• 03 апреля 2019 04:00
  • 142

Ольга Абрамова: Удмуртия на старте агроэкспорта

Ольга Абрамова: Удмуртия на старте агроэкспорта
В «майском указе» 2018 года Президент России поставил задачу к 2024 году увеличить агроэкспорт до 45 млрд долларов, или в 2,5 раза по отношению к существующему показателю. В рамках реализации указа Минсельхоз России разработал проект «Экспорт продукции АПК». Его ключевая цель – создать отраслевую систему поддержки и продвижения экспорта российской сельскохозяйственной продукции и обеспечить ее соответствие требованиям регулирующих органов целевых зарубежных рынков. Всего на реализацию проекта будет выделено 350 млрд рублей в течение шести лет. Большая часть средств – 290 млрд рублей – предназначена для создания новой товарной массы за счет развития льготного кредитования предприятий и мелиорации. Российским аграриям необходимо будет повышать качество своей продукции, в том числе и за счет внедрения современных биотехнологий, включая семеноводство, селекцию, генетику. Документом определены приоритетные для экспорта товарные группы, одна из которых напрямую касается Удмуртии: по оценкам экспертов, за шесть лет мясная и молочная продукция может обеспечить прирост экспорта к 2024 году в размере 2,2 млрд долларов (c 0,6 млрд долларов в 2017 году). Какие экспортные ниши могла бы занять сельхозпродукция Удмуртии, готовы ли аграрии к выходу на мировой рынок и какие проблемы предстоит решить в ближайшее время – об этом «Деловой квадрат» беседует с министром сельского хозяйства и продовольствия республики Ольгой Абрамовой.

– Ольга Викторовна, по итогам трех кварталов 2018 года доля несырьевого экспорта Удмуртии увеличилась на 70 процентов по сравнению с предыдущим годом. Каков вклад продукции АПК?

– Доля экспорта агропродукции из Удмуртии составила 0,47 млн долларов, т.е. мы находимся в зачаточном состоянии. Регион никогда не был ориентирован на экспорт этой продукции. Перед нашими аграриями ставили задачу обеспечения внутренней продовольственной безопасности, и они успешно справились: сегодня Удмуртия полностью удовлетворяет свои потребности в продовольствии. С каждым годом мы прирастаем в объемах производства, особенно в животноводстве. Например, за 2018 год наши сельхозорганизации и крестьянско-фермерские хозяйства произвели 705,4 тыс. т молока, рост к предыдущему году составил 104,2 процента. Средняя молочная продуктивность в активном секторе экономики составила 6059 кг – наши хозяйства впервые перешагнули шеститысячный рубеж по надоям молока от одной коровы. Напомню, 2017 год они завершили с показателем 5883 кг.

Таким образом, мы увеличили валовое производство на 28,7 тыс. т.

Сегодня в Удмуртии производится 500 кг молока на одного жителя в год, в России – в среднем 247 кг, при этом среднедушевое потребление молока и молочных продуктов далеко не дотягивает до рациональной нормы 325 кг. Республике надо сохранить сегодняшние объемы производства: как для обеспечения внутренних потребностей, так и для поддержания продовольственной безопасности страны. А тот объем молочной продукции, который мы производим сверх необходимой нормы, как раз должен идти на экспорт.

– Наверное, молочная продукция стоит на первом месте в списке потенциальных групп товаров для экспорта на зарубежные рынки?

- Да. В августе прошлого года Минсельхоз Удмуртии разработал региональную составляющую этого нацпроекта, мы направили ее в федеральное ведомство, и она уже согласована. Мы ориентируемся на три основные категории агропродукции, которая может поставляться в другие страны: готовые молочные продукты, лен, рапс, а также такой нишевый продукт, как мед. Мы провели анализ наших сельхозпредприятий и по его результатам составили список тех, кто потенциально мог бы стать экспортером. Но это не значит, что, например, молокопроизводители уже завтра начнут поставлять свою продукцию. Если говорить в целом про Удмуртию, то мы пока физически не готовы к большим экспортным поставкам, 2019 год для нас будет годом подготовки. Мы планируем начать экспортировать нашу продукцию в 2020 году. Напомню, что лишь в прошлом году Удмуртия завершила многолетнюю эпопею борьбы с лейкозом. Но уже сейчас в рамках соглашения между Россией и КНР сформирован перечень экспортеров из десяти крупных ведущих российских предприятий, в который вошла производственная площадка «Сарапул-молоко» («Милком»), это очень хорошая новость для нас. Минсельхоз России рассчитывает, что уже до конца первого полугодия 2019 года Россия может начать поставки отечественной молочной продукции в Китай, рынок которого сегодня является привлекательным для всех экспортно-ориентированных стран мира.

Большинство наших молокоперерабатывающих заводов производят вкусную, натуральную, высококачественную молочную продукцию. Начиная с двух крупных предприятий, продукты которых неоднократно отмечены призами и являются федеральными брендами, востребованы во многих регионах России, и заканчивая небольшими перерабатывающими производствами, которые также стремятся к эталону. Поэтому, когда мы говорим «сделано в Удмуртии» – значит, эти продукты проверенные, качественные и полезные, изготовленные из натурального сырья. Именно этим мы можем удивлять: натуральностью, безопасностью и качеством, учитывая то количество фальсификата, которое сегодня есть на рынке.

– Какой объем молочной продукции мы можем экспортировать?

– Если Удмуртия будет производить 1 млн т товарного молока, согласно разработанной концепции развития молочной отрасли, то мы будем способны направлять 350-400 тыс. т сырья для изготовления конечной продукции на экспорт.

Это к вопросу, который нам задавали некоторые сельхозпроизводители: а для чего нужно производить 1 млн т молока? Для того чтобы расширить возможности сбыта. Сегодня есть только два пути развития: либо ориентир на внутренний спрос, который должен быть обеспечен увеличением покупательской способности населения, а она, к слову, в последние годы показывает стагнацию, либо выход на внешние рынки.

– Какова доля перерабатывающих предприятий АПК, которые уже сегодня технологически могли бы экспортировать свою продукцию?

– Предприятия-экспортеры должны соблюдать европейские требования стандартов безопасности продукции. Если говорить о молочниках Удмуртии, то сегодня из семи основных крупных производственных площадок только одна технологически готова к экспортным поставкам. Но мы не оставляем надежды, что процентов 10-20 наших переработчиков сориентируем на экспорт. Здесь сложность еще и в том, что для выхода нашей продукции на внешние рынки сегодня необходимо приложить гигантские усилия, потому что требования по безопасности продукции должны быть соблюдены не только на перерабатывающих предприятиях, но и там, где производят сырье, т.е. в сельхозорганизациях.

– Кто из производителей молока в Удмуртии соответствует всем европейским требованиям безопасности продукции?

– Оценить уровень соответствия европейским регламентам по безопасности продукции могут только представители зарубежных компаний, но за прошлый год никто из иностранных делегаций не приезжал к нам и не делал технологический аудит на соответствие требованиям какой-либо страны.

Будет хорошо, если у «Милкома» получится организовать экспорт уже в текущем году. Они действительно работают над тем, чтобы соблюдать все требования европейских регламентов безопасности продукции. И другие наши переработчики в сложные времена, когда, например, бывают ценовые колебания на молочном рынке, принимают участие в работе над повышением качества на предприятиях, поставляющих им сырье, предоставляют свои сервисные службы, которые мониторят качественные показатели производства молока, дают рекомендации. Перерабатывающие предприятия частично авансируют сельхозорганизации, реализуют проекты, в том числе по строительству животноводческих ферм.

– А сами предприятия стремятся попасть в список потенциальных экспортеров?

– Не всем это необходимо. Зачем нужен экспорт небольшим хозяйствам? Продукция малой переработки востребована внутри республики. Есть предприятия, которые прекрасно работают на местном рынке, обеспечивают стабильные поставки высококачественной продукции. Мы сегодня не говорим, что все сельхозпроизводители должны приготовиться уже завтра что-то экспортировать. Прежде всего, нам важно обеспечивать собственную продовольственную безопасность.

И другая наша задача заключается в том, чтобы удмуртские сельхозтоваропроизводители выдержали конкуренцию, которая сегодня сложилась на рынке. Те наработки, которые сегодня у нас есть, безусловно, хороши, но их недостаточно, чтобы через пять лет мы были в лидерах и могли обеспечивать себя необходимым продовольствием. Поэтому сегодня мы должны работать на завтрашний день.

То, что есть хозяйства, которые сегодня не готовы меняться, – это очевидный факт. И наверняка у них на это есть свои причины. Но я уверена, что только выходя из зоны комфорта, можно достичь чего-то, стать сильнее. К счастью, у нас есть много хозяйств, которые не только заботятся об увеличении валового производства молока и продуктивности, но и активно работают над повышением качества своей продукции, внедряя современные технологии, стремятся доить молоко только высшего сорта себестоимостью не выше 10 рублей на литр молока. Т.е. люди сегодня закладывают задел на завтра. Надо понимать, что придется либо увеличивать продуктивность коров, тем самым снижая себестоимость производства молока, либо оставаться в убытке. Сегодня нашим аграриям необходимо наращивать производство, чтобы использовать эффект масштаба. Второе направление, которое необходимо развивать, – это технологичность процессов. Ошибочно думать, что для повышения продуктивности достаточно построить ферму, но компетенции кадров при этом останутся прежними. Минсельхоз Удмуртии организовал цикл обучающих семинаров для повышения квалификации специалистов. Для этого мы привлекли сервисные компании с мировым именем, с успешным опытом реализации проектов.

Что касается других категорий продукции, которую мы планируем направлять на экспорт, то у каждой из них имеются свои перспективы. Если говорить про овощи, в частности, про картофель, то мы пока не готовы его экспортировать. Сегодня мы делаем ставку на вегенсы. В конце 2018 года компания-производитель отправила пробные партии продукции в Казахстан, все прошло успешно и сейчас они развивают это сотрудничество.

Также мы ориентируемся на наши льнопроизводящие предприятия, одно из которых – «Луч» Можгинского района – в прошлом году уже поставило в Китай льноволокно на 3,5 млн рублей. Это шаг вперед и возможность для развития нашей льняной отрасли. Российский и удмуртский лен очень востребован, и жаль, что мы пока поставляем лишь сырье, а не готовую продукцию с добавленной стоимостью. Сейчас активно работаем над созданием льняного кластера, на предприятиях которого будет производиться катонин.

– Именно для будущего экспорта льна и создан всероссийский льняной кластер, в который вошли и четыре предприятия Удмуртии. Как развивается этот проект?

– Сегодня стабильно функционирующее в регионе льноперерабатывающее предприятие – это Шарканский льнозавод. Здесь способны производить и короткое, и длинное льноволокно. Их продукция конкурентоспособна, и именно поэтому Шарканский льнозавод наряду с тремя другими предприятиями Удмуртии («Кезпромлен», «Кезский льнозавод» и СПК «Луч») вошел во всероссийский кластер по производству льна.

У нас сейчас есть рабочий инвестиционный проект создания завода по глубокой переработке льна, который будет дислоцироваться в Глазове, имеются разработки по второму подобному проекту. Инвестиции для создания предприятия потребуются большие. На предприятии предполагается применять одну из уникальных технологий в льнопереработке – очистку волокна не физическим способом, а химическим. Завод будет перерабатывать весь объем производимого в Удмуртии льна, а это 4,3 тыс. т по итогам 2018 года.

Параллельно мы совместно с инвестором активно ведем работу по кооперации льнозаводов республики, которые находятся в плачевном состоянии, а их у нас более половины из 15. На первоначальном уровне выбрали два предприятия, на которых необходимо обновить первичные линии по очистке льнотресты. Мы готовы предоставить такому кооперативу грант на развитие материально-технической базы. Идея состоит в том, чтобы на площадях этих объединенных льнозаводов проводить первичную очистку исходного сырья, самую грязную стадию производственного процесса, а уже очищенное льноволокно поставлять на новый завод в Глазов для последующей глубокой переработки. Планируем формировать для них техзадания по объемам производства льноволокна.

Производственные линии на этих двух предприятиях требуют полной реконструкции. Потребуется около 30 млн рублей на один проект. Мы рассматриваем две возможности финансирования: внебюджетные источники – это льготные кредиты, и средства из бюджета. Учитывая то, что в отрасли сложилась кадровая проблема, мы готовы помочь и с обучением, уже в этом году проведем несколько образовательных семинаров по льноводству. Один из них пройдет на Шарканском льнозаводе, где специалисты будут отрабатывать навыки первичной обработки льноволокна. Кроме того, у нас есть договоренности с белорусскими партнерами по обмену опытом работы.

В планах запустить обновленные производства до конца года. Для льноводов республики это реальная возможность изготавливать композитные материалы, которые востребованы при изготовлении окон, автомобилей, самолетов. Кроме того, планируем выпускать нетканые материалы: вату, одноразовые простыни в больницы – это продукция, которая будет востребована каждый день.

– В озвученном вами списке потенциально экспортируемых продуктов значится мед. Его у нас производится настолько много, что мы можем обеспечить им внешние рынки?

– Экспорт меда у нас будет, я уверена. Но сначала мы хотим создать бренд этого удмуртского продукта. Ведь есть бренд «башкирский мед», «алтайский мед», а чем удмуртский мед хуже? Тем, что у него не раскручено имя и нет бренда? Это вопрос времени и инструментов. В Удмуртии производство меда развивается, есть кооперативы, которые занимаются сбором и переработкой меда, и нам есть что представить зарубежным покупателям, у нас очень качественная и вкусная медовая продукция.

Мы сегодня готовы создать бренд удмуртского меда и оказывать производителям максимальную поддержку.

Сначала хотим добиться, чтобы наш мед был включен в реестр органических продуктов, который сейчас формируется на федеральном уровне. Чтобы попасть в этот список экспортеров, необходимо будет пройти сертификацию в Россельхознадзоре и Роспотребнадзоре.

Перспективы по медовому экспорту в Удмуртии очень большие. Но мед – это нишевый продукт, и мы не говорим, что каждый год будем поставлять его на экспорт большими партиями. Мы хотим представить миру удмуртский качественный продукт. Приведу в пример продукцию большого кооператива под названием «Муш» (с удм. – пчела). Кроме классического, они делают мед с имбирем, грецким орехом, крем-мед, разрабатывают косметическую линию. Пока наша задача – познакомить мировой рынок с удмуртским медом. Но при этом мы понимаем, что емкость рынка и сырья Удмуртии позволит реализовывать мед в небольших количествах.

– Сейчас в России и Удмуртии становится все более популярным выращивание рапса, как для кормов, так и для получения масла. Может ли наша республика экспортировать продукты переработки рапса?

– В Европе рапсовое масло очень востребовано, потому что это натуральный продукт. Там давно его используют не только в пищу, но и для хозяйственных нужд, например, в качестве топлива.

Выращивание рапса – направление очень перспективное. В Удмуртии этой агрокультурой засевается более 4,5 тыс. га, в ближайшие три года мы планируем увеличить посевные площади до 6 тыс. га. Все больше наших хозяйств рассматривают эту сельхозкультуру как приоритетную. Она обеспечивает еще и внутренние потребности в виде высоко-энергетической кормовой добавки для животных – рапсового жмыха. Более того, в Алнашском районе уже имеется опыт использования рапсового масла в качестве дизельного топлива, эксперимент был успешным, хозяйство собирается продолжать развивать это направление. Стоимость топлива из рапсового масла в разы дешевле, чем дизельного.

На прошедшем осенью прошлого года всероссийском форуме «Золотая осень» было заявлено, что в 2019-2020 гг. финансирование госпрограмм по АПК не сократится и приоритет будет отдан региональным программам. С нашей стороны принято решение разработать республиканскую программу по развитию технических культур – льна и рапса, с последующей подачей заявки на софинансирование в Минсельхоз России. Кроме того, в ближайшее время мы планируем отработать контакты по поставке рапсового масла в Европу, в частности, в Германию. Уже есть инвестор, желающий реализовать в республике проект по производству масла.

Некоторые наши некрупные сельхозпроизводители пробовали самостоятельно организовать поставки рапсового масла в эту европейскую страну. Но в этом вопросе очень важную роль играют объемы поставок, и здесь могла бы помочь кооперация. Одно дело – поставить вагон рапсового масла, и другое дело – целый железнодорожный состав: в этом случае уже можно ставить свои условия, в том числе и по цене. Предприятия должны сами увидеть выгоду от объединения, выбрав направления для совместной работы. К сожалению, в республике пока имеется только один успешный пример создания кооператива – в Алнашском районе, когда его участникам удалось реализовать совместный проект, и предприятие продолжает активно развиваться. Весь мир идет по этому пути, и если мы хотим быть конкурентоспособными, нашим производителям необходимо объединяться по отраслевым направлениям. В соседних регионах – Татарстане, Башкортостане – уже осознали выгоду от кооперации. Осознали это и гиганты отрасли – они понимают, что хоть и сами по себе успешны, но когда объединят бизнес, то станут успешнее в разы. Они просчитали, что, объединившись, получат выгоду и от цено-

образования, и от приобретения средств производства.

Я думаю, что кооперативное движение – это наш завтрашний день. И мы приложим максимум усилий с точки зрения просветительской работы. Например, в апреле проведем межрегиональный экономический форум «Устойчивое развитие сельских территорий», где будут обсуждаться в том числе и причины, по которым сегодня сдерживается процесс кооперации. Хотим обсудить существующие проблемы и показать варианты решения. Сейчас мы составили опросники для сельхозорганизаций, вопросы, которые они нам направляют, скомпонуем по темам и направим экспертам для формирования программ круглых столов.

– Предполагается ли субсидировать сельхозпроизводителей, выращивающих рапс?

– Мы пока не предусматриваем субсидирование, хотя и есть намерение поддержать производителей рапса, и не только в плане экспорта. На федеральном уровне тоже не предполагается прямая поддержка, потому что это высокомаржинальная культура: при себестоимости производства 7-8 рублей за килограмм семечек рапса можно реализовать его по цене 19-20 рублей. Это доходный бизнес. Сегодня сельхозпроизводители могут воспользоваться льготными кредитами, в том числе и на выращивание рапса.

– Планируется ли проводить учебу для потенциальных экспортеров?

– В республике в ближайшее время будут открыты три бизнес-акселератора, один из которых нацелен на развитие фермерского сектора. Мы делаем на него большую ставку. Но он не связан исключительно с вопросами экспорта, а направлен на привлечение внимания молодых кадров, инициативных людей на то, что сельское хозяйство – это перспективная отрасль. Сейчас объявлен старт этим бизнес-акселераторам, и количество желающих принять участие в проекте «Я – фермер» растет с каждым днем. Мы со своей стороны готовы предоставлять участникам гранты на реализацию их идей, на развитие производства. Возможно, эти специалисты уже в ближайшем будущем внесут свой вклад и экспортный потенциал республики.

– Будут ли власти республики финансово помогать сельхозпроизводителям-экспортерам?

– В нацпроекте заложено около 9 млрд рублей на выделение субсидий для реализации комплекса мер по созданию системы продвижения российской продукции за рубежом, в том числе ее брендов и региональных суббрендов. Создан Российский экспортный центр, который предоставляет поддержку на транспортировку продукции, на маркетинг, просто наши предприятия пока не используют эти инструменты.

Кроме того, в нацпроекте предусмотрено финансирование на субсидирование процентных ставок, на мелиорацию, и сегодня любой сельхозпроизводитель при желании реализовать какие-либо мероприятия, к примеру, мелиоративные, может обратиться в РЭЦ и претендовать на получение субсидии. Эта мера господдержки, думаю, будет действовать и впредь. Другое дело, что у нас нет желающих вложить средства в это направление.

Работая почти год в должности министра, я убедилась, что у наших сельхозпроизводителей есть масса внутренних резервов, которые они не используют. Мы можем сколько угодно сетовать на низкую закупочную цену на молоко, но сегодня ни сами молокопроизводители, ни органы госвласти не могут оказать прямого влияния на формирование этой цены. Мы можем сколько угодно говорить, что растут цены на дизельное топливо и энергоресурсы – да, это реальность, но и на это есть свой механизм реагирования – кооперация. Или сельхозпроизводитель покупает условно 100 т ГСМ, или они с партнерами закупают 10 тыс. т – это уже совсем другие цены, оптовые. Но пока наши хозяйства не спешат кооперироваться – думаю, у страха глаза велики. Тогда как объединившись, производители могли бы рассчитывать и на выход со своей продукцией на внешние рынки.

Руководителям сельхозпредприятий надо думать про экспорт постоянно, рассматривать его как потенциальную возможность развития. Мы не говорим о том, что надо экспортировать прямо завтра. Мы понимаем, что должны быть и сырьевые, и производственные, выпускающие готовую продукцию, площадки. Но вопросы работы с качеством, эффективностью, ростом валового производства при нашей продуктивности и организации работы не требуют гигантских денежных вливаний. Совсем не обязательно строить животноводческие мегакомплексы, чтобы обеспечить экспорт. Надо просто иначе оценить свое производство и увидеть перспективы для выхода на внешние рынки. У нас в сельском хозяйстве есть где заработать, надо просто оценить свои внутренние, скрытые резервы.

На уровне региона мы четко понимаем, что если не будет экспорта, то не будет роста отрасли, и мы готовы развивать госполитику под эту цель. Нам необходимо искать рынки сбыта, но сегодня у нас есть проблемы и с технологиями, и с переизбытком на фермах сельхозотходов. Необходима работа с качеством, и мы готовы оказывать хозяйствам господдержку с учетом того, что они будут выстраивать свои производственные процессы под критерии экспорта.

------------------------------------------------------------------------------
Реклама

Вы хотите путешествовать с комфортом и при этом не переплачивать? Тогда покупай авиабилеты на портале https://e-bilet.com.ua/. Постоянно участвуйте в акциях и получайте бонусы.

Если вы хотите получить должность своей мечты, вам необходимо правильно создать свое резюме. Ведь грамотно составленное резюме играет большую роль при выборе кандидатов. Образец резюме директора магазина поможет вам правильно создать резюме, которое

принесет вам успех.