• 24 октября 2019 16:16
  • 1 473
  • Время прочтения: 8 мин

Ольга Абрамова: Компенсацию за гибель посевов получат не все аграрии

Ольга Абрамова: Компенсацию за гибель посевов получат не все аграрии
Режим ЧС, введенный в Удмуртии 15 августа в связи с переувлажнением посевных площадей и угрозой гибели сельхозкультур, помог аграриям выжить. Но компенсации из федерального бюджета за гибель посевов получат не все пострадавшие сельхозпроизводители. Об этом на пресс-конференции 1 октября заявила министр сельского хозяйства и продовольствия республики Ольга Абрамова.
1/1

Не застрахованы

– До 23 августа мы собирали со всех сельхозпредприятий акты, в которых зафиксирована гибель сельхозкультур, каждое поле было с фотофиксацией, с описанием в акте. На сегодня гибель культур, и не только зерновых, но и картофеля, льна, рапса зафиксирована у 196 предприятий. Общая сумма прямых расходов составила 738 млн рублей. Это средства, которые были вложены в покупку семян, ГСМ, в обработку полей. И это фактически подтвержденные сельхозпроизводителями затраты, на которые есть платежные документы по каждому участку пашни, где была зафиксирована гибель культур.

26 августа документы прибыли в Москву для прохождения экспертизы, которая должна была подтвердить факт гибели и сумму ущерба. Мы очень надеялись на получение федеральной поддержки, потому что ситуация может быть очень непростая. Самая большая сложность в том, что наши посевы не застрахованы, а это безусловное требование федерального правительства для возмещения расходов в подобных ситуациях. В этом случае нам не нужно было бы ничего доказывать, и все выплаты прошли бы очень быстро.

У этой проблемы две стороны. Во-первых, сельхозпроизводители Удмуртии не спешат страховать свои посевы, потому что в 2010 году, во время засухи, были негативные последствия взаимодействия со страховыми компаниями. Мы тогда собрали катастрофически маленький урожай зерна – 315 тыс. тонн. При этом посевы были застрахованы. Но, к сожалению, ни одно судебное решение по возмещению страховых выплат не было выполнено в пользу сельхозпроизводителей, хотя госэкспертиза подтвердила гибель посевов. Еще один аспект, который не позволяет получить страховые выплаты, – сельхозпроизводителям очень сложно доказать факт проведения всех агротехнических работ: своевременное внесение удобрений, опрыскивание сельхозкультур и т.д. Это сильно уменьшает шансы получить страховые выплаты, и, к сожалению, в 2010 году сельхозпроизводители их не получили. В нынешней ситуации мы должны были доказать, что наши аграрии не застраховали посевы не потому, что игнорируют эти процессы, а потому что нет реальной возможности это сделать, в том числе и по причине недоверия и нежелания со стороны страховых компаний. Они не спешат страховать сельскохозяйственные объекты, потому что это очень большие риски, особенно в нашей нечерноземной зоне.

Компенсации не для всех

– В конце сентября мы получили результаты оценки экспертизы Минсельхоза России. Из заявленных 738 млн рублей нам подтвердили 420 млн рублей. Отдельные хозяйства не прошли подтверждения гибели посевов по разным причинам, например, на фотографиях не было четко видно, что посевы действительно погибли.

Согласно правилу, возмещению подлежит не более 50 процентов подтвержденной суммы гибели, поэтому мы ожидаем возмещения 200 млн рублей. Держим вопрос на контроле и очень оперативно работаем с Минсельхозом России. Если нам удастся получить эти средства, то они будут направлены тем сельхозпроизводителям, которые заявляли о гибели посевов, и это подтвердилось. Но у нас есть хозяйства, у которых гибель подтвердилась, но пока проводилась экспертиза, они успели убрать урожай. Поэтому, чтобы наши данные были достоверными, мы исключим эти площади из списка, который будем заявлять на получение компенсации. Да, эти хозяйства понесли финансовые потери, но они получат и прибыль с убранного урожая.

При распределении средств мы не будем изобретать ничего нового, в 2010 году у нас была практика возмещения ущерба по засухе – пропорционально сумме потерь, которые заявили сельхозпроизводители. Разумеется, если республика получит из федерального бюджета компенсации, то все хозяйства, которым мы направим эти средства, впоследствии будут проверены, чтобы мы были уверены, что хозяйства не просто так получили эти деньги. Это бюджетные средства, которые подлежат обязательному контролю.

К сожалению, у нас есть хозяйства, которые смогли убрать лишь 15-20 процентов урожая. Ради них мы и будем прилагать все усилия, чтобы привлечь средства из федерации.

И эти сельхозпроизводители получат поддержку. Кроме того, мы перераспределили средства Минсельхоза республики и добавили 19 млн рублей на приобретение элитных семян. Общий объем этой субсидии в 2019 году составит 41 млн рублей, это самая большая сумма, которую платили в рамках годового бюджета на приобретение элитных семян.

В среднем по Удмуртии кормов заготовлено достаточно – 628 тыс. тонн, тогда как 600 тыс. тонн – это наш минимум, который позволяет обеспечить семенной фонд и кормление животных.

Засухи прошлых лет нас научили, и большинство хозяйств теперь имеют запас кормов на два года. Если бы я была руководителем хозяйства, то из сложившейся в этом году ситуации извлекла бы для себя два очень важных урока: использовать все возможности для страхования культур, а второй урок – гибко реагировать на погодные условия. Если в хозяйстве есть минимальная потребность в фуражном зерне, в семенном фонде, то все остальное засеянное зерно проще пустить на корма, не ждать, когда будет благоприятная для уборки погода, а делать это прямо сейчас. И многие хозяйства в этом году именно так и сделали. Потому что нет смысла ждать, когда зерно высохнет и будет в той степени зрелости, когда его можно убирать на фураж. У нас в Удмуртии каждый год то засуха, то переувлажнение – регион рискованного земледелия. И надо быть готовым к любым погодным катаклизмам.

Автор: Мария Наумова