• 25 сентября 2019 17:09
  • 3 308
  • Время прочтения: 8 мин

Золотая рокировка. Шахматы снова на высоте

Золотая рокировка. Шахматы снова на высоте
В советские годы шахматная доска была практически в каждом доме. Издавалось множество специализированной литературы. А советская шахматная школа была самой сильной в мире. После распада Союза о шахматах словно забыли. Казалось, древняя игра никак не впишется в новую реальность, которая поставила эмоции и силу выше интеллекта. Но этого не случилось. И сегодня шахматы переживают настоящий ренессанс. Только уже на новом уровне – элитарном. О сегодняшней ситуации в российских шахматах – наш разговор с гроссмейстером и шахматным обозревателем Дмитрием Кряквиным.

– Пару лет назад мне презентовали свежий выпуск знаменитого в советские годы журнала «64 – Шахматное обозрение». Честно говоря, я был очень удивлен – и тем, что он до сих пор издается, и тем, что выполнен на очень достойном полиграфическом уровне, и тем, что одним из каналов его распространения, как мне сказали, стали вагоны СВ в поездах РЖД. Возникло ощущение, что шахматы, растеряв свою былую массовость, превратились в элитарный вид спорта, или досуга – тут уж кому как. Так и есть?

– Шахматы в нашей стране действительно переживали самые разные периоды. Мы все помним золотой век советских шахмат. В какой-то момент интерес к ним невероятно подогрело противостояние Анатолия Карпова сначала с Виктором Корчным, а потом с Гарри Каспаровым. Затем наступили 90-е, тяжелые и тревожные, и в шахматах, как и во многих других сферах, был страшный простой: организационный кризис с турнирами, отсутствие финансирования. А в последнее время действительно произошло воскрешение. Оно началось, когда Федерацию шахмат России (ФШР) возглавил нынешний президент ФИДЕ Аркадий Дворкович, в то время вице-премьер правительства. Сейчас уже больше пяти лет в ФШР работает команда Андрея Филатова. Его огромная заслуга в том, что он отреставрировал Центральный шахматный клуб на Гоголевском бульваре в Москве, который теперь называется Дом шахматиста, и создал первый в мире музей шахмат. Там собраны невероятные экспонаты, я даже боюсь предположить, сколько стоило собрать эту экспозицию. Когда там проходят какие-то мероприятия, то собирается много людей, которых я, например, видел только на экранах. В этом плане в шахматах действительно проглядывается элитарность. И значительная. Это очень престижно. Сегодня у ФШР очень сильный попечительский совет, который возглавляет Дмитрий Песков, пресс-секретарь Владимира Путина. В стране консолидированы практически все силы, которые так или иначе имеют отношение к шахматам. Даже по «Матч ТВ» в прайм-тайм велись прямые трансляции шахматного турнира «Армагеддон». Еще восемь лет назад не верилось, что шахматы вернутся на экраны, будут проходить большие турниры. И я, честно говоря, до сих пор испытываю некую внутреннюю эйфорию от происходящего. Дай бог, конечно. Большое спасибо всем большим людям, которые не бросают мудрую игру. Надеемся, что будет еще лучше.

– А есть такое явление, как мода среди состоятельных людей на то, чтобы их дети занимались шахматами?

– Да. Шахматами сегодня занимается много детей из состоятельных семей. Вся Рублевка в шахматных школах, насколько я знаю.

– А сколько стоит подготовить шахматиста?

– Это дорогостоящий процесс. Понятно, что в хоккее вы изначально должны купить амуниции тысяч на сто, а в шахматах не так. С другой стороны, нужен компьютер с лицензионными шахматными программами, потому что пиратские могут работать не слишком исправно. Нужно покупать книги. И, конечно, услуги тренера. В последнее время в связи с популяризацией стоимость занятий для юного шахматиста, который претендует на какие-то профессиональные успехи, значительно выросла: две тысячи рублей за час – это минимум. И чем круче специалист, тем он дороже, я даже не могу сказать, какая сегодня максимальная планка. А тренироваться надо много. Плюс ездить на турниры. В молодой талант нужны большие денежные вложения, потому что сейчас конкуренция невероятная. Если раньше находили талантливого мальчика и все с ним носились, то сейчас таких мальчиков много, и не только в нашей стране. Два года простоял на месте – и уже все, оттеснили во второй эшелон. А если хочешь на самый верх, то это достаточно тяжело. Но ФШР создает беспрецедентные условия – функционируют школы, центры подготовки, лучшим детям дается возможность работать с тренерами бесплатно – очень много делается такой работы, которая внешне не видна, но она обеспечивает результат.

– В Ижевске прошел Суперфинал чемпионата России по шахматам с достаточно большим призовым фондом: за первое место – миллион рублей плюс автомобиль. В шахматах есть деньги. А сколько вообще можно на них заработать?

– Разница, конечно, большая между обычным спортсменом и шахматистом, который входит в сборную страны, играет в элитных турнирах. Но у сильных шахматистов действительно большие заработки. Особенно в этом плане выделялся Сергей Карякин. Когда он вышел на матч с Магнусом Карлсеном, у него было большое количество спонсоров, были заключены контракты с известными брендами. Я думаю, в тот момент Сергей ощущал себя на одном уровне с самыми лучшими спортсменами из элитных видов спорта. Если зайти на веб-сайт ФШР, можно посмотреть список спонсоров, и там действительно очень крупные фирмы. Так что не надо беспокоиться за ведущих гроссмейстеров страны, у них все хорошо. А в целом, доходы не ограничиваются одними турнирами. Престиж шахмат сейчас такой, что спортсменов с именем постоянно приглашают на какие-то мероприятия, лекции, сеансы. Сильный гроссмейстер никогда не пропадет. Главное – заработать имя, а потом имя начинает работать на спортсмена.

Музей шахмат в Москве

– Много ли таких турниров с хорошим призовым фондом проводится в России?

– Исполнительная дирекция ФШР во главе с Марком Владимировичем Глуховским не только бережно относится к элите, но и поддерживает общероссийские турниры, потому что многие шахматисты старшего поколения уже перестали играть, и сейчас перед ФШР стоит задача осуществить смену поколений. У нас очень много молодых талантливых гроссмейстеров, и среди мужчин, и среди женщин. ФШР проводит множество соревнований, на которых, с одной стороны, молодежь получает возможность проверить свои силы – не с элитой, но со вторым эшелоном российских шахмат, а с другой стороны, гроссмейстеры имеют возможность подзаработать. Я разговаривал со многими спортсменами, не футболистами и баскетболистами, конечно, но представителями олимпийских видов спорта, например, плавания, – у них такого нет. Шахматы хоть и остаются, к сожалению, неолимпийским видом спорта, но с ними сейчас все в порядке. Суперфинал, кстати, для шахматистов в плане доходов – беспрецедентный турнир. Другого с таким призовым фондом в России нет.

– В продолжение темы смены поколений можно отметить, что у нас появилась новая тенденция – преподавание шахмат в школах.

– Вы знаете, во многих регионах проект «Шахматы в школе» уже успешно осуществляется, хотя и неравномерно по стране. Например, в Ростовской области, где я живу, им охвачено 90 процентов школ. Но есть и регионы, которые расположены подальше от центра и не имеют шахматных традиций. Там самое главное – проблема кадров, потому что мало сказать, что у нас в школе будут шахматы, надо еще и найти человека, который им обучит. Многие говорят, что если в городе, допустим, ощущается нехватка возможностей для простых людей, то они могут получить полставки в школе и, не особо напрягаясь, вести занятия. Так и есть. А попутно происходит селекция. Там же нет задачи, чтобы все стали гроссмейстерами, главное – приобщить детей и пару звездочек протолкнуть дальше. Сейчас много талантливых детей, и заметно, что система работает. В юношеских шахматах недавно завершилось первенство Европы, на котором российская команда во главе с нашими тренерами Михаилом Кобалией и Сергеем Яновским снова одержала уверенную победу.

Дмитрий Кряквин с женой Еленой Томиловой, гроссмейстером, участницей Суперфинала чемпионата России по шахматам в Ижевске.

– То есть страна может вернуть свои позиции в шахматах?

– Да, но это процесс непростой. Сейчас мы имеем дело с остаточными явлениями глубинного кризиса, который продолжался длительное время, и это до сих пор аукается. Но пройдет 6-7 лет, и работа, которая сегодня ведется, даст всходы. Элита вновь наполнится российскими гроссмейстерами. На турнире в Ижевске играл очень яркий молодой гроссмейстер Владислав Артемьев, который метеором ворвался в элиту и показывает стабильные результаты. И в других наших ребят мы верим. Мне лично довелось поработать с одной из восходящих звезд российских шахмат Андреем Есипенко, на которого сейчас возлагают большие надежды, так что я с оптимизмом смотрю в будущее. А вообще, я много езжу по стране – с лекциями, различными выступлениями, просто пишу о шахматах – и стал замечать, что люди снова стали играть в парках. Раньше это были дедушки, которые помнят еще Спасского и Петросяна, а сейчас – молодые ребята. И это, конечно, очень здорово. Чем выше общественное внимание, чем больше охват, тем больше шансов, что появится чемпион мира, потому что Крамник родился в Туапсе, Каспаров – в Баку, Карпов – в Златоусте. То есть это не Ленинград и не Москва. Если бы не было в тот момент советской шахматной машины, такого внимания, они бы никогда в жизни… ну, талант позволил бы пробиться, может, стали бы гроссмейстерами, но дойти до чемпиона мира, мне кажется, им было бы тяжело.

– Как сейчас вообще с тренерскими кадрами? Все же был провал, многие ушли.

– Я б не сказал, что провал. Когда рухнул Советский Союз, произошел огромный отток кадров. В стране была невероятная концентрация людей, профессионально знающих процесс, и нулевая возможность для них заработать деньги. И они разлетелись лепестками по свету. Кто-то осел во Франции, и там появились Вашье Лаграв и Этьенн Бакро. Кто-то уехал в США – сейчас мы смотрим на Фабиано Каруана, претендента на первенство мира, с ним тоже наши тренеры работали. В индийской школе огромное влияние бывшего советского пространства, причем не только России, но и других республик СССР. Люди разлетелись по всему миру и воспитали наших же конкурентов. Еще лет десять назад тренеров, профессионально работающих с российскими шахматистами, были единицы. Сейчас многие шахматисты, наивысшие достижения которых пришлись на прошлое десятилетие, но которые сохраняют большую силу, понимание, огромный класс, брошены на важные задачи. Помогают сборным, и эффект, конечно, виден. За последнее время и мужская, и женская сборные добивались очень высоких результатов. У нас командные достижения гораздо выше, чем личные. Командным духом Россия всегда была сильна.

– За чемпионатами каких стран сегодня вам интересно наблюдать?

– Очень сильный чемпионат в США, потому что там есть миллиардер Рекс Синкфилд, который поставил себе задачу создать очень сильную национальную команду и проводит чемпионат с огромным призовым фондом. Благодаря этому в Штаты переехало несколько очень сильных гроссмейстеров, в частности, Леньер Домингес, кубинец, что вызвало международный скандал. Команда США сейчас невероятно мощная, по среднему рейтингу она даже превосходит российскую. Америка в этом плане задает конкуренцию, и нашим приходится предпринимать ответные шаги.

– На каком месте в рейтинге наша команда?

– Долгое время российская команда была фаворитом. Сейчас мы стартуем со второй позиции. В Ханты-Мансийске в 2020 году состоится шахматная олимпиада. Надеемся, что стены помогут и мы обыграем американцев на нашем поле.

– А что будет, когда искусственный интеллект обыграет человека в шахматы? Люди не потеряют к ним интерес?

– Так он давно уже обыграл, к сожалению. В 90-е огромный интерес к шахматам в мире подогревался противостоянием человека и компьютера. Каспаров сыграл множество матчей с новейшими моделями и побеждал их до 2007 года, когда был обыгран суперкомпьютером Deep Blue. Это многопроцессорная машина, которая занимала целую комнату, монстр, просчитавший кошмарное количество ходов. А сейчас технологии дошли до того, что программа в телефоне обыграет чемпиона мира. Компанией Google DeepMind разработан AlphaZero – алгоритм, основанный на нейронных сетях, по сути, самообучаемый искусственный интеллект. Он уже обыграл чемпионов мира по различным интеллектуальным видам спорта. А не так давно – и сильнейшую компьютерную программу. Конечно, это хорошо, что дети, у которых нет возможности заниматься с сильным тренером, могут заниматься с компьютером. С другой стороны, в шахматах появилась так называемая проблема читерства. Чит – это обман. То есть человек играет в турнире и пользуется помощью компьютера. Произошло несколько вопиющих скандалов. К сожалению, и у нас в стране такие случаи были. Сейчас приняты беспрецедентные меры, чтобы с этим бороться. Все игроки сильно переживают.

– То есть азарт еще тот присутствует в этой игре?

– Да, XXI век принес новые вызовы в шахматах. В этом есть свои плюсы и свои минусы. Как в олимпийских видах спорта, где в свое время практически не было проблем с допингом. А потом в какой-то момент началась массовая борьба. К счастью, ведущие российские шахматисты безукоризненно честны.

Автор: Сергей Савинов

-----------------------------------------------

Полезная информация

Вам нравится делать ставки на спорт? Никак не можете найти надежного букмекера? Предлагаем вам зарегистрироваться на официальном букмекерском сайте melbet. Теперь отпадет необходимость искать зеркала