• 27 ноября 2019 14:56
  • 362
  • Время прочтения: 4 мин

Калашников: простой и великий

Калашников: простой и великий

Неузнаваемый Калашников

В момент начала работы над малоимпульсным патроном (калибра 5,45х39 мм) Калашников уже был известным конструктором, но не был узнаваемым. После одного из совещаний Юрий Юркевич, начальник отдела стрелкового вооружения ГРАУ, позвал Михаила Калашникова в столовую. Юркевич тогда подумал: «Как я приведу в столовую дважды Героя Социалистического Труда и поставлю его в очередь самообслуживания?». В столовой был отдельный зал для генералов, где работали официанты. Начальник отдела объяснил ситуацию официантке и спросил, не обслужит ли она их, на что она ответила согласием. Во время еды проходящие мимо генералы здоровались с Юркевичем, а вот кто обедал с ним вместе, они даже не догадывались. Позднее, узнав, что это был сам Калашников, недоумевали: «Как же так, почему ты нас не познакомил?». А когда Юркевич попытался расплатиться за обед за двоих, Михаил Тимофеевич сказал ему: «Ну, что же вы, нашелся еще Рокфеллер».

Все для Ижевска

Михаил Калашников не имел специального образования – и школой, и академией для него был Щуровский полигон. Он изучал все, что мог. Юрий Юркевич привел примечательный пример любознательности Калашникова. Когда началась Афганская война, поступило несколько предложений по усовершенствованию образцов оружия. Все они были озвучены Юркевичем в ходе доклада Главнокомандующему сухопутными войсками СССР. Для примера перед главкомом выставили образцы трофейного оружия. В конце доклада генерал армии повернулся к присутствующему Калашникову и спросил: «Михаил Тимофеевич, у вас есть какие-то просьбы ко мне как к главнокомандующему?». Калашников скромно попросил взять все эти образцы в Ижевск для изучения и демонстрации в музее.

Против безгильзового патрона

Узнав, что в ФРГ начали работу по созданию безгильзового патрона, в СССР тоже занялись этой темой. Самой большой проблемой была воспламеняемость. Однажды в разговоре с Юркевичем Калашников спросил: «Зачем же нужен этот безгильзовый патрон? Какие проблемы создают нам, оружейникам! Упал патрон, потрясли его – от него откололся кусок: меткость другая, скорость другая, кучность другая. И вам надо это?».

Позже, получив из ГДР сведения, что их западные соседи ничуть не преуспели, Юркевич обратился к Правительству СССР, аргументировав свое мнение данными восточногерманских коллег и словами Калашникова. Программа разработки безгильзового патрона была закрыта.

Надежность автомата – спасение солдата

Редакцией телепрограммы «Служу Советскому Союзу» был снят фильм о конструкторе Калашникове. В нем была сцена – Михаил Тимофеевич стоит на бруствере окопа, держит в руках автомат и рассказывает солдатам о надежности этого оружия: «Я могу снять крышку ствольной коробки, бросить туда песок, закрыть – а он будет работать». Юрий Юркевич попросил не демонстрировать эту сцену, так как, во-первых, не надо давать солдатам лишнюю идею, что делать с автоматом, а во-вторых – не факт, что автомат действительно будет работать.

Позже, рассказав Калашникову об этом инциденте, он получил такой ответ: «Ты знаешь, что автомат прошел испытания в затрудненных условиях применения, потому что ты испытатель. А надо бы довести это до сознания каждого солдата». Также он сказал:

Цитата
«Я готов допустить, что среднестатистический солдат не попадет в цель первой очередью с расстояния 300-400 метров. Но грош мне цена как конструктору, если автомат откажет в бою, когда судьба человека решается в считанные секунды».

Автор: Егор Сальнов