• 13 декабря 2019 14:55
  • 1 852
  • Время прочтения: 18 мин

«Атомная тревога!» Генеральная репетиция

«Атомная тревога!» Генеральная репетиция
65 лет назад, 14 сентября 1954 года, на территории Тоцкого учебного артиллерийского полигона в Оренбургской области было проведено первое и крупнейшее в Советском Союзе общевойсковое учение с реальным применением атомного оружия. До начала 1990‑х вся информация о нем была засекречена. Когда гриф секретности был снят, появилось множество спекуляций на тему многочисленных жертв, страшных последствий и «бесчеловечной» советской власти, которая подвергла смертельной опасности десятки тысяч военнослужащих и гражданских лиц. На самом деле это не так. К подготовке учения подошли с максимальной ответственностью. Требования к обеспечению радиационной безопасности войск и населения были своевременно актуализированы и ужесточены. Как вспоминали очевидцы, офицерам и сержантам о предстоящем взрыве рассказывал лично академик Игорь Курчатов, руководитель советской атомной программы. Он же гарантировал безопасность как руководитель профильной специальной комиссии, в составе которой работали наиболее компетентные ученые и специалисты. А о том, что такое персональная ответственность, в те годы знал каждый. И это были не пустые слова. О качестве подготовки и проведения учения говорит тот факт, что непосредственно от поражающих факторов ядерного взрыва, по сведениям из официальных источников, которым нет оснований не доверять, никто из 45 тысяч его участников не пострадал.

Ни одно событие в истории не может рассматриваться в отрыве от его контекста. Что происходило после Второй мировой войны? Шла новая война – Холодная. Основой внешней и внутренней политики западных государств во главе с США и Великобританией стала борьба с распространением коммунистической идеи. В марте 1947 года президент США Гарри Трумэн объявил в конгрессе о своем решении любой ценой остановить распространение советского влияния в Европе.

Непримиримое соперничество между капиталистической и социалистической моделями в политике, экономике, идеологии на долгие годы становилось определяющим фактором международных отношений. В военной сфере это соперничество выглядело наиболее остро, зачастую принимая форму открытого противостояния и вооруженного столкновения, как, например, в ходе Корейской войны в 1950‑1953 годы. А ядерные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки в 1945 году убеждали советское правительство о том, что для уничтожения своих противников США могут использовать любые методы.

С конца 1945 года в течение пяти лет в США было разработано не менее 11 планов нанесения ядерных ударов по территории СССР. Наиболее известным из них – принятым в 1949 году планом Dropshot – преду-сматривалось применение 300 ядерных авиабомб по 200 городам Советского Союза. По предварительному расчету, должны были погибнуть примерно 65 млн человек. Зная об этих планах из донесений разведки, военные и ученые неоднократно докладывали руководству страны о необходимости проверки практических действий войск в условиях ядерного взрыва.

Первым делом – подготовка

Первое предложение по проведению войсковых учений с применением атомного оружия было направлено заместителю Председателя Совета министров СССР Николаю Булганину в 1949 году. После этого в течение пяти лет было разработано свыше 20 представлений, которые направлялись в основном Булганину, а также Лазарю Кагановичу, Лаврентию Берии, Родиону Малиновскому и Вячеславу Молотову.

Непосредственным разработчиком первых предложений был специальный отдел Генерального штаба Вооруженных сил СССР. А практической реализацией этих предложений стало общевойсковое корпусное учение с реальным ядерным взрывом в полосе действующих войск, проведенное 14 сентября 1954 года на Тоцком артиллерийском полигоне под кодовым названием «Снежок».

Учению предшествовало постановление Совмина СССР от 29 сентября 1953 года о подготовке Вооруженных сил и всей страны к действиям в особых условиях. Тогда же Николай Булганин, который на тот момент был министром обороны, утвердил к изданию перечень директивных документов: о боевых свойствах ядерного оружия, наставления по ведению боевых действий в условиях применения ядерного оружия и противоатомной защите, руководство по защите городов и т.д.

Комиссией под руководством Курчатова в соответствии с планом обеспечения безопасности было разработано и утверждено 17 руководящих документов с их последующим неукоснительным исполнением. Документацию довели до войсковых частей в течение месяца, и уже в IV квартале 1953 года по ней началась реальная работа. Подготовка привлекаемых для учения войск проводилась с использованием различных форм обучения по специально утвержденной программе, рассчитанной на 45 дней.

К запланированным в ходе учения мероприятиям предъявлялись более жесткие требования, чем в условиях мирного времени, с запасом в пользу человека. Инженерные сооружения возводились со значительным запасом прочности. В обязательном порядке предусматривалось проведение нейтральной и корпусной радиационной разведки в соответствии с разработанным планом и схемами. Для населения вводилось 5 зон со специальными режимами обеспечения безопасности. В случае аварийного надземного взрыва учения отменялись, а население эвакуировалось.

Район учения в радиусе до 50 км от места взрыва был разбит на пять зон

№ 1 – до 8 км от центра взрыва. Запретная зона. Полностью освобождалась от местного населения. Все движимое имущество выводились в населенные пункты, расположенные не ближе 15 км от эпицентра.

№ 2 – от 8 до 12 км. За 3 часа до атомного взрыва население отводилось в естественные укрытия (овраги, балки) вблизи населенных пунктов. За 10 минут до взрыва по сигналу все жители должны были лечь на землю лицом вниз. Общественный и личный скот заранее был отогнан в безопасные районы.

№ 3 – от 12 до 15 км. За 1 час до взрыва население выводилось из домов на приусадебные участки на удаление 15‑30 метров от строений. За 10 минут до взрыва по сигналу все ложились на землю.

№ 4 – от 15 до 50 км в секторе 300‑110 градусов. Защита населения предусматривалась только от возможного радиоактивного заражения местности по пути движения облака (главным образом, в случае аварийного наземного взрыва). За 2 часа до взрыва население укрывалось в домах в готовности к эвакуации.

№ 5 – полоса шириной 10 км и глубиной 20 км, расположенная к северу от цели по боевому курсу самолета-носителя, пролет над которой осуществлялся с открытым бомбоотсеком. Население из этой зоны было вывезено в безопасные районы за 3 часа до взрыва.

Справка
В 1954 году в арсеналах США насчитывалось около 1600 ядерных боеприпасов, из них более 700 ядерных бомб для стратегической авиации.
Справка
Было проведено 45 испытаний. Ядерное оружие не только испытывалось на полигонах, но и применялось в ходе войсковых учений.
Справка
В СССР к тому времени насчитывалось не более 150 авиабомб, было испытано 8 ядерных зарядов.

Почти как в Европе

Место проведения выбиралось, исходя из целей и задач учения. А в задачи, кроме вопросов общей и радиа-ционной безопасности и уточнения поражающего действия атомного оружия на вооружения и военную технику, были включены дополнительные исследования по оценке защитных свойств инженерных сооружений, растительного покрова и рельефа местности. Рельеф и растительность должны были быть приближены к районам европейской части СССР и Западной Европы, которые рассматривались тогда в качестве наиболее вероятного театра военных действий. Нужно было выяснить, насколько проходимыми будут лесные завалы, уровень запыленности, задымления и т.д. Именно поэтому был выбран Тоцкий полигон – здесь были и леса, и пересеченная местность, к тому же район был малонаселенным.

Темой учения стал прорыв подготовленной тактической обороны противника с применением атомного оружия. Руководить учением был назначен самый опытный военачальник – первый заместитель министра обороны СССР маршал Советского Союза Георгий Жуков.

Для проведения учения сформировали сводные войска из частей и соединений, представлявших все рода войск, из различных регионов страны. Всего было привлечено 45 тысяч человек и около 8 тысяч единиц военной техники.

Для исключения поражения войск световым излучением личному составу было запрещено смотреть в сторону взрыва до прохождения ударной или звуковой волны, а подразделениям, наиболее близко расположенным к эпицентру атомного взрыва, для защиты глаз выдали специальные затемненные пленки к противогазам. Для предотвращения поражения ударной волной войскам, располагавшимся наиболее близко (на удалении 5‑7,5 км), предписывалось находиться в укрытиях, а тем, которые дислоцировались далее 7,5 км, – в траншеях в положении сидя или лежа.

Для нанесения удара атомной бомбой была подготовлена цель – квадрат со сторонами в 150 метров с нарисованным внутри крестом. Поскольку прицеливание велось визуально, летчики в период подготовки в ежедневном режиме проводили тренировочные бомбометания болванками. Уровень радиации в эпицентральной области был известен конструкторам ядерных боеприпасов до начала учений – сведения, полученные при ядерных испытаниях, позволяли достаточно точно производить теоретические расчеты доз радиации.

Цель. Кадр из кинохроники о Тоцком учении.

Шесть с половиной часов «войны»

Активная фаза учений длилась всего один день. Непосредственно в это время на полигоне присутствовали министр обороны Булганин, академик Курчатов, маршалы Василевский, Рокоссовский, Конев, Малиновский, а также министры обороны социалистических стран.

В 9.33 14 сентября 1954 года самолет-носитель Ту-4 с высоты 8 тысяч метров сбросил на цель атомную бомбу РДС-2. Взрыв последовал через 48 секунд на высоте 350 метров от поверхности земли с отклонением от цели в 280 метров. Мощность взрыва составила 40 килотонн в тротиловом эквиваленте. Помимо атомного взрыва, было произведено еще два имитационных – на земле взорвали бочки с топливом, чтобы максимально приблизить обстановку к реальной, дым и пыль от них затрудняли ориентацию.

Через 5 минут после ядерного взрыва началась артиллерийская подготовка. Следом – авиационные удары. После завершения артподготовки к эпицентру взрыва выдвинулась радиационно-измерительная нейтральная команда на специально оборудованных транспортерах. Нейтральная команда не являлась участником учения – ее задачей было обеспечить контроль безопасности. Только эта команда находилась в зоне заражения с уровнем более 25 рентген в час и теоретически могла получить заметную дозу облучения. Но она была в эпицентре менее получаса и не покидала бронетехнику, а броня, как известно, значительно ослабляет радиационное излучение.

Нейтральная команда отметила специальными флажками три зоны: более 25 рентген в час, от 0,5 до 25 и от 0,1 до 0,5. На них ориентировались наступающие войска. Установка флажков осуществлялась автоматически, методом отстрела. Обозначение границ зон заражения было полностью закончено через 1,5 часа после взрыва.

Войска были поделены на «обороняющихся» («западные») и «наступающих» («восточные»). Сигнал атаки был получен через 3 часа после взрыва. Передовой отряд механизированной дивизии «восточных», двигаясь впереди боевых порядков первого эшелона и преодолевая очаги пожаров и завалов, вышел в район атомного взрыва. Через 10‑15 мин за передовым отрядом в тот же район севернее эпицентра выдвинулись подразделения стрелкового полка, а южнее – подразделения механизированного полка. Войска двигались по дорогам колоннами. Впереди колонн следовала войсковая радиационная разведка, которая установила, что уровень радиации на местности на удалении 400 м от эпицентра взрыва к этому времени уже не превышал 0,1 рентгена в час. Войска преодолевали район атомного удара со скоростью 5 км/ч, а передовой отряд механизированной дивизии в районе эпицентра – 8‑12 км/ч. В момент взрыва в воздухе находились самолеты-истребители на удалении 30‑35 км и бомбардировщики – в 100 км от эпицентра взрыва. Ко времени их выхода на цель радиоактивное облако переместилось на 30 км от эпицентра.

В 16.00 учение закончилось. По сведениям из архивных документов, в районе реального ядерного взрыва было задействовано около 3 тысяч человек, то есть не более 10% от привлекавшегося к учению личного состава войск. При этом непосредственно через эпицентральную зону прошло около 500 человек.

Взрыв. Кадр из кинохроники о Тоцком учении.

Итоги

Итоги Тоцкого учения можно разделить на три группы.

1. Опыт действия войск в условиях реального применения ядерного оружия.

Тоцкое учение позволило получить реальные данные о влиянии поражающих факторов ядерного взрыва в среднеевропейских условиях. Они стали основой для корректировки и уточнения отдельных положений руководящих документов по действиям войск и населения в условиях войны с применением ядерного оружия. Изучение полученной информации о влиянии поражающих факторов ядерного взрыва на людей, военную технику, животных позволило определить проблемы преодоления войсками зараженного пространства, разработать тактические схемы и приемы для максимально эффективного взаимодействия войск при ядерном поражении противника. В боевых уставах сухопутных войск появились нормативы по определению рубежей безопасного удаления от своих войск при переходе к применению ядерного оружия, табличные данные о защитных свойствах техники и фортификационных сооружений различного типа от поражающих факторов ядерного взрыва. Знакомые практически всем плакаты и пособия, по которым проводили занятия по гражданской обороне в школах, училищах, техникумах, вузах, на предприятиях и в организациях, – это тоже «последствие» Тоцкого учения, причем самое массовое.

2. Развитие военного искусства.

Присутствующие на учениях военачальники получили реальное представление о боевых свойствах ядерного оружия. Было положено начало уточнению взглядов на характер будущей войны и способы ее ведения. Изначально ядерное оружие рассматривалось как исключительно мощное, но все же вспомогательное средство вооруженной борьбы. Полагали, что главные стратегические задачи будут решаться обычным вооружением, а применение на поле боя ядерного оружия будет весьма ограничено из-за несовершенства носителей и недостаточного количества боеприпасов. После учения основные способы стратегических действий, а именно наступление и оборона, подверглись пересмотру и стали рассматриваться в совокупности с применением ядерного оружия.

Был пересмотрен принцип концентрации сил перед наступлением. Сосредоточение главных сил фронта для прорыва обороны в стратегической наступательной операции на участке в 20‑30 км по фронту и в глубину признали гибельным, так как одним ядерным ударом противник мог лишить их способности вести наступление. В результате было выдвинуто требование об усилении войск не за счет развертывания чрезмерно плотных группировок, а преимущественно за счет маневра ядерными и огневыми ударами. Этот вывод повлек за собой уточнение требований к стратегическому взаимодействию, а именно – к согласованию действий крупных группировок на различных направлениях для объединения усилий. На направлении главного удара роль взломщика подготовленной обороны стала отводиться ядерным ударам, распределенным на всю глубину оперативного построения обороняющихся войск. При этом было ясно, что результаты ядерных ударов позволяют наступающим перемещаться на технике, увеличивая среднесуточные темпы наступления до 50‑60 км.

Учения «Центр- 2015» на Тоцком полигоне.

3. Развитие вооружений и военной техники.

Получив результаты применения ядерной авиабомбы, военные ученые-стратеги пришли к выводу, что ядерным оружием можно осуществлять маневр в масштабах операции в целом. Сосредоточением огня можно уничтожить наиболее важные стратегические объекты противника на всю глубину его тыла. Переносом огня – уничтожить скопление войск, резервы, транспортные узлы. А рассредоточением огня поразить второстепенные цели и ликвидировать неподавленные узлы обороны. Учитывая то обстоятельство, что бомбометание не обеспечивает необходимую точность в тактической зоне, было определено, что основным средством доставки ядерных боеприпасов в сухопутных войсках должна была стать так называемая «атомная артиллерия». Однако сверхтяжелые орудия оказались неприемлемы, и приоритет получили баллистические ракеты. Были созданы ракетные комплексы различного базирования, в том числе оперативно-тактические и тактические. В 1955 году на вооружение ряда инженерных бригад поступили оперативно-тактические ракетные комплексы с обычной ракетой, а в 1958‑м – с ядерной боевой частью. Так зарождался новый род сухопутных войск – ракетные войска и артиллерия. Наиболее устойчивыми к поражающим факторам ядерного взрыва по результатам Тоцкого учения оказались танки, поэтому дальнейшее развитие сухопутных войск пошло по пути создания бронетехники с системами противоатомной защиты. Первенцем стал танк Т-55, получивший соответствующий комплект оборудования, а позднее появился БТР-60 – полностью закрытый бронетранспортер, оснащенный противоатомной защитой. В конце 60‑х годов появились новые типы бронетехники для ядерной войны. С таким вооружением советские мотострелковые войска могли вести боевые действия в условиях ядерной войны, наступать, преодолевать водные преграды без наведения мостов, уничтожать узлы обороны противника и удерживать оборонительные позиции.

Ту-4

Не «фонит»

По масштабам Тоцкое учение не было крупным. По современной классификации оно соответствует учениям оперативного уровня, которые всегда проводились в большом количестве. Однако по объему полученной информации и влиянию на развитие военного дела оно, безусловно, занимает особое место среди знаковых мероприятий подготовки Вооруженных сил СССР и России.

В рамках учения были получены уникальные экспериментальные данные по радиусам сплошного выгорания лесных массивов, зоне лесных завалов, радиусам повреждения отдельных деревьев. Получены данные по специфике влияния крутизны скатов на параметры ударной волны, оценены защитные свойства различных инженерных сооружений, траншей, ходов сообщения, перекрытий, блиндажей. Получены количественные оценки зависимости степени повреждений техники и вооружения от расстояния до эпицентра взрыва. Экспериментально подтверждено, что использование воздушных взрывов обеспечивает существенное снижение уровня радиации, как в эпицентре, так и на следе радиационного облака.

Невысокий уровень радиации и быстрый его спад позволили наступающим войскам уже через 2‑3 часа после взрыва, используя средства индивидуальной защиты, преодолевать район взрыва по маршрутам, удаленным на расстояние до 400 метров от эпицентра.

Тем не менее в годы перестройки возник вопрос о радиационном заражении местности и последствиях ядерного взрыва, ставший инструментом информационной войны, которая шла уже внутри Советского Союза. Поэтому осенью 1991 года по депутатскому запросу была сформирована комиссия, которая провела работу по оценке радиационно-гигиенической обстановки на месте проведения Тоцких учений. Комиссия сделала выводы:

– во всех населенных пунктах Тоцкого, Бузулукского, Сорочинского районов Оренбургской области радиационная обстановка является безопасной для населения;

– расчетные дозы облучения не могли оказать значимого влияния на состояние здоровья населения, проживающего в этих районах;

– состояние здоровья населения в обследованных районах в настоящее время соответствует средне-

областным показателям.

Не было выявлено отдаленных последствий и при обследовании участников учения. Но здесь стоит отметить, что задачи по долгосрочному отслеживанию состояния их здоровья изначально никто не ставил. Учения проводились не для того, чтобы оценить воздействие поражающих факторов ядерного взрыва на живых людей, а с противоположной целью – обезопасить их в условиях ядерной войны всеми доступными на тот момент средствами. И ключевое слово здесь – доступными. Опубликованные в разных источниках свидетельства очевидцев и участников учений говорят, скорее, о недостаточной информированности о последствиях ядерного взрыва и отсутствии отработанных в массовом порядке алгоритмов действий в условиях радиационной опасности. Не знали тогда люди, что нельзя топить печь дровами, собранными в зоне радиационного следа, и тем более ходить туда за грибами и ягодами. И это касается не только советских граждан – об этом мало кто знал во всем мире. Так что здесь тоже все нужно рассматривать в контексте эпохи.

А все позднейшие исследования, проведенные разными группами, подтвердили выводы о том, что радиационная обстановка на территории Тоцкого полигона соответствует естественному фону. И полигон этот до сих пор действующий – здесь продолжают проводиться обычные войсковые учения.

Карта учений

А как у них?

Войсковые учения с реальным применением ядерного оружия придумали не в Советском Союзе. Это была общая тенденция для ядерных держав.

Войсковые учения с реальным применением ядерного оружия придумали не в Советском Союзе. Право «первопроходцев» здесь принадлежит США. 1 ноября 1951 года американцы начали серию учений Desert Rock. В общей сложности за 6 лет – с 1951 по 1957 год – было проведено 8 таких учений, из них 5 – до Тоцкого.

Американские войска наблюдают ядерный взрыв. Невада, 1951 г.

Учения Desert Rock проводились совместно с программами испытания ядерного оружия в рамках разработки новых боеприпасов или в исследовательских целях. Всего в них участвовало более 50 тысяч военнослужащих армии США.

Если говорить о безопасности, в Америке все было гораздо «интереснее», чем в СССР. Первые учения по своему сценарию были похожи на Тоцкое – военнослужащие находились на удалении от взрыва, а спустя некоторое время совершали марш-бросок в направлении эпицентра или с переходом через него. При этом средства индивидуальной защиты использовались не всегда, а взрывы были не только воздушными, но и наземными, то есть более опасными.

С 1952 года учения проводились не разово, а последовательными сериями – разнесенными по времени, со взрывами разной мощности и с разными задачами. Там уже появились добровольцы, которые пережидали взрыв на близком расстоянии в открытых стрелковых ячейках либо десантировались с вертолетов в эпицентр через 30 минут после взрыва. При этом по специальной методике оценивались поведение солдат и офицеров, на которых воздействовали поражающие факторы взрыва, их реакция на приказы. В различных источниках, далеко не все из которых сегодня доступны, сообщалось, что среди участников этих учений наблюдалась повышенная онкозаболеваемость.

Дети прячутся во время ядерного взрыва. Индиан Спрингс, штат Невада, США.

Отметились в этом деле и французы. Четвертое по счету французское ядерное испытание, 25 апреля 1961 года, было проведено специально для изучения воздействия ядерного оружия на человека. На полигон на территории Алжира были отправлены призывники, которые получили приказ через 45 минут после взрыва приблизиться на расстояние нескольких сот метров к эпицентру и окопаться там в течение 45 минут. Из средств защиты на них была только стандартная для пустыни полевая униформа. Лишь в 2009 году французское правительство согласилось на принятие закона о компенсациях ветеранам этих учений.

Испытания в штате Невада, США.

В 1964 году ядерные испытания с участием воинских подразделений провели в Китае.

Американцы, кстати, в 1950‑х годах даже умудрились наладить «ядерный туризм» – об испытаниях объявлялось заранее, и к намеченному сроку к полигону в штате Невада (а это всего 105 км от Лас-Вегаса) съезжались люди, чтобы посмотреть на ядерный гриб. Соответствующих гражданских фото- и видеоматериалов сохранилось более чем достаточно. Какими последствиями это обернулось для самих туристов, истории не известно.

Подготовлено по материалам конференции

«Создание ядерного щита России» на МВТФ «Армия-2019», организованной 12‑м Главным управлением МО РФ.