• 27 ноября 2019 14:57
  • 579
  • Время прочтения: 7 мин

Через тернии к звездам, или как Щуровский полигон родил гений Калашникова

Через тернии к звездам, или как Щуровский полигон родил гений Калашникова
В рамках деловой программы Международного военно-технического форума «Армия-2019» Главным ракетно-артиллерийским управлением Министерства обороны Российской Федерации была проведена научно-техническая конференция «Оружие и история М.Т. Калашникова». Представляем наиболее интересные фрагменты из докладов двух ее участников: председателя научно-технического комитета ГРАУ МО РФ полковника Романа Спирина, а также полковника в отставке, бывшего начальника отдела стрелкового оружия ГРАУ Юрия Юркевича.

В Советском Союзе все стрелковое оружие разрабатывалось по заказу ГАУ – Главного артиллерийского управления Минобороны СССР. Управление объявляло конкурс на разработку и озвучивало тактико-технические требования к образцам оружия. В одном из таких конкурсов в начале 1940-х принял участие старший сержант Калашников.

Проба пера

Молодой Калашников представил ГАУ образец пистолета-пулемета (ПП), однако получил отрицательный отзыв от самого генерал-майора Благонравова, ведущего отечественного специалиста в области стрелкового вооружения, впоследствии ставшего заместителем начальника Артиллерийской академии

им. Ф.Э. Дзержинского. Но именно этот отзыв стал путевкой в конструкторскую среду для старшего сержанта Калашникова – генерал разглядел дарование в молодом конструкторе.

В августе 1942 года Калашников был командирован в ГАУ для представления разработанного им пистолета-пулемета. Здесь произошло его судьбоносное знакомство с начальником отдела изобретательства и рационализации Наркомата обороны полковником Глуховым – позже Михаил Тимофеевич называл его своим «крестным отцом». Полковник Глухов взял кураторство над молодым конструктором и неоднократно оказывал поддержку старшему сержанту в критических ситуациях.

К тому моменту конкурс на разработку пистолета-пулемета уже был завершен. В разработку было решено взять образец конструкции Алексея Судаева. Несмотря на это, ГАУ принимает решение об испытании ПП Калашникова на Щуровском полигоне – научно-исследовательском полигоне ГАУ в 100 км от Москвы. Сопроводил Калашникова на полигон крупный советский конструктор, лауреат Сталинской премии Сергей Симонов.

Щуровский полигон – альма-матер Калашникова

В августе 1942 года начался первый этап становления Калашникова как выдающегося оружейника.

Почти все свободное время на Щуровском полигоне Калашников проводил в музее, где знакомился с различными стрелковыми системами и досконально изучал их механику, ощупывая каждый шлиц и выступ, подмечая особенности каждой детали и удивляясь многообразию конструкторских решений и подходов к созданию оружия. Для конструктора-самоучки нельзя было представить более подходящего места для образования и практики, о котором сам Калашников не раз говорил, как о главном месте получения своих знаний: «Щуровский полигон – мои университеты».

Испытания ПП конструкции Калашникова были завершены в декабре 1942 года. Комиссия сделала вывод: образец непригоден для массового производства, но талант и чутье молодого конструктора стоит отметить отдельно. На первое место в суровые годы войны выходила технологичность изготовления, в чем и проиграл старший сержант Калашников. Но, по его словам, подобный отзыв был неплох даже для опытных конструкторов, а для него и вовсе был хорош. 19 января 1943 года начальник ГАУ генерал-полковник Яковлев издает указ о награждении Калашникова премией в размере 5 тыс. рублей «за изобретение остроумного образца пистолета-пулемета и отличное его оформление».

Артиллерийский комитет видел талант оружейника и потому поручил ему принять участие в разработке облегченного ручного пулемета. Калашников разработал два образца, а при испытании своего оружия на полигоне соревновался с такими выдающимися конструкторами, как генерал-майор Дегтярев и Сергей Симонов. Но его вновь постигла неудача – после изучения образца комиссия не выявила у пулемета каких-либо преимуществ перед ранее принятыми на вооружение образцами.

«Неудача, признаться, крепко ударила меня по самолюбию. Не легче было и оттого, что комиссия отвергла образцы многоопытного Василия Алексеевича Дегтярева, и что не выдержал испытаний и сошел с дистанции симоновский пулемет», – вспоминал потом Михаил Калашников.

Победа холостым выстрелом

После двух поражений у Калашникова было сомнение в целесообразности конструкторской работы. Логичным продолжением он видел возвращение на фронт, однако в 1944 году на полигон прибыл полковник Глухов. Он убедил неуверенного в своем решении конструктора идти по выбранному пути, каким бы тяжелым и ухабистым он ни оказался. Заряд энергии и решимости придал старшему сержанту необходимый импульс.

ГАУ ставит перед Калашниковым персональную задачу – обеспечить стрельбу холостыми патронами из 7,62-мм станкового пулемета конструкции Горюнова СГ-43, который был принят на вооружение взамен пулемета «максим». Необходимость в молодом даровании возникла после того как в 1943 году Горюнов умер, не успев завершить работу. Калашников успешно выполнил задачу – разработанное им приспособление для стрельбы холостыми патронами было принято ГАУ и стало неотъемлемой принадлежностью СГ-43.

20 октября 1944 года приказом Главного маршала артиллерии Воронова Михаил Калашников был прикомандирован к отделу изобретательства Наркомата обороны и направлен в конструкторское бюро Щуровского полигона, где и служил вплоть до демобилизации в 1949 году.

Самозарядная «чудо-машина» Калашникова

В конце 1944 Калашников включился в конкурс по созданию самозарядного карабина под 7,62-мм промежуточный патрон. Увы, и здесь Михаила Тимофеевича подстерегала неудача – на вооружение был рекомендован карабин СКС-45 опытного Симонова. Несмотря на неудачу, высокую оценку образцу Калашникова дал сам Алексей Судаев: «Не карабин вы создали, а чудо-машину!». У него молодой конструктор научился выживать в беспощадной конкурентной борьбе. С Судаевым, который был старше Михаила Тимофеевича на 7 лет, они трудились в одном помещении конструкторского бюро. Опытный оружейник стал первым наставником Калашникова в работе над автоматом.

Цитата
«Каждый лишний паз, шлиц, соединение неизбежно ведут к усложнению эксплуатации оружия. Простота нужна, но до известного предела», – эти слова Судаева стали законом оружейного дела для Калашникова, который он воплотил в главном изобретении своей жизни.

Именно в карабине Калашников отработал узел запирания канала ствола, который позднее будет использован и в АК-47.

Как закалялся АК-47

В апреле 1944 года был объявлен первый конкурс по созданию автомата под промежуточный патрон. Калашников в нем участие не принимал, однако живо интересовался всем происходящим. Это был самый представительный конкурс того времени – в него включилось целых 15 конструкторов со всего Союза. Лучшим стал автомат Судаева, но в том же году 33-летний конструктор внезапно скончался. В связи с его смертью в октябре 1945 года ГАУ вновь объявляет конкурс. Позже Калашников так описал этот период: «Нам троим – Рукавишникову, Барышеву и мне – предстояло после утверждения наших проектов поднять стяг, выпавший из рук Судаева».

Комиссии было представлено 16 образцов, среди которых на этот раз был и автомат Калашникова, разработанный при помощи офицеров Щуровского полигона. К полигонным испытаниям были рекомендованы далеко не все образцы, однако в числе избранных оказался и образец старшего сержанта. Для изготовления опытного образца его отправляют на Ковровский завод № 2. Испытания были проведены летом 1947 года. Комиссия выявила, что все представленные автоматы не удовлетворяют заявленным ГАУ тактико-техническим требованиям, но три образца были рекомендованы для дальнейшей доработки – среди них был и проект Калашникова. Несмотря на запрет комиссии, конструктор и его товарищи с полигона приняли решение о полной перекомпоновке автомата. «Мы шли на известный риск. Условиями конкурса перекомпоновка не предусматривалась, но она значительно упрощала устройство оружия, повышала его надежность в самых тяжелых условиях. Игра стоила свеч», – вспоминал Калашников. Конструкторы боялись не уложиться в срок, но им удалось это сделать.

13 января 1948 года АК-47 был рекомендован к серийному изготовлению. 8 апреля 1949 года старшему сержанту Калашникову присуждены Сталинская премия I степени и его первый орден Красной Звезды.

18 июня 1949 года АК-47 был принят на вооружение Советской армии и Военно-морского флота.

В 1949 году перед прославившимся на весь СССР конструктором встал вопрос – идти по военной стезе или же по гражданской. Он выбирает второй путь, демобилизуется и отправляется в Ижевск, где шло освоение серийного производства его автомата. С 1949 года и на всю последующую жизнь Ижевск стал его домом.

Автор: Егор Сальнов