• 03 апреля 2019 04:00
  • 111

Михаил Хомич: Меняем парадигму и избавляемся от иллюзий

Михаил Хомич: Меняем парадигму и избавляемся от иллюзий
Поддержка экспортеров стала одним из основных трендов государственной политики в области экономики. Указание регионам ориентироваться на развитие экспорта дано на самом высоком уровне – Президентом России. Как с поручением Владимира Путина справляется Удмуртия? Об этом наш разговор с постоянным представителем Главы Удмуртской Республики при Президенте Российской Федерации – заместителем Председателя Правительства Удмуртской Республики Михаилом Хомичем, который состоялся сразу после проведения первого в России мастер-класса «Выход на экспорт по каналам электронной торговли», прошедшего в Ижевске с участием представителей электронных площадок Alibaba и eBay и Российского экспортного центра.

– Михаил Викторович, недавно вы назвали экспорт одним из трех основных направлений работы постпредства Удмуртии в Москве. Какие задачи стоят? Что уже реализовано?

– Я бы расширил этот вопрос, поскольку развитие экспорта – это задача республики, а постпредство – всего лишь один из инструментов ее реализации, и не самый, кстати, ключевой. Если говорить о практических вещах, то, в первую очередь, у нас есть показатели роста несырьевого неэнергетического экспорта. По итогам первых десяти месяцев 2018 года – около 140%, больше, чем в два раза. Это очень хороший рост.

– На чем базируется этот рост?

– Здесь несколько причин. Например, настрой предпринимателей. Если вы помните, одним из первых девизов, озвученных главой республики, был такой: «Удмуртия – часть глобального мира». И если сначала это казалось невероятным лозунгом, то сейчас мы видим, как меняется отношение предпринимателей к экспорту. Я пришел на это интервью с мероприятия, которое мы провели совместно с Центром поддержки экспорта УР, где увидел более сотни (!) предпринимателей. В основном – малый бизнес. Само понятие «малый бизнес – экспортер» еще лет семь назад было чем-то невероятным. Ну как малый бизнес может быть экспортером? А сейчас только в Удмуртии десятки таких примеров. Поэтому рост несырьевого экспорта в республике связан, в том числе, с экспортными контрактами малого и среднего бизнеса.

– Какая роль в этом принадлежит руководству республики? Что можно считать его заслугой?

– За то, что растет экспорт – спасибо предпринимателям. Это их активность. Относительно всего остального, я бы говорил не о заслугах, а о том, что мы делаем, и что, может быть, кому-то действительно помогает.

Начнем с того, что наш Центр поддержки экспорта – один из лучших в России. И это не мои слова, а рейтинг Российского экспортного центра. Удмуртия там в тройке.

Мы очень дорожим взаимоотношениями с партнерами, с РЭЦ, всегда с ними на связи, и поэтому некоторые серьезные проекты первыми в России появляются именно в Удмуртии. Мы, например, один из пилотных регионов по внедрению экспортного стандарта. И это не просто так. Команда во главе с Валерией Антоненко работает очень профессионально. Второе – мы много вкладываем в образование и уже сделали несколько образовательных проектов по экспорту. Третье – это все, что касается бизнес-миссий и зарубежных поездок. Можно сказать, что они перестали быть политическими и получили четкий упор на экономику. Бизнес-миссии – только для предпринимателей.

– Чиновники в них не участвуют?

– Я как чиновник, который так или иначе курирует это направление, езжу, но не всегда. Просто в некоторых странах реально важно, когда делегацию возглавляет представитель правительства, без этого никуда. Но никаких чиновничьих делегаций – это просто исключено. Нужно понимать, что такие поездки – это не туризм, а достаточно тяжелые мероприятия. И, поверьте, любая бизнес-миссия – это работа.

– Чем и как государство может поддержать предпринимателей, которые хотят выйти на зарубежные рынки, – консультациями, помощью в упаковке и продвижении, поиске надежных посредников и перспективных ниш на рынке? Что еще?

– Многое вы перечислили. На сайте Центра поддержки экспорта УР – десятки услуг, начиная с различных форм консалтинга: и про долю рынка, и про конкурентов, и про ценообразование. РЭЦ помогает в сертификации, субсидирует услуги по доставке. Опять-таки мы организовываем бизнес-миссии – участие в некоторых выставках стоит дорого, а в рамках миссий предприниматели фактически оплачивают только дорогу и проживание.

Помимо этого, мы изучаем международный опыт. Например, выяснили, что бразильский центр поддержки экспорта помогает с дизайном. Это важно, потому что даже если товар хороший, но по упаковке не проходит, то его не купят за границей. У нас есть идея, начиная с 2019 года, привлекать местных подрядчиков, из Удмуртии, которые будут по льготным ценам помогать с дизайном, а мы субсидируем бизнесу часть этих затрат.

– Помогать только с упаковкой? Дело в том, что в Удмуртии в свое время начинали заниматься развитием промышленного дизайна, но этот тренд как-то заглох. А то, как выглядит сам продукт, не менее важно чем то, как он упакован.

– Возможно, что и центр промышленного дизайна у нас появится, но сначала займемся упаковкой. Этот проект сейчас структурируется.

- Что республика поставляет на экспорт?

– Большой процент – это вооружение. Но если посмотреть детально, мы поставляем абсолютно разные вещи: и лес, и мебель, и то, что называется неклассифицированными товарами. Есть совершенно необычные предметы экспорта. Например, одежда для таких изящных видов спорта, как гимнастика, – чемпионы Европы по художественной гимнастике заказывают ее в Удмуртии.

– А если рассматривать географию поставок?

– Номер один – страны СНГ. Много идет в Нидерланды – эта страна является своеобразным хабом. Отправляем в Германию, Новую Зеландию, Аргентину, немного в Монголию. Если говорить о небольших объемах, то благодаря электронным платформам единичные поставки есть практически везде. Даже не веришь, что продукцию из Удмуртии можно встретить почти в любой точке мира.

– Как идут дела с Китаем? Помнится, год назад эта тема продвигалась с большим энтузиазмом.

– С Китаем у нас достаточно слабый товарооборот. И я не очень доволен темпами его роста. Мы рассчитывали на семь контрактов с начала года. Может, и сделаем, но не в том объеме, как хотели. В Китае, как оказалось, даже думать оскорбительно о быстрых победах. Они просто мыслят другими категориями – сто лет, двести, а тут приезжают удмуртские предприниматели и говорят, что за год захватят рынок...

– То, что малый и средний бизнес начал смотреть в сторону внешних рынков, конечно, здорово. Но основа производства в республике – это крупные предприятия, в первую очередь, оборонно-промышленного комплекса. Есть ли какие-то планы по поддержке экспортных программ в ОПК?

– Давайте разговоры об оружии все-таки выведем в отдельную плоскость. Но у оборонных предприятий есть задачи по конверсии. И они очень амбициозные. Поэтому совместно с РЭЦ мы придумали такой продукт, как обучение экспорту компаний ОПК. И по итогам этого акселератора мы должны выйти на экспортные контракты. Казалось бы, чему ты можешь научить большие предприятия? Но быть конкурентными в глобальном мире не так просто.

– Они привыкли работать по-другому.

– У тех, кто работает по госзаказу, изначально не было такой задачи. А на рынке нужно уметь конкурировать. Именно поэтому мы начали такой проект, это первый подобный опыт в России.

– Обратная связь есть? Глаза у людей горят?

– С этим сложнее. Вот вы спрашиваете, а у меня перед глазами встают эти листки с обратной связью. Могу сказать, что пока относятся по-разному. Для кого-то это просто непонятная история. Когда ты отправляешь пятого заместителя четвертого начальника шестого отдела, это показывает твое отношение к экспорту. У нас же требование, чтобы приходили только руководители, которые отвечают за экспортное направление. Поэтому красивого ответа, что все счастливы, не будет. Одни делают домашние задания и пишут мне раз в два дня, как они продвигаются, другие более формально подходят к вопросу. Это как в школе, как в любом процессе обучения. Но могу привести очень хороший пример. 

На сегодняшнем мастер-классе ко мне подошел предприниматель. Он делает пропитку для дерева. Говорит, что год назад впервые услышал про экспорт, зашел на сайт, увидел там информацию, и вот прошел год, и он уже экспортер, хотя никогда об этом не думал, спасибо вам. Я отвечаю: стоп, а давайте напишите об этом. Потому что когда мы ходим и убеждаем, что нужно учиться экспорту, создавать экспортный акселератор, мы все равно чувствуем дистанцию – ты разговариваешь с предпринимателем, а он к этому относится, как к словам человека из власти, который что-то там приукрашивает и т.д.

А когда сам предприниматель начинает говорить, что это реально работает, можете не верить чиновникам, но у меня получилось, то складываются истории, которые меняют среду.

Сначала в эти программы обучения будут впрягаться двадцать процентов, потом сорок, потом пойдут первые контракты, а потом и все остальные поверят.

– У республики есть новая амбициозная задача – экспорт продукции предприятий агропромышленного комплекса. С АПК, наверное, еще сложнее, чем с ОПК?

– Возможно, акселератор для АПК будет следующим шагом. Сейчас эти компании могут учиться экспорту на общих основаниях. Образовательных программ хватает. И мне нравится, что наши сельхозпроизводители и производители продуктов питания подключаются к этому тренду. Я только что вернулся из Шанхая, где прошла большая выставка. И туда летали представители группы компаний «Комос». Мы познакомили их с руководителем представительства «Опоры России» в Шанхае, который вывел на рынок Китая уже шесть компаний из России, в том числе помог заключить контракт между сетью Starbucks в Китае и российскими пищевиками, которые сейчас поставляют туда печенье. Начали присматриваться, вместе думать. Может, ничего и не получится – все иллюзии по моментальному захвату Китая я оставил еще год назад. Но мне нравится, что крупные компании АПК присоединяются.

А дальше и малый, и средний бизнес подтянутся. Кстати, мероприятие с Alibaba и eBay – как раз про малый бизнес, потому что через электронные площадки вы можете выйти на рынок того же Китая даже с одной поставкой. Продадите на тысячу долларов – невеликие деньги для экономики республики – но вы уже попробовали. Сегодня, кстати, рассказывали потрясающие истории: ребята, которые отправляли через eBay запчасти на 100 евро, сейчас вышли на оборот в 50 млн евро в год. То есть там можно вырасти как угодно.

– Каким образом использование электронных торговых площадок может увеличить объемы экспорта? Что там надо знать и чему научиться?

– С одной стороны, все очень просто, а с другой – сложно. Вот вы делаете очень классный журнал. Со стороны может показаться, что писать и компоновать статьи – это легко, но вы-то знаете лучше меня, что делать хороший журнал – это бесконечный труд. Вот так же и с электронными площадками. Разместить объявление о продаже на рынке Китая стоит 0 рублей 0 копеек. Это можно сделать хоть сегодня вечером – например, выставить стакан. Но шансов, что вы его продадите, тоже почти ноль. Зарегистрироваться и пытаться что-то продвигать вы можете сами. Но по факту, если вы хотите делать классно, продвигаться по всем правилам, на системной основе, то это уже серьезная работа.

И у вас два пути – либо занимаетесь этим сами, либо нанимаете консультанта, который вам помогает. И оба пути неправильные. Если будете делать все самостоятельно, то не останется времени на то, чтобы развивать бизнес. А если наймете консультанта, то ему ваш бизнес так или иначе будет параллелен. Поэтому идеальная комбинация – разобраться в основах, начать, и уже потом привлекать команду, которая будет заниматься этим на системной основе. Сегодня этому учил Илья Кретов из eBay. И ему сильно вторил Борис Нейман из Alibaba. У них немного разные модели бизнеса, но в целом история одна и та же.

И знаете, было приятно, когда выяснилось, что на eBay около 200 аккаунтов из Удмуртии. Есть компании, которые торгуются на Alibaba. И это те, кто может других подтолкнуть вперед. Одна девушка из Екатеринбурга за месяц вышла на 31 новую страну, никогда этим не занимаясь прежде. И в этом прелесть онлайн площадок.

Я не говорю, что это панацея, но это немножко расширяет границы. И ты уходишь от таких вопросов, как сертификация, – там человек продает человеку. Но сейчас электронные площадки так выросли, что потеряться там очень легко. Перед мастер-классом мы с Главой Удмуртии Александром Бречаловым и с генеральным директором eBay в России Ильей Кретовым обсуждали проекты, которые еще можно сделать. Всего пока сказать не могу, но по обучению точно будет большой тренд. Будем массово учить удмуртские компании. Это если говорить о планах на 2019 год.

– Получится?

– Загадывать не будем. Вы знаете, когда идет такой рост, то и ошибок, как правило, совершается немало. Нам есть чем гордиться в отношении экспорта. Это направление в Удмуртии развивается успешно. Хотя сложно требовать экспортной ориентированности от республики, которая долго была закрытым регионом. 

И это объективная реальность. Сейчас мы пытаемся менять эту парадигму, но делаем это не резко. Нельзя сделать счастливым человека против его воли. У нас нет задачи, чтобы все побежали на экспорт. Мы довольны текущим темпом. Он, по крайней мере, позитивный. Надеемся, что будем разгоняться.

Сергей Савинов

------------------------------------------------------------------------------
Реклама

В современном мире упаковка продуктов питания играет большую роль в поставке товара к потребителю. Если вас интересует приобретение упаковочного оборудования, к вашим услугам машиностроительная компания "Вселуг". Больше информации вы можете получить на сайте https://vselug.ru/. Производство фасовочного и упаковочного оборудования для работы с сыпучими продуктами. качество на высшем уровне.