• 10 июля 2019 10:35
  • 174
  • Время прочтения: 2 мин

День в истории: принятие первой Конституции РСФСР

День в истории: принятие первой Конституции РСФСР
Ника-М
10 июля 1918 года V Всероссийский съезд Советов принял первую кодифицированную конституцию в истории России, которая готовилась с начала февраля. Российская Советская Республика сменила название на Российскую Социалистическую Федеративную Советскую Республику (РСФСР). Вся власть в стране законодательно закреплялась за Советами различных уровней; страна провозглашалась «федерацией Советских национальных республик»; были национализированы все банки, отменена частная собственность на землю, введена всеобщая трудовая обязанность. Конституция не была демократической – неработающие или использующие наёмный труд лица были ущемлены в политических правах. Конституция, исключавшая неравенство по расовому и национальному признаку, официально провозглашала и поощряла новый, классовый тип неравенства.

Важнейшей чертой Конституции 1918 года был её подчёркнуто переходный характер. Стимуляция классовой борьбы объяснялась необходимостью подавления и уничтожения буржуазии, исключения самой возможности эксплуатации человека человеком и переходом в будущем к следующей стадии - социализму. Лозунг «Не трудящийся, да не ест!», официально закрепленный в конституции, был направлен на уничтожение класса «иждивенцев и эксплуататоров». На многовековом опыте русского предпринимательства де-юре был поставлен крест. (Де-факто процесс начался сразу после Октябрьской революции). Страна на семь десятилетий (с перерывом на НЭП) отказалась от капиталистического уклада.

Можно долго спорить, была ли эта конституция первой в истории России (есть мнение, что фактически первой русской конституцией был царский Манифест от 17 октября 1905 года). Но в том, что она оказала огромное влияние на дальнейший российский двадцатый век, сомневаться не приходится. В ней впервые законодательно была обозначена такая деталь современной российской жизни, как федерализм (и тогда, как и сейчас, федерализмом это можно было назвать весьма условно). Интересно, что федерализм был вынужденным шагом и как явление противоречил марксистской идеологии (согласно учению Маркса и Энгельса, единственная жизнеспособная и эффективная модель государства – унитарная). Всё дело в том, что подъем национального самосознания малых народов России входил в базовый инструментарий большевистской борьбы с царской «тюрьмой народов», и когда царизм наконец пал, некоторые пробудившиеся стараниями большевиков малые нации не проявили особенного желания строить вместе с Россией безнациональную диктатуру пролетариата и сливаться в одну социалистическую общность. Поэтому большевикам – сторонникам более прогрессивного классового, а не устаревшего, по их мнению, национального деления населения – после тяжелых внутрипартийных споров пришлось гарантировать федеральное устройство по устаревшему национальному признаку и признать суверенитет всех народов России (исключая, впрочем, великороссов, которых Ленин считал шовинистической и реакционной массой, угнетающей малые народы, которую надо перевоспитывать).

Конституция 1918 года была естественным оформлением идей Октябрьской революции, ее логическим продолжением. Не имея аналогов в мировой истории, она законодательно закрепила право Советской власти на невиданный по своим масштабам эксперимент. Рассматривая Россию лишь в качестве плацдарма для мировой социалистической революции, большевики не считались ни с количеством человеческих жертв, ни с ценой, которую страна должна заплатить ради практического воплощения идеологии, которая до этого существовала только на бумаге. Озаренная первыми сполохами надвигающейся Гражданской войны, Россия вступала, наверное, в самый сложный период своей истории.