• 23 сентября 2019 15:56
  • 1 408
  • Время прочтения: 15 мин

Ольга Абрамова: Господдержка должна быть эффективной

Ольга Абрамова: Господдержка должна быть эффективной
В последние годы АПК стал одной из самых субсидируемых отраслей российской экономики. Но, ежегодно увеличивая меры господдержки, государство все настойчивее требует от сельхозтоваропроизводителей отдачи за каждый вложенный рубль. Правила предоставления субсидий ужесточаются. О государственной политике по поддержке АПК и грядущих изменениях в подходах к предоставлению субсидий мы побеседовали с министром сельского хозяйства и продовольствия Удмуртии Ольгой Абрамовой.

– Ольга Викторовна, какие изменения в правилах предоставления субсидий произошли в этом году?

– На региональном уровне были изменены только правила предоставления субсидий на повышение молочной продуктивности – так называемые молочные субсидии, на 1 кг реализованного молока. На федеральном уровне Минсельхозом России были скорректированы правила предоставления несвязанной поддержки в области растениеводства. Эту поддержку теперь могут получать только те сельхозтоваропроизводители, которые засевают свои поля качественными семенами.

– Пострадали ли от этих изменений сельхозпредприятия Удмуртии?

– Примерно треть хозяйств, большинство из которых малые предприятия, не получили субсидий по несвязанной поддержке. Признаться, селяне не были готовы к такому ужесточению требований, и не только в Удмуртии, но и по всей России. Во-первых, изменения вступили в силу в конце февраля, можно сказать, в преддверии весеннего сева. Довести весь подготовленный семенной материал до требуемых кондиций за такое короткое время непросто. На 9 сентября из 250 млн рублей субсидий по несвязанной поддержке у нас не освоены 157 млн рублей. На эту дату никогда не было такого остатка. Сейчас оставшиеся деньги будем дораспределять между сельхозтоваропроизводителями вторым траншем. И если на один гектар, засеянный зерновыми культурами, ставка субсидии равнялась

200 рублей, то сейчас, с учетом дораспределения, она будет значительно выше. В октябре завершим прием документов и в ноябре начнем выплачивать.

– Почему ужесточение требований по качеству семян оказалось столь болезненным для такого большого количества хозяйств?

– Практически все малые хозяйства выбыли из списка получателей не случайно. Они никогда не ставили перед собой задачу засевать все площади семенами, соответствующими ГОСТу. Причина – отсутствие возможностей. Но мы все же должны помнить, что есть федеральный закон о семеноводстве, согласно которому все площади должны засеваться только качественными семенами. И нам необходимо повышать качество семян до 100%. Например, есть такой показатель, как засоренность. Когда мы засеваем поля семенами, которые имеют в своем составе сорные примеси, то мы фактически размножаем на своих полях сорняки. Кстати, в последние годы кондиционность семян у нас составляла в среднем 85%, и только в этом году в отрасли был сделан значительный рывок – мы впервые с 90-х годов увеличили этот показатель до 95%.

Есть еще один важный нюанс. Сейчас в Удмуртии лишь 250 тыс. гектаров земель сельхозназначения оформлены официально, остальные сотни тысяч гектаров не имеют своего хозяина. Считаем, что необходимо внести в положение о предоставлении несвязанной господдержки условие, что она будет предоставляться только на официально оформленные земли. И мы уже довели информацию до наших сельхозтоваропроизводителей, что, скорее всего, такое правило в положении о выплате субсидий будет прописано. История с оформлением земель тянется уже не один десяток лет. В 1990-е годы, как известно, сельскохозяйственные земли были розданы по паям без выдела в натуре. Нынешняя процедура их оформления очень длительная и сложная – на это уходит год и более. Но эта работа необходима.

Практически все малые хозяйства выбыли из списка получателей не случайно.

– Какие изменения были внесены в правила предоставления субсидий на килограмм реализованного молока, и какие результаты?

– В 2019 году мы ввели дифференцированные ставки на получение субсидии в зависимости от прироста реализации произведенного молока. Эти изменения касаются только средств республиканского бюджета. Теперь действуют две ставки: 68 копеек на килограмм молока – хозяйствам, которые не показали прирост, и 85 копеек – тем, кто дал рост. Из 350 наших постоянных получателей этой субсидии только 49 оказались в первой категории, все остальные получили по повышенной ставке. То есть не только крупные, но и небольшие хозяйства показывают хорошие производственные результаты.

Повышенная ставка призвана мотивировать сельхозпредприятия к развитию, к увеличению производства. И мы видим результаты – Удмуртия сохраняет положительную динамику в производстве молока. Так, за 8 месяцев сельхозорганизациями и фермерскими хозяйствами в целом надоено 513,1 тыс. тонн молока. Рост валового производства составил 6,5 процента. К аналогичному уровню прошлого года они прибавили 31,2 тыс. тонн. При этом на 8 процентов увеличились объемы реализации молока – с начала года наши животноводы реализовали на переработку 427,4 тыс. тонн произведенного сырья. Растет и качество молока.

– Ожидаются ли еще какие-либо изменения в правилах предоставления субсидий?

– Механизм предоставления господдержки, безусловно, нуждается в гибкости и совершенствовании с учетом меняющихся реалий. Мы внесем некоторые изменения.

Так, они коснутся возмещения затрат при строительстве и реконструкции животноводческих помещений. Как и прежде, в региональном бюджете будут заложены 20 тысяч рублей на скотоместо при строительстве и 12 тысяч – при реконструкции. У сельхозпредприятий есть намерения строиться и в 2020 году, и они рассчитывают на эту поддержку. Но мы хотим исключить требование по наращиванию поголовья на 25 процентов. Почему мы на это идем? К чему лукавить, сельхозпредприятия, чтобы выдержать это условие и получить возмещение прямых затрат, вынуждены держать «серые» головы, не отражая их в текущих официальных отчетах. Это искажает достоверность, а нам этого не надо. Что касается федеральных капексов, то их еще не получал ни один сельхозпроизводитель Удмуртии. По федеральным требованиям при строительстве необходимо пройти госэкспертизу, а это ведет к значительному удорожанию проекта.

Значительных изменений в 2020 году стоит ожидать со стороны федерации – субсидии будут разделены на стимулирующую и компенсационную части. Также предлагается ввести дифференциацию ставок с учетом товарности молока (в Удмуртии мы это уже практикуем), а также повышающий коэффициент для малых форм хозяйствования, чтобы стимулировать их к увеличению реализации молока.

Cегодня мы не имеем объективной информации о том, сколько коров содержится на фермах Удмуртии.

– Вы выступаете за то, чтобы исключить такой контрольный показатель, как продуктивность. Почему?

– Такие показатели, как валовое производство, продуктивность на одну корову, конечно, важны, но нас интересует товарное молоко, то есть то, которое может быть реализовано и переработано. Рост реализации – это проверяемый показатель. А в расчете продуктивности дойного стада есть свои нюансы. Ее можно считать за весь год, то есть за 365 дней, а можно за

305 дней лактации коровы. Но главное заключается в том, что сегодня у нас нет сплошной идентификации поголовья. Если на племенных предприятиях мы уже ввели обязательную идентификацию, то в товарных хозяйствах эта работа только началась. И сегодня мы не имеем объективной информации о том, сколько коров содержится на фермах Удмуртии, следовательно, достоверности в расчете продуктивности невозможно достичь. Продуктивность, несомненно, важный показатель. Но только для самого хозяйства, и только в том случае, если он формируется честно. Ориентируясь на него, руководитель предприятия понимает, каких животных надо оставить в стаде. Мы обращались в Минсельхоз России с предложением исключить этот показатель из расчета ставки для получения субсидии и оставить только реализацию молока. Но для федерации продуктивность была и остается важным контрольным показателем, он сохранится в 2020 году.

– Насколько реально сегодня ввести сплошную идентификацию?

– Это федеральные полномочия, проект постановления об идентификации находится на рассмотрении Правительства России. Мы вносили предложение, чтобы вся федеральная господдержка выдавалась на идентифицированное поголовье, потому что не можем знать, за какое количество коров в реальности мы выплачиваем субсидии. Я думаю, что в ближайшие год-два мы к этому придем. Хотя в Башкортостане, например, уже провели принудительную идентификацию поголовья. Но важно не просто на каждую корову бирку повесить, а сделать так, чтобы в каждом хозяйстве была учетная система, чтобы каждый сельхозпроизводитель занимался управлением стадом, если он хочет заботиться о животных.

Из федерального бюджета будут выделяться средства малым и средним сельхозпред-приятиям на приобретение племенного скота.

– Много ли в Удмуртии предприятий, которые занимаются внедрением современных технологий?

– У нас есть хозяйства, где реально заинтересованы в повышении эффективности производства, занимаются анализом состояния животных, и это видно по результатам их работы. Современные программные продукты позволяют посчитать экономическую эффективность, рентабельность каждого животного. Каждому животному присваивается номер, и все данные о состоянии коровы вводятся в систему: болела ли она, когда была покрыта, когда у нее подтвердили стельность, когда она отелилась и т.д. Формируются паспорта животных, которые помогают принимать правильные управленческие решения. Это очень важно для экономики предприятия. Но на многих предприятиях, к сожалению, до сих пор не установлена даже учетная система.

– В начале этого года вы озвучивали идею о разработке типовых проектов по строительству и реконструкции ферм…

– Как раз сейчас мы этим занимаемся, и надеюсь, что до конца года нам удастся завершить эту работу. Скажу сразу: типовой проект будет включать только технические решения по созданию условий для содержания животных на новых комплексах. То есть он призван добиться того, чтобы сельхозпроизводители строили фермы, руководствуясь не только экономическими расчетами и желанием сэкономить, но и с учетом технологичности. Чтобы соблюдались требования к длине стойлового места, ширине кормового стола, вентиляции и т.д. Чтобы это были инвестиции в комфорт коров. Чем больше предприятия будут экономить на этом, тем более высокую себестоимость молока получат на выходе. Пока не все наши хозяйства умеют смотреть на перспективу, все считают только сегодняшнюю себестоимость. Еще раз скажу: все технологические процессы на ферме должны исходить из того, чтобы было удобно корове, которая дает молоко. Технологически эффективные фермы можно построить и за относительно небольшие деньги.

Этот сборник технических решений мы раздадим руководителям хозяйств. Пока в виде рекомендаций, но впоследствии планируем, что их соблюдение станет одним из условий получения субсидий на строительство и реконструкцию.

– Будет ли в 2020 году увеличена господдержка со стороны федерации и республики?

– Ожидается, что со стороны российского бюджета будут увеличены субсидии на известкование почвы. Это будет отдельное направление господдержки. Известкование – это правильная мера, которая позволяет повысить продуктивность почвы, причем имеет пролонгированный эффект, который может проявиться через 3-4 года. Но не все хозяйства сегодня хотят этим заниматься. В Удмуртии действовала поддержка по этому направлению, мы каждый год закладывали в бюджете 10 млн рублей, но этого хватало лишь на две тысячи гектаров земель из одного миллиона, который мы обрабатываем.

Второе изменение – из федерального бюджета будут выделяться средства малым и средним сельхозпредприятиям на приобретение племенного скота, в том числе импортного. В Удмуртии эта мера уже прописана в рамках регионального бюджета.

Предполагается также оказание поддержки при страховании. Сейчас этот процесс, к сожалению, не развивается, причем не только в Удмуртии, но и в других регионах ПФО. У сельхозпроизводителей нет доверия к страхованию. Это в нашей отрасли зародилось в 2010 году, когда в Удмуртии была засуха. И даже в этой ситуации хозяйства не получили ни одной выплаты от страховых компаний. К тому же сейчас не все страховые компании готовы страховать сельхозпредприятия, потому что Удмуртия – зона рискованного земледелия. Доказать страховой случай сложно, поскольку основным условием для получения выплат является свое-временное проведение всех агротехнологических работ. На каждую сельхозкультуру существует технологическая карта, в которой прописаны все действия: проведение снегозадержания, боронования, предпосевная обработка почвы, обработка средствами защиты растений и т.д. Это огромный перечень работ. При этом, с учетом погоды, какие-то работы сельхозпроизводитель вынужден перенести или вообще отменить. И хозяйству доказать полноту и своевременность проведения всех агротехнологических работ фактически невозможно. К тому же в тот период страховым случаем признавалась гибель более 80 процентов посевов. Доказать это было очень сложно. Сейчас ограничение отменено, и любой процент гибели, даже 5 процентов с гектара, будет считаться страховым случаем. Но своевременность и полноту агротехнологических работ по-прежнему нужно доказывать. И поэтому для сельхозпредприятий очень важно грамотное юридическое сопровождение. Здесь большая роль отведена Центру компетенций, который располагается в Минсельхозе республики. Он призван консультировать сельхозтоваропроизводителя с момента заключения договора страхования до факта признания страхового случая и выплаты страховой суммы.

– Ряд сельхозпроизводителей высказали недовольство по поводу того, что в 2018 году Минсельхоз региона сократил перечень субсидируемой техники, и дело даже дошло до суда. Как сейчас проходят эти судебные процессы?

– Всего подано четыре иска, из них один дошел до Верховного суда, и еще три находятся на рассмотрении. Хочу отметить, что Верховный суд признал законность принятых нами мер. Мы считаем свое решение правильным, потому что перечень техники был просто огромен. Там были трактора, агрегаты для обработки почвы, посевные комплексы, опрыскиватели... Мы сохранили ту технику, которая крайне важна для хозяйств. Это кормозаготовительная – косилки, комбайны, миксеры, кормораздатчики, а также оборудование для зерносушильного хозяйства, потому что высока степень его износа. И сохранили прямую субсидию на технику для выращивания льна. Все остальные позиции мы вывели из списка субсидируемых, но их можно приобрести в лизинг, по которому сельхозпредприятия также могут получать господдержку. Этот список мы сокращать не стали, и сегодня хозяйства очень активно используют механизм лизинга. Если в прошлом году лизинговых сделок было проведено на 500 млн рублей, то за 6 месяцев 2019-го – уже на 600 млн. Кроме того, со следующего года планируем дополнить перечень техники, подпадающей под прямые субсидии, зерноуборочной техникой. Потому что 40 процентов комбайнов в наших хозяйствах эксплуатируются 10 и более лет. А в этом году субсидии на приобретение техники мы практически уже раздали: 100 млн рублей перечислено, осталось выплатить 854 тыс. рублей.

– По каким видам господдержки сельхозпроизводители еще могут получить средства в этом году?

– На 9 сентября мы перечислили получателям 1,749 млрд рублей, в том числе из бюджета России – 925 млн, из бюджета Удмуртии – 824 млн рублей. Остались не выданными 527 млн. Процент исполнения – 75. На строительство и реконструкцию животноводческих помещений, а также приобретение оборудования направлено 94 млн рублей.

Теперь о том, что еще не выплатили. Сейчас готовимся к распределению 116 млн рублей победителям конкурса агростартапов, который мы провели в августе. В октябре распределим 28 млн рублей на поддержку кооперации (это 50 процентов возмещения затрат на приобретение техники и оборудования). Осталось выплатить 14,5 млн рублей, предназначенных на кадровое обеспечение, – это подъемные специалистам, которые приходят работать на село. В этом году мы увеличим объем господдержки на элитное семеноводство, прибавка составит 16 млн рублей. Также направим средства на культуротехнику – это ввод в оборот земель сельхозназначения. Текущее финансирование рассчитано на 2 тысячи гектаров. Осталось выплатить субсидию по молоку – 9 млн из 750 млн рублей, а также 12 млн рублей из 90 млн на приобретение племенного молодняка КРС. В этом году сельхозпроизводители очень активно подают документы на получение этой субсидии. Раньше мы осваивали максимум 50 млн рублей, а оставшиеся 40 вынуждены были перераспределять на другие виды субсидий.

– Получается, что господдержка АПК с каждым годом увеличивается, и сетуют сельхозпроизводители напрасно…

– Уже второй год даже речи не идет об уменьшении средств из бюджета как Удмуртии, так и России на поддержку АПК. Я не знаю такой отрасли, которая имела бы такую господдержку – более 2 млрд рублей прямых субсидий в год. У сельхозпроизводителей еще очень много косвенной поддержки. Тот же льготный налоговый режим. В Удмуртии из 350 хозяйств лишь порядка 40 используют общий режим налогообложения. Например, налог на прибыль у очень крупных хозяйств составляет всего 50-100 тыс. рублей в год.

Кроме того, все имущество, участвующее в сельхозпроизводстве, не облагается налогом. Сельхозпредприятия Удмуртии платят в бюджет региона 800 млн рублей налогов в год, а только из бюджета Удмуртии получают 1,2 млрд рублей средств господдержки.

Сейчас мы активно ищем возможности увеличить бюджет на отрасль. Но не просто раздать всем поровну, а найти решения, как на каждый рубль бюджетных средств получить в доход республики еще больше средств. Чтобы эта финансовая помощь позволяла бы стимулировать руководителей предприятий, чтобы они понимали: чем больше средств я вложу в повышение эффективности своего хозяйства, тем больше поддержки получу от государства.

И я считаю, что процесс пошел. У нас уже много хозяйств, где и себестоимость производства молока снизилась, и товарность выросла, и при этом они развивают различные направления хозяйства, не только производство молока.

Минсельхозу и руководству республики важно, чтобы абсолютно все формы хозяйствования развивались. И мы за то, чтобы жители Удмуртии покупали качественную удмуртскую продукцию. Да, нужно, чтобы наши хозяйства развивались, но надо, чтобы и они сами прикладывали к этому максимум усилий, и они успешно с этим справляются. Если посмотреть, как работают многие другие регионы, становится понятно, что у нас есть чему поучиться. Наши сельхозпроизводители молодцы. Мы за наших!

У сельхозпроизводителей очень много косвенной поддержки.

Автор: Мария Наумова