• 26 октября 2020 11:36
  • 734
  • Время прочтения: 9 мин

Технологический прорыв начинается со школьной скамьи

Технологический прорыв начинается со школьной скамьи
Развитие российской экономики, осуществление технологического прорыва можно обеспечить лишь с опорой на квалифицированные кадры, которые должны готовить средняя и высшая школа. О том, как сегодня обстоят дела в этом направлении, мы попросили рассказать депутатов Государственной Думы России, ведущих работу по законодательному обеспечению дальнейшего развития российского образования и науки.

– Для обеспечения технологического прорыва необходимо интеллектуальное основание. Новое оборудование требует грамотных и квалифицированных специалистов, которые обладают необходимыми знаниями. Уже стала общепринятой позиция, что их нужно готовить, начиная со школьной скамьи, обеспечивая преемственность в получении школьного, профессионального, высшего профессионального и дополнительного образования. Какие сегодня в этой сфере существуют барьеры, препятствующие развитию современных технологий?

депутат Государственной Думы, член Комитета Государственной Думы по образованию и науке Алексей Егорович Загребин

– Действительно, система образования представляет собой целостную структуру, элементы которой – уровни образования – связаны между собой. Преемственность в получении образования, связь школы с вузом, ориентация образовательных программ на последовательное погружение обучающихся в материал – залог успешной подготовки высококвалифицированных специалистов, чьи знания носят не фрагментарный, но цельный характер.

Очень важно в этой части заметить, что актуализация содержания образовательных программ должна происходить одновременно на всех уровнях образования. К сожалению, сегодня мы видим, что школа не успевает за теми трендами и новациями, которые стремительно меняют нашу жизнь. Это приводит к отрыву школьных знаний от производства, они перестают быть востребованы. К сожалению, далеко не всегда удается восполнить образовавшийся разрыв в вузе.

Среди трудностей, с которыми сталкивается российская система образования в части подготовки квалифицированных специалистов, стоит также отметить следующие.

• Недостаточная ориентация на практическую деятельность, формальный характер производственной и учебной практик.

• Несформированность у обучающихся профессиональных интересов, склонностей, являющаяся следствием низкого качества профориентационной работы.

• Дефицит педагогических работников, практикующих инновационные методы обучения и ориентированных на работу с современными достижениями науки и технологий.

• Недофинансированность отрасли.

– Насколько в настоящее время глубока проблема кадрового голода в высокотехнологичных отраслях промышленности в целом? Что нужно делать для ее решения?

– Российское образование на протяжении последних 30 лет шло по пути последовательной переориентации с рабочих профессий на профессии, связанные с оказанием услуг, в том числе на подготовку юристов, менеджеров, экономистов. Данная ситуация породила серьезную диспропорцию: количество обладателей дипломов по социально-гуманитарному профилю значительно превысило количество специалистов, получивших прикладное образование. Если первые годы данная тенденция не приводила к серьезным негативным последствиям для развития промышленности, то сегодня нам стали очевидны допущенные ошибки. На места уходящих на заслуженный отдых специалистов идти подчас некому. Наблюдается старение высококвалифицированных специалистов, высокая конкурентная борьба за персонал такого типа.

В настоящее время в Российской Федерации реализуется целый комплекс мер, направленных на решение данной проблемы. Активно привлекаются высококвалифицированные иностранные специалисты, повышается престиж рабочих профессий, происходит активное включение студентов СПО в международное движение WorldSkills, создаются дополнительные стимулы для развития кооперационных связей между образовательными организациями и предприятиями, применяются новые форматы обучения, в том числе дуальные.

Одновременно предприятия развивают новые форматы привлечения и профессионального развития специалистов, в том числе:

• обучают персонал под конкретные задачи организации;

• повышают квалификацию сотрудников;

• применяют инновационные форматы оценки эффективности труда рабочих;

• обучают новый персонал с использованием системы наставничества;

• создают коммуникационные площадки внутри предприятия;

• проводят семинары и мастер-классы;

• создают комфортную атмосферу в коллективе.

– Как обеспечивается этот процесс на законодательном уровне? Какие законопроекты, целью которых является совершенствование системы подготовки кадров для высокотехнологичных отраслей промышленности, рассматриваются? Какие законы уже приняты? Что необходимо сделать для их реализации?

– За последние годы был принят ряд федеральных законов, направленных на законодательное обеспечение развития высокотехнологичных отраслей промышленности.

– Федеральный закон от 31.07.2020 № 309-ФЗ, направленный на формирование единой системы принципов господдержки инновационной деятельности.

– Федеральный закон от 04.06.2018 № 131-ФЗ, расширивший круг образовательных организаций, которые могут быть инициаторами проекта по созданию инновационных научно-технологических центров.

Кроме того, Комитетом Государственной Думы по образованию и науке ведется работа над рядом законопроектов.

– Какие из существующих практик взаимодействия между образовательными организациями и промышленными предприятиями в области подготовки специалистов можно назвать лучшими? Как учитывается этот опыт в законотворческой работе?

– Государственная Дума является площадкой для обмена мнениями всех заинтересованных сторон. Круглые столы, парламентские слушания и иные мероприятия, на которых обсуждаются вопросы совершенствования образовательного законодательства, не обходятся без представителей образовательных организаций и предприятий. Опыт их взаимодействия и развития кооперационных связей учитывается при подготовке поправок к законопроектам, рекомендаций профильным федеральным и региональным ведомствам.

Кроме того, экспертные советы при комитетах Государственной Думы включают большое количество представителей образовательных организаций и предприятий, чье мнение учитывается при подготовке экспертных заключений.

– Предприятия заинтересованы в целевой подготовке специалистов, но не все готовы в это вкладывать, потому что выпускники не всегда возвращаются на предприятия. Как можно решить эту проблему на законодательном уровне, защитив и предприятия, и молодых специалистов, которые могут оказаться в ситуации, когда они обязаны вернуться, но предприятие, пользуясь их зависимым положением, предлагает условия или уровень оплаты труда, неконкурентоспособные в ситуации свободного выбора работодателя?

– Целевое обучение является важным механизмом восполнения дефицита кадров и закрепления высококвалифицированных специалистов на предприятиях и в регионах. Порядок, существовавший до 2018 г., имел целый ряд недостатков и не позволял в полном объеме реализовывать потенциал норм закона.

В целях совершенствования целевого обучения был принят Федеральный закон от 3 августа 2018 г. № 337-ФЗ, создавший дополнительные защитные механизмы для заказчиков целевого обучения и граждан. Законом предоставлена возможность целевого обучения поступающим или обучающимся по программам не только высшего образования, но и среднего профессионального образования; расширен перечень заказчиков целевого обучения; исключено обязательство заказчика целевого обучения по организации учебной, производственной и преддипломной практики гражданина; установлен срок осуществления трудовой деятельности в организации, определенной договором, не менее 3 лет, и срок трудоустройства в эту организацию; в качестве санкции за неисполнение условий договора установлено возмещение заказчику в полном объеме расходов, связанных с предоставлением мер социальной поддержки, а не штраф в двукратном размере, как ранее.

В целом, стоит отметить, что по прошествии двух лет после принятия указанного федерального закона можно констатировать существенное повышение востребованности со стороны работодателей и граждан целевого обучения. Это подтверждает корректность разработанных норм.

Конечно, нынешняя редакция данных норм не лишена недостатков: нам известны проблемные области, и мы будет продолжать мониторинг исполнения законодательства с целью его последующего совершенствования.

депутат Государственной Думы, член Комитета Государственной Думы по образованию и науке Ольга Васильевна Пилипенко

– К сожалению, пока у нас не складывается единой экосистемы образования. Все национальные проекты, федеральные программы направлены на участие в их реализации на конкурсной основе регионов и образовательных организаций федерального и/или регионального подчинения. То есть школа – регион, а вуз, в большинстве своем, – федеральная структура. Механизмы государственного регулирования взаимодействия, выстраивания одной целостной траектории предпрофессиональной подготовки, так же, как и их межбюджетного финансирования, не определены. Летние школы, профориентация, Дни без турникетов, кванториумы, предуниверсарии, фестивали науки – это все звенья одной цепи, относящиеся к дополнительному образованию. На мой взгляд, чтобы система сложилась, необходимо в основные образовательные программы школьников включать не только предметную специализацию, но и профориентационные мероприятия.

Кадровый голод ощущается, в первую очередь, по тем специальностям и профессиям, где появляются новые, не базовые, компетенции на стыке междисциплинарных наук: автоматизация, робототехника, информационные технологии по областям знаний. Здесь образовательные организации ни СПО, ни высшего образования не успевают в течение четырехлетнего срока обучения перестроиться под новые требования: зачислили на одну программу, и выпускать надо по ней?! Для решения проблемы кадрового голода есть механизм целевого приема и целевого обучения, практической подготовки. Но я бы задумалась и о механизме целевого, квотируемого государством, распределения выпускников по особо востребованным специальностям, с учетом рейтинга, портфолио молодого специалиста и с обязательствами предприятий по трудоустройству и социальным гарантиям.

Программа стратегического академического лидерства дорабатывается. Несомненно, необходимо развитие сети вузов в стране, здоровая конкуренция между вузами на рынке образования. Но главной целью должно стать не вхождение в рейтинги, не объединение вузов и НИИ, а системные изменения в государственной политике повышения качества и эффективности образования и науки, в управлении образовательным процессом, в реализации системы непрерывного образования в течение всей жизни. И показатели программы должны быть понятны, верифицированы, измеряемы в относительных показателях. Что даст наличие вуза в рейтинге через год, через три для страны, региона, преподавателя, работодателя, выпускника, студента в сравнении с точкой отсчета? Что произойдет в реальном секторе экономики нашей страны от того, что каждый преподаватель и ученый опубликует десятки статей в высокорейтинговых журналах, как это связано с технологическими прорывами или зарплатой? И тому подобное. Чтобы программа заработала, необходимо серьезно увеличить бюджет на науку, на социальную и научную инфраструктуру.

депутат Государственной Думы, член Комитета Государственной Думы по образованию и науке Алдар Валерьевич Дамдинов

– В феврале 2020 года в рамках совместного расширенного заседания президиума Государственного Совета Российской Федерации и Совета при Президенте Российской Федерации по науке и образованию Президентом России было озвучено поручение о расширении практики заключения договоров о целевом обучении со студентами образовательных организаций высшего образования в целях обеспечения кадровых потребностей отраслей экономики и социальной сферы субъектов РФ. Исполнительными органами государственной власти Республики Бурятия проведена соответствующая работа с отраслевыми хозяйствующими субъектами в части увеличения количества заключенных договоров о целевом обучении. По сравнению с прошлым годом существенно увеличен список предприятий, выступающих как заказчиками целевого обучения, так и потенциальными работодателями за счет учреждений сферы здравоохранения, образования, культуры, сельскохозяйственных предприятий, крестьянско-фермерских хозяйств, предприятий реального сектора экономики, таких как АО «Улан-Удэнский авиационный завод», ОАО «Приборостроительное производственное объединение», ОАО «Селенгинский целлюлозно-картонный комбинат», ПАО «Межрегиональная распределительная сетевая компания Сибири», Улан-Удэнский локомотиво-вагоноремонтный завод – филиал АО «Желдорреммаш. Так, в 2020 году заказчиками целевого обучения в вузах, осуществляющих образовательную деятельность на территории региона, выступили 139 организаций, учреждений, предприятий различных форм собственности, министерств и ведомств Республики Бурятия, Республики Тыва, Иркутской области, Забайкальского и Красноярского краев. Всего в 2020 году заключено 256 договоров о целевом обучении с хозяйствующими субъектами перечисленных выше регионов, что на 112 договоров больше, чем в прошлом году (144 договора о целевом обучении было заключено в 2019 году).

Практика целевой подготовки кадров для отраслей экономики будет продолжена. Необходимо отметить, что постановлением Правительства Российской Федерации от 16.07.2020 № 1050 утвержден перечень утративших силу актов и отдельных положений актов Правительства Российской Федерации, содержащих обязательные требования в сфере высшего образования и соответствующего дополнительного профессионального образования, куда вошло в том числе постановление Правительства Российской Федерации от 21.03.2019 № 302 «О целевом обучении по образовательным программам среднего профессионального и высшего образования и признании утратившим силу постановления Правительства Российской Федерации от 27.11.2013 № 1076».

Таким образом, предполагается, что механизм реализации целевого обучения будет совершенствоваться. Представляется, что необходимы прежде всего мероприятия в части обеспечения мер поддержки молодых специалистов на местах.

– Министерство науки и высшего образования РФ предложило новую программу опорных университетов, которая предполагает формирование территориальных или отраслевых академических консорциумов – объединений вокруг опорных вузов других образовательных учреждений либо по схожести направления подготовки специалистов, либо по принципу месторасположения. Подразумевается, что будет два типа опорных вузов: региональные и отраслевые. Одной из задач, которая ставится отраслевым консорциумам, является организация реального сектора экономики, то есть оценивается вклад, который этот консорциум вносит в технологическое развитие конкретной отрасли. Что это даст и как это отразится на системе подготовки специалистов для высокотехнологичных и инновационных отраслей?

– Министерством науки и высшего образования РФ в рамках программы планируется оказывать ежегодную поддержку программ развития не менее 100 университетов, базовый грант составит 100 млн рублей каждому вузу, кроме того, будет предусмотрена специальная часть гранта университетам, ориентированным на исследовательское лидерство, на обеспечение интеграции с ведущими академическими институтами, подготовку кадров для сектора исследований и разработок, реализацию прорывных исследований. Для университетов, ориентированных на развитие территориального и (или) технологического лидерства, предусматривается специальный грант на наращивание технологического потенциала и создание наукоемких разработок, интеграцию с индустрией и решение задач инновационного развития региональной экономики и отраслей. Таким образом, реализация данной программы и участие в ней университетов будет способствовать качественной подготовке специалистов для высокотехнологичных и инновационных отраслей.

– Что получат регионы от реализации этой программы? И какова их роль в этом процессе?

– Национальный проект «Наука и университеты» претерпевает изменения, в него вошли 4 федеральных проекта «Интеграция», «Исследовательское лидерство», «Инфраструктура», «Кадры». Реализация программ академического лидерства позволит регионам принять активное участие в развитии университетов, сформировать заказ на подготовку кадров в базовых отраслях экономики и социальной сферы, поддержать фундаментальные и прикладные исследования.

Вместе с тем рекомендуем федеральному ведомству проработать вопрос предоставления грантов на развитие вузов, не попадающих в число ведущих университетов страны по критериям программы стратегического академического лидерства. Достаточно большое количество вузов вследствие институциональных факторов находятся далеко от административных, финансовых, промышленных центров развития и притяжения ресурсов. Университетам такого типа приходится прилагать значительные усилия по поиску возможностей коллаборации с академическими институтами и предприятиями реального сектора экономики. Процесс согласования различных проектных решений с возможными стейкхолдерами занимает существенное время ввиду отдаленности от центров принятия решений. Возможность предоставления грантов для университетов подобного типа позволит связать их траектории развития с трендами развития ведущих университетов.

Иван Сергеев