Ростки кооперации
Макс-2021
Производство сельскохозяйственной продукции и ее реализация – это абсолютно разные сферы деятельности. Каждая из них требует титанического труда, выполняемого на профессиональном уровне. Успешно их совмещать не получается даже у хозяйств-лидеров. Поэтому правильный подход – это когда крестьянин вкладывает свои силы и время в развитие производства, получение урожая, повышение надоев, а функции сбора, доставки и передачи его продукции потребителям выполняет трейдер. Именно так построена мировая практика, и нам здесь не нужно изобретать велосипед, считает генеральный директор группы компаний «Добролюбово» Елена Тарасенко.

– Елена Юрьевна, наверное, нет нужды представлять вас сельхозтоваропроизводителям республики – они вас прекрасно знают. Со многими вы уже работаете, поставляя их молоко переработчикам в Удмуртии и других регионах, в том числе на заводы, принадлежащие производителям с мировым именем. Там вас тоже знают как надежного партнера, который поставляет качественную продукцию. За какое время можно так себя зарекомендовать в молочном бизнесе?

– В таком формате, как сегодня, мы работаем около пяти лет. А в молочном бизнесе я уже больше пятнадцати лет, до того, как открыть свое дело, занималась развитием продаж на известных молокоперерабатывающих предприятиях республики.

– Почему хозяйства работают через вашу компанию, а не заключают договоры с заводами напрямую?

– Мой опыт позволяет говорить, что договориться с заводом-переработчиком о наиболее выгодных для себя условиях поставки сельхозпредприятия не в состоянии. Тому служит целый ряд причин: от объема поставляемой продукции до невозможности проконтролировать и отследить все вопросы, связанные с качеством. И все это, конечно, напрямую сказывается на цене. А мы даем хозяйствам возможность выбора. Работаем как с фермерами, так и с крупными хозяйствами: принимаем молоко, разбираем по показателям, формируем товарные партии и отправляем на предприятия республики и в различные регионы Урала и Поволжья. Наша закупочная цена сегодня – 24-25 рублей за килограмм молока без НДС, что выше, чем в среднем по Удмуртии. И мы способны комплексно решить вопросы взаимовыгодной работы с производителями сельхозпродукции.

– Как проверяете качество сырья?

– В своей лаборатории. Когда мы начинали, культура качества молока в республике была достаточно низкой. Сегодня ситуация ощутимо изменилась: государство предприняло ряд мер, и все, кто работает в отраслевой молочной цепочке, понимают, что соответствовать требованиям к качеству продукции просто необходимо. В противном случае не получится успешно работать.

– Вы занимаетесь только поставками молока или готовой продукции тоже?

– У нас три направления деятельности: комплексное обслуживание агропромышленных хозяйств, дистрибуция молочной продукции и развитие собственного производства. Мы ежедневно поставляем молочную продукцию разных производителей в более чем 1,5 тысячи точек торговли и общественного питания по 33 логистическим маршрутам. В этом году мы начали развивать собственную розничную сеть под брендом «Деревня Добролюбово», в которой представлена молочная продукция и колбасные изделия от небольших производителей из разных районов Удмуртии. В этих же магазинах реализуем продукцию под собственными торговыми марками «Добролюбово» и «Марьино счастье», которую производим на своем предприятии в Малой Пурге, а по ряду позиций размещаем заказы на крупных заводах, которые делают продукцию из нашего сырья, например, молоко длительного хранения в упаковке ТБА (Тетра Пак). Помимо розницы, мы активно развиваем сотрудничество с организациями бюджетной сферы. В частности, заключили контракт на поставку молочной продукции до конца года детским садам и школам Ижевска и республики.

– И этим вызвали буквально взрывную реакцию. Сообщения о проверках качества молочной продукции в детских садах и школах посыпались со всех сторон.

– Могу вас заверить, что дело здесь не в качестве. Работать с молочной продукцией очень сложно. Нас проверяют контролирующие органы вдоль и поперек. Поэтому на любое заявление, зачастую голословное, о якобы обнаруженном фальсификате мы готовы по первому требованию соответствующих государственных органов предоставить все необходимые документы. Судя по тому, что сообщения на эту тему то появляются, то вдруг исчезают, идут волнами, мы имеем дело со спланированной информационной кампанией. Проблема в том, что долгие годы этот рынок был фактически монополизирован. А наш выход на него привел к снижению цены на молоко, поставляемое бюджетным учреждениям, на 60 процентов. И это, я считаю, достаточно знаковое событие для республики. В настоящее время конкурсные процедуры с таким снижением цены закупки можно пересчитать по пальцам.

– В магазинах мы видим молоко от разных производителей по разным ценам. Можем пробовать, сравнивать. С точки зрения обычного потребителя, чем дешевле продукт, тем меньше он вызывает доверия. Поэтому даже не верится, что снижение цены достижимо без потери качества.

– А мы своей работой подтверждаем, что это возможно. Где прячется разница в 25 рублей между ценой, по которой молоко закупается у производителей, себестоимостью переработки и конечной стоимостью продукции, которая в магазинах может превышать 50 рублей за литр? В накладных расходах и той маржинальной доходности, которую образует цепочка поставщиков. Потребителям пытаются внушить, что хорошо бывает только то, что дорого. А мы говорим, что когда есть конкуренция, потребитель только выигрывает. Мы работаем на рынке пять лет и понимаем, что можем присутствовать на нем только при условии ценовой конкурентоспособности. Поэтому мы установили для себя низкую планку маржинальности и постоянно занимаемся оптимизацией расходов. Так что сегодня снижение цены отнюдь не означает потерю качества.

– Сегодня многие сельхозпроизводители, и в первую очередь фермеры, говорят, что им очень сложно довести свою продукцию до потребителя, практически невозможно зайти в торговые сети, и поэтому вынуждены сдавать все перекупщикам. Они мечтают о системе кооперации, которая снимет с них это бремя. Вашу работу можно рассматривать в качестве основы для создания такой системы?

– Безусловно, и мы к этому стремимся. Одно дело произвести продукцию, и совсем другое – реализовать ее. Чтобы продавать, нужны складские помещения и оборудование, товарно-кассовые машины, продавцы, кладовщики – вся торговая инфраструктура. Она непосильна для товаропроизводителей, да и не нужна им. Потому что наладить и поддерживать логистику и торговлю – это титаническая работа. Не надо им тратить на это свои силы. Каждый должен заниматься своим делом. Задача крестьянина – думать о земле, о том, как произвести качественную и востребованную продукцию. Скажу больше, с фермеров и небольших хозяйств нужно снять всю бумажную работу, всю работу по оформлению той же документации на получение лицензий и сертификатов. Ею должны заниматься специалисты. Поэтому нужно пересматривать функционал организаций и ведомств, которые отвечают за это, менять подходы. Очень хотелось бы верить, что это произойдет в ходе реализации федерального проекта по созданию системы поддержки фермеров и развитию сельской кооперации. Причем здесь не нужно изобретать велосипед. Все передовые практики в мировом сельском хозяйстве уже существуют. Нужно их проанализировать, и лучшие приземлить у нас.

– Например, какие?

– Ни для кого не секрет, что одной из главных проблем российского сельского хозяйства сегодня являются кадры. Средний возраст грамотных специалистов – ветеринаров, агрономов – уже перевалил за пятьдесят лет. Если мы будем пытаться развивать отрасль по советской модели обособленных хозяйств, которые располагают собственным штатом главных специалистов, то мы не найдем достойную смену каждому. Я думаю, что стоит ориентироваться на европейскую модель, когда люди, обладающие профессиональными знаниями и опытом, сосредоточены в специализированных организациях, и каждый из них обслуживает несколько хозяйств. В этой части стратегия нашей компании заключается в том, чтобы развивать информационно-консультационное направление. Мы готовы предлагать решения, которые помогут хозяйствам работать над повышением качества продукции, увеличением объемов, рентабельности производства, улучшением финансового положения. При этом мы не стремимся сковать их обязательствами, а настроены на взаимовыгодное сотрудничество. Нас интересует, в первую очередь, увеличение объемов товарного молока – то есть развитие бизнеса за счет того, что прибыло.

– О необходимости создания системы кооперации говорят все, кто имеет отношение к отрасли. Но ее рождение проходит в муках – успешные примеры можно пересчитать по пальцам. В чем причина?

– По моему мнению, отсутствие конкретных результатов – это проблема из области менталитета. У крестьян очень тяжелый труд и далеко не всегда благодарный. Они привыкли рассчитывать на свои силы, и им сложно довериться кому-то еще. Система еще только создается, поэтому вполне объяснимо, что они подходят к делу очень осторожно и видят пока не столько плюсы, сколько риск попасть в очередную кабалу. Трейдерам тоже непросто.

Им еще нужно доказать своей работой, что они помощники, а не перекупщики, которые заботятся только о своем барыше. Но я думаю, что это болезнь роста. Это эволюционный процесс. Новой ментальности нужно время, чтобы сформироваться. И я надеюсь, что результатом станет такая структура кооперации, в которой найдется место и производителям, и трейдерам, и формам информационно-консультационного сотрудничества. Потому что эта модель – правильная.

– Какими вы видите перспективы компании?

– Наша компания твердо стоит на ногах, развивается в соответствии с разработанными планами, и мы уверены в успешности их реализации. Мы благодарим всех наших покупателей за выбор нашей продукции. Смею заверить, что мы приложим все усилия для того, чтобы продукция группы компаний «Добролюбово» оправдала все ваши надежды.

г. Ижевск

ул. Октябринская, 11

www.dobrolubovo.com

Автор: Сергей Савинов