках сестринского ухода. Каких-либо препятствий для дальнейшего развития этого направления в республике я не вижу.

– Сколько бригад паллиативной помощи в Ижевске?

– Одна взрослая при Республиканском клиническом онкологическом диспансере, и одна детская при Республиканской детской клинической больнице. Для нашего города этого достаточно.

– В России активно развивается волонтерское движение, получая поддержку на самом высоком уровне. В Удмуртии оно тоже набирает силу. А нужны ли волонтеры онкологическим больницам? В чем может заключаться их помощь? Есть ли у вас подобный опыт?

– Когда я работал в паллиативной бригаде, мы тесно взаимодействовали с волонтерами. Например, к нам обращались организаторы акции «Подари жизнь». Наша работа заключалась в основном в проведении лекций – мы рассказывали родственникам о том, как правильно заниматься уходом за больными, что и как делать. А волонтеры развивали эту тему, помогали. В случае с онкологическими больными волонтеры могли бы оказывать помощь тем, кто находится на дому. Но здесь волонтерское движение должно работать в тесном контакте с врачами. Суть в том, что не все пациенты пойдут на контакт с волонтерами – не каждый захочет разглашать свой диагноз. Поэтому, я думаю, для волонтеров идеально работать во взаимодействии с участковой службой. Так будет более эффективно. Конечно, можно выложить на сайте любой больницы информацию о волонтерских организациях, чтобы пациенты сами звонили, если им потребуется какая-то помощь. А навязывать волонтерскую работу, я считаю, неправильно. Это всегда должен быть выбор со стороны пациента, и какую помощь ему окажут волонтеры – тоже ему решать. А вообще, волонтерское движение – это реальная помощь, тем более что в большинстве случаев волонтеры – это люди, которые сами когда-то сталкивались с подобной ситуацией. И развивать его – это правильно. Главное, чтобы эта работа была скоординированной.

– Здравоохранение сегодня – на передовой борьбы с опасным врагом. Что бы вам хотелось пожелать коллегам в преддверии профессионального праздника?

– Сил, терпения, профессионализма и, конечно же, здоровья.

Сергей Савинов