Владимир Капеев: Хочешь делать правильно – делай по науке
7 пядей
Председатель колхоза (СХПК) имени Мичурина Владимир Капеев получил на свое 55-летие замечательный подарок – заметка о нем была опубликована на сайте Министерства сельского хозяйства Российской Федерации в разделе «Люди труда». Такой чести удостаиваются действительно лучшие, лидеры отрасли. Мы встретились с Владимиром Александровичем на следующий день после Медового спаса. И, конечно же, не могли не затронуть в разговоре в том числе и тему пчеловодства, одну из самых животрепещущих в этом сезоне.

– Владимир Александрович, какие в этом году виды на урожай?

– Очень хорошие. Если в прошлом году мы получили 36 центнеров зерна с гектара, то сейчас будет на 5-6 центнеров больше.

– С такой-то погодой, холодной и дождливой?

– Погода для растений была хорошая. Кто вовремя дал питание, защитил от болезней, у тех урожай будет. Но он получается дорогим – из-за проливных дождей зерно переувлажненное, очень много затрат на уборку, сушку, защиту. Из-за такой погоды даже мед качать нельзя. Пока температура воздуха держится ниже 15 градусов, пчелы очень агрессивны.

– Ваше хозяйство одним из первых в республике начало заниматься рапсом и активно развивает это направление. Но именно посевы рапса, а вернее, их обработку инсектицидами, сегодня называют главным «виновником» гибели пчел. Как у вас с этим дела?

– Мы опрыскивали поля ночью, как и положено, когда пчелы находятся у себя в ульях. А там, где пчелы погибли, скорее всего, обрабатывали днем. Но нужно отметить, что этот год выдался необычным. Никогда такого не было, чтобы мы обрабатывали рапс по 3-4 раза, хватало одного раза за вегетацию. Вопрос еще и в том, какими препаратами пользоваться. Я уже дал указание агроному на следующий год использовать инсектициды не выше третьего класса опасности. Они дороже, но мы в любом случае будем покупать только такие препараты, менее токсичные для пчел. Мы увеличиваем площади под рапс, а если не опрыскивать, то и рапса не будет. Нам надо и рапс вырастить, и пчел живыми оставить. Мы сами в этом заинтересованы, потому что у нас своя пасека большая. Мед в Удмуртии очень качественный, потому что собирается с разнотравья. У нас и климат, и растительность – все для меда. И особенно в Вавожском районе, где нет городов и благоприятная экологическая обстановка.

– Сколько лет вы занимаетесь рапсом?

– Около десяти. Завод по производству рапсового масла работает второй год.

– И как за это время изменились показатели по надоям?

– Никакого сравнения! В этом году мы планируем надоить 9 тысяч кг молока от коровы. В прошлом году было 8600. И так каждый год – прирост по 500, по 1000 кг. Но причина не только в рапсе. Мы в целом улучшили качество кормов, улучшили микроклимат на фермах. Когда коровам комфортно, производительность растет. А на новой ферме, которую мы сейчас строим, надеемся доить по 12 тысяч.

– За счет чего?

– В первую очередь, за счет того, что мы строим ее с учетом достижений современной науки. Ферма высокая – 12 метров от пола до конька. Ученые уже доказали, что при такой высоте будет поддерживаться оптимальный микроклимат. Во-вторых, вода для поения будет подаваться с подогревом. В-третьих, лежаки для коров будут располагаться в четыре ряда, а не в шесть, как обычно, что позволит удлинить кормовой стол, и все коровы смогут питаться одновременно. Это увеличивает длину фермы со 180 до 250 метров и удорожает строительство примерно на 20%, но окупается за счет повышения производительности. Мы первые, кто строит в Удмуртии такую ферму. И могу сказать, что даже после ввода в эксплуатацию первой очереди на 600 голов от колхоза имени Мичурина в его сегодняшнем виде останется только имя – экономика будет совсем другой за счет объема и качества молока. И мы будем жить по-другому. И зарплату сможем поднять еще на 5-6 тысяч рублей дополнительно.

– А сегодня она какая?

– По итогам первого полугодия средняя зарплата в хозяйстве – 36 тысяч рублей. И это меня радует. Можно сколько угодно говорить о надоях, об урожае, но самый главный показатель работы – это зарплата. И я радуюсь тому, что мы можем ее поднимать. В этом году мы ездили на съезд Союза животноводов России, который прошел на базе ЗАО «Племенной завод «Ручьи» в Ленинградской области. Молока они в прошлом году надоили 8900 кг на корову, зарплата – 38 тысяч рублей. Так что мы идем практически вровень с одним из самых передовых хозяйств в России. Кроме того, у нас большой соцпакет: бесплатная спецодежда, комплексные обеды за 30 рублей, раз в три года – бесплатная путевка в санаторий, а если каждый год, то работник оплачивает до 30% ее стоимости, на строительство дома выдаем безвозмездно 100 тысяч рублей на работника, при выходе на пенсию – пособие в размере до трех окладов в зависимости от стажа работы и т.д.

– Доходы для села сравнительно высокие. А на что люди тратят деньги?

– Покупают автомобили. У нас в Зямбай-гурте на 190 домов уже 182 машины.

– Как добились такого роста показателей? Что здесь главное?

– Сам я родом из Алнашского района, в Вавожский переехал в 1989 году. Когда в своем родном колхозе я сообщил, что уезжаю жить и работать в Зямбайгурт, один механизатор, человек активный, выступавший на всех собраниях, сказал мне: «Володя, ты зря учился на агронома. В Вавоже нет сельского хозяйства. Одни луга, леса и реки». Вот каким было представление о Вавожском районе в те годы. И оно было справедливым, потому что по итогам года в животноводстве и растениеводстве район стабильно занимал последнее место в республике, в лучшем случае – предпоследнее. А рост начался в конце 90-х годов. Если говорить о нашем колхозе, то, на мой взгляд, мы поднялись благодаря сотрудничеству с Ижевской государственной сельхозакадемией. Сначала взялись за растениеводство – с кафедрой растениеводства мы работаем вплотную с 1984 года. А когда повысили качество кормов, подняли и животноводство. Так что все благодаря науке. Когда я учился, моим научным руководителем был Ильдус Шамилевич Фатыхов, который и направил меня в это хозяйство. Мы ставили опыты, изучали, искали новые технологии. Мы первыми в республике снова начали выращивать кукурузу – в девяностые ее уже никто не сеял. Изучали гибриды, глубину посева, норму высева, сроки уборки. Потом взялись за рапс. А в этом году посеяли опытный участок конопли – технический сорт, который не содержит алкалоидов. Хотим наладить производство конопляного масла.

– Хозяйствам нужно развивать собственную переработку, как вы считаете?

– Обязательно. Мы бы не смогли добиться таких показателей по средней зарплате, производя только молоко и мясо. Переработка дает нам около 30% наших доходов. Конечно, это не так просто, много разных проверок. Но все окупается.

– А вы готовы поставлять свою продукцию на экспорт, например, то же рапсовое масло?

– Рапсового масла за три месяца у нас набирается 25 тонн, за год – 100. Импортерам такие объемы в такие сроки просто не интересны. И ни одно хозяйство самостоятельно на экспорт выйти не сможет, потому что никогда не обеспечит требуемые объемы. Чтобы развивать экспорт сельхозпродукции, в республике нужно создавать организацию, которая будет собирать продукцию у товаропроизводителей и формировать крупные партии. При этом строить большой завод по производству рапсового масла экономически неоправданно. Масло – это побочный продукт производства рапсового жмыха, высокопитательного корма для животных. Поэтому заводы должны быть при каждом хозяйстве, в котором содержится 800-900 коров. А правительство должно помогать их строить. Чего в республике действительно не хватает, так это мощностей по очистке рапсового масла, потому что то, что мы сейчас производим, требует доочистки до товарного качества. Вот над этим сейчас надо работать.

– Какие технологии планируете освоить в ближайшие годы?

– В растениеводстве мы достигли достаточно высокого уровня, наши наработки перенимают другие хозяйства, поэтому здесь будем только совершенствоваться. Несколько лет назад я ездил в Аргентину, знакомился с технологией No-Till – это система нулевой обработки почвы, прямой посев. По ней мы уже работаем, хотя у нас получается не No-Till, а Mini-Till. В Аргентине другой климат, там земля сухая, сеять можно, не обрабатывая. А у нас весной переизбыток влаги, и если с землей ничего не делать, то она слишком поздно поспеет для посева. Поэтому минимальная обработка у нас делается – осенью проводим дискование, а весной – закрытие влаги и посев. Преимущества, которые дает эта технология, заключаются в минимальных затратах и повышении урожайности: всходы получаются равномерными, поле созревает дружно. А если говорить о животноводстве, то главная задача – достроить новую ферму и повысить надои до 12 тысяч килограммов от коровы в год. После этого можно будет думать о пенсии.

– Вам до пенсии еще далеко – целых 10 лет.

– А это и есть планы на ближайшее десятилетие – ферму сначала нужно достроить, а потом отладить все процессы, чтобы добиться ожидаемого результата.

– Для вас этот год юбилейный. Чем он вас радует?

– Я радуюсь каждому утру. Иду на работу с радостью и после работы домой – тоже с радостью. И поэтому я счастливый человек, у которого и на работе, и дома все хорошо. Мы, конечно, иногда выражаем недовольство какими-то действиями на уровне государства, отстаиваем свои интересы. Но жаловаться каждый может, а надо работать. Поддержка от государства есть, я ее чувствую. И это тоже радует. Мы потому и начали строить такую большую ферму, на 1200 голов, что видим возможность получить по федеральной программе возмещение 30% прямых понесенных затрат. Именно поэтому мы пошли по сложному пути, с прохождением госэкспертизы проекта и соблюдением всех требований. Радует, что эта ферма позволит улучшить качество жизни наших работников. Так что, надо работать, и жизнь будет в радость.

427328 УР, Вавожский район,

д. Зямбайгурт, ул. Верхняя, 1а

тел. 8(3412) 77-61-64

Автор: Сергей Савинов