• 23 июля 2020 14:57
  • 459
  • Время прочтения: 2 мин

Виталий Солодовников: Надо развиваться вместе с миром, иначе он будет развиваться без нас

Виталий Солодовников: Надо развиваться вместе с миром,
иначе он будет развиваться без нас
Среди парадоксов, которыми богата современная Россия, одним из самых досадных является положение малого и среднего бизнеса: о нем печется и правительство страны, и местная власть. Но успешно развиваются в основном лишь те малые и средние предприятия, которые опираются на собственные силы и стремление расширять пределы своих возможностей. Особенно это касается предприятий, которые работают в реальной экономике. Именно там свободно трудятся, как сказал поэт, свободно собравшиеся люди. Что, в идеале, должно происходить повсеместно, потому что это уже труд творцов во всех смыслах этого слова. Директор ООО «МетСнаб» Виталий Солодовников вряд ли согласится с пафосом последних строк, но мы именно так суммировали содержание нашего разговора, основные фрагменты которого перед вами.

– Виталий Владимирович, «рекламу» вашего предприятия я видел один раз – логотип на капоте автомобиля. Ни телефона, ни электронного адреса. Что так скромно?

– Это автомобиль Максима Загуменнова. Мы несколько лет помогали готовиться и участвовать в трековых гонках. Это не единственная наша благотворительная акция – если тебе что-то пришло в этой жизни, нужно уметь отдавать. Но помогать молча искреннее и честнее. А что касается рекламы… Наш продукт не тот, который нужно публично продвигать и рекламировать. Еще и потому, что мы не хотим ассоциироваться с конкретными продуктами.

– Тогда давайте укажем хотя бы сферу вашей деятельности.

– Скажем так: мы занимаемся металлообработкой. При этом производим продукцию, которую способно сделать не каждое крупное предприятие.

– ООО «МетСнаб» и задумывалось как производство?

– Нет. В 2009 году мы продавали изделия из металла – подшипники, крестовины, запчасти для автомобилей и сельхозтехники и т.д.

– В 2009 году? В разгар кризиса?

– Да, доллар скакал, строительный рынок замер, нефтянка зашаталась, люди закрывали фирмы. А мы открылись и неплохо торговали. Кризис – штука тонкая и многогранная.

– Ну и торговали бы до сего дня.

– Я понимал, что рано или поздно экономика начнет восстанавливаться, заказчики будут избавляться от лишних звеньев в производственных цепочках, и наш рынок сожмется. Выход один – надо производить. Это перспективнее и интереснее, это иной уровень самостоятельности и ответственности. За два «торговых» года мы хорошо изучили рынок продуктов металлообработки, структуру спроса и предложения. Еще два года понадобилось на оснащение производства и подбор персонала. И с 2013 года начали производить, в том числе и то, чем еще вчера торговали. Находили возможности удешевить свою продукцию без потери качества и быстро встали на ноги.

– За счет чего?

– Мы быстро перестраиваемся под конкретный заказ. Минимум холостого хода. Современные технологии, быстрое реагирование, дисциплинированный и мотивированный коллектив специалистов – основные источники маржинальности. И еще. Принимая заказ, мы берем на себя всю ответственность за его судьбу и несем ее до победного конца. Я ни разу не сказал заказчику: «Извините, у нас не получилось». Заказчики об этом знают, за это ценят и уважают. Что принципиально важно в долгосрочном сотрудничестве.

– Что изменилось на предприятии с 2013 года?

– Все, кроме «оболочки» (общих подходов к производству) и отношения к людям. «Оболочку» я уже описал. Что касается персонала, то мы вкладываемся в его обучение, поощряем освоение новых профессий и конструктивные инициативы, поддерживаем морально и материально. Нашими сотрудниками, помимо материального интереса, двигает желание совершенствоваться. Они понимают, что главная наша задача – общий рост.

– Расти, чтобы...

– Чтобы постоянно раздвигать границы возможностей. Своих и предприятия. Это важно, потому что отраслевых границ для нас нет, мы работаем со всеми, кому нужна продукция, полученная путем обработки металла. Из стали, латуни, бронзы, алюминия, в том числе и авиационного, мы можем сделать почти все. Сложность заказа нас тоже не ограничивает. Чем сложнее заказ, тем интереснее работать. Даже атмосфера в коллективе меняется – люди оживляются, становятся более азартными.

– Вы сказали: «Мы можем почти все».

– Мы ограничены возможностями оборудования. Но если у нас есть время дооснаститься под новые задачи и отработать техпроцесс, то это «почти» уменьшается. Единственное непреодолимое препятствие – габариты детали или узла. Мы все-таки не тяжелое машиностроение.

– Это единственное ограничение?

– Сдерживает и отсутствие собственных площадей. Есть мечта обзавестись ими. А в принципе ограничения живут только в наших головах. Поэтому я часто повторяю, что надо постоянно развиваться. Лучше – со всем миром. Иначе мир будет развиваться без нас. И тут уже никакие площади не помогут.

Виктор Чулков