• 23 июля 2020 16:14
  • 953
  • Время прочтения: 4 мин

Черная металлургия: снижение в Год металлической крысы

Черная металлургия: снижение в Год металлической крысы
Коронавирус и сопутствующая ему психическая пандемия спутали планы во всех отраслях. Не осталась в стороне и металлургия.

Первым пострадал Китай, который по-прежнему производит половину стали в мире. В начале года китайские компании показывали минимальное снижение объемов производства чугуна и стали, но к апрелю складские запасы выросли настолько, что они стали лидерами по абсолютному снижению выпуска. После Китая пришла очередь Южной Кореи, Италии, Германии, Индии и Бразилии, которым тоже пришлось снижать производство. Российские металлурги чувствуют себя более уверенно – производство и выручка сократились, но не так критично, а в июне наметилась некоторая стабилизация с перспективой роста. Уверенности добавляет значительное снижение (на 24%) импорта металлургической продукции в Россию, связанное как с уменьшением спроса, так и с логистическими проблемами.

Чугун и лом

2020 год российская металлургия встречала с рядом завершенных проектов по капитальному ремонту доменных печей, что сулило хорошие перспективы. Ввод этого оборудования в эксплуатацию дал прирост производства чугуна в январе более чем на 3% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. И эти темпы сохранялись на протяжении всех первых пяти месяцев. А по-другому и быть не могло, потому что доменную печь нельзя просто остановить и потом снова запустить. Да и не было для этого оснований, поскольку эпидемия вызвала дефицит металлолома – объемы отходов металлообрабатывающих производств упали, а пункты приема лома закрылись. Поставки сократились настолько серьезно, что Минпромторг был вынужден разослать по регионам письма с просьбой открыть пункты сбора металлолома.

Металлолом – это основное сырье для конвертерных, электросталеплавильных и мартеновских печей. Годовая потребность в нем достигает почти половины от объема производства стали. Намечающийся дефицит прогнозировался и раньше, но по другой причине – в России сильны крупные ломозаготовители, которые предпочитают вывозить сырье за рубеж. Россия является четвертым в мире экспортером металлолома после Евросоюза, США и Японии с объемом поставок около 5,5 млн тонн в год. Большая часть из них уходит в Турцию, Беларусь и Южную Корею. Турки, например, которые забирают почти половину экспортных объемов, готовы платить за тонну на 30% больше, чем российские металлурги, – не нужно объяснять, кто при таком раскладе остается в проигрыше.

Ситуация с обеспеченностью сырьем инициировала попытки лоббирования со стороны Фонда развития трубной промышленности, который предупредил Минэкономразвития, что из-за нехватки сырья производство стали может упасть за год на 2,5-4 млн тонн, и это будут немалые потери для бюджета. ФРТП предложил ограничить экспорт лома до 995 тыс. тонн за полгода, что даст российским металлургам около 1 млн тонн сырья дополнительно, позволит произвести продукцию на 30 млрд рублей и увеличит налоговые отчисления на 7,5 млрд рублей (это, к примеру, столько же, сколько правительство выделило на дополнительные выплаты медикам за июль). Вопрос не получил положительного ответа со стороны Минпромторга, но и в разряд закрытых, несмотря на улучшающуюся ситуацию, переводить его пока рано.

Как бы то ни было, увеличение производства чугуна сгладило остроту проблемы. Помогло оно и добывающей отрасли. В январе-мае российские ГОКи наращивали добычу руды и выпуск железорудного концентрата, из месяца в месяц превышая показатели прошлого года.

Прокат

По производству стали и стального проката кризис ударил ощутимо, хотя год начинался вполне успешно. Были и надежды на дальнейшее укрепление рынка с началом строительного сезона. Но не случилось.

Основное сокращение произошло за счет падения объемов массовых марок нелегированной стали. Строительный сектор внес в него самый большой вклад – по оценкам экспертов, снижение сбыта проката через металлоторговые площадки в апреле составило от 30 до 50%, а в мае ситуация еще больше усугубилась.

Другой фактор спада на рынке металлопроката – сокращение производства автомобилей. В апреле российский рынок новых автомобилей обвалился на 72% (Европа, по данным Европейской ассоциации автопроизводителей, – на 76,3%), в мае – на 52% (Европа – на 52,3%). По мнению министра промышленности и торговли Дениса Мантурова, годовое падение в автопроме может составить от 15 до 30% – более точные прогнозы пока давать сложно. А это значит, что восстановление рынка под вопросом.

Еще одной проблемой для российских металлургов стало падение цен на нефть, которое вызвало сокращение нефтегазопроводных проектов, что отразилось на объемах производства труб, и, соответственно, снижение потребности в листе и трубной заготовке. Импорт в этом сегменте тоже пострадал – за четыре месяца труб в Россию было ввезено на 33,2% меньше.

Оптимизация

Непрерывность технологических процессов и необходимость обезопасить здоровье персонала дали российской металлургической отрасли несколько интересных кейсов, связанных с внедрением методов дистанционного управления. Эти мероприятия напрямую затронули и даже изменили режим работы металлургов. Многие заводы и комбинаты активизировали дистанционную наладку оборудования. Например, «Северсталь» провела в онлайн-режиме пусконаладочные работы при монтаже нового зонда в конвертерном цехе, которые требовали участия иностранных специалистов.

В то же время ухудшение спроса на прокат неизбежно вынуждает искать резервы. Один из них – это сокращение капитальных затрат. Первой о подобной возможности заявила «Северсталь», которая предполагает сократить бюджет развития на 30-40% от первоначальных планов. В разгар кризиса о сокращении капитальных затрат заявила Группа НЛМК – в компании будут урезать второстепенные проекты, по итогам первого квартала было объявлено 20-25-процентном уменьшении инвестиций а в случае развития кризиса компания готова сократить вложения на 35-40%. Еще один крупнейший игрок – Группа ММК – сократит капитальные затраты на 20%. Холдинг ЕВРАЗ тоже будет снижать инвестиции. Цена вопроса в каждом из этих случаев – сотни миллионов долларов.

Чего ждать

По мнению аналитиков, кризис 2020 года черная металлургия будет проходить по сценарию 2008 года, осложненному ограничительными мерами в связи с пандемией. Мировые цены на черные металлы снижаются, во многих странах закрыты заводы и остановлены доменные печи. Если ситуация не улучшится, металлургические компании будут вынуждены сокращать производство и в конце 2020-го, и в начале 2021 года. Российский рынок пока затронут в меньшей степени, а крупные предприятия имеют запас прочности, чтобы пережить острую фазу кризиса. Однако снижения объемов избежать не удастся. По существующим на сегодня оценкам, оно может составить от 5 до 15% в денежном выражении. С другой стороны, есть определенные надежды на то,
что отрасли помогут льготы и протекционистские меры. Но согласно опросу нидерландской компании KMPG, 72,3% металлургических компаний России считают действия государства в направлении поддержки отрасли неэффективными. Хотя и паники нет – металлургические компании продолжают реализовывать проекты по модернизации оборудования, освоению новых видов продукции, работают над импортозамещением. На этом направлении есть и задел, и перспективы.

Сергей Савинов