Елена Калашникова: «Папа был абсолютно советским человеком»

30. 08. 2017 10:15

В 1948 году на Ижевский мотозавод прибыл Михаил Тимофеевич Калашников. С предписанием Главного маршала артиллерии СССР Н.Н. Воронова – для авторского участия в создании технической документации и организации изготовления первой опытной партии своего автомата АК. Так свершилось второе рождение Ижевска как оружейной столицы нашей страны, города, где получил право на жизнь и стал серийно производиться лучший в мире автомат – легендарный АК-47.Сегодня многие считают, что о его создателе известно буквально все: писать о нем начали еще до падения «железного занавеса», а после 1991 года информация о самом выдающемся оружейнике XX века хлынула на нас из самых разных источников. Так ли это? Стоит ли доверять всему сказанному, показанному и рассказанному о Михаиле Тимофеевиче Калашникове? Легко ли быть дочерью великого человека? Об этом и многом другом мы беседуем с Еленой Михайловной Калашниковой, самым родным и близким ему человеком, а сегодня – и самым заинтересованным хранителем его наследия.


«ДК»: Елена Михайловна, предстоящее 100-летие со дня рождения Михаила Тимофеевича заставляет как-то суммировать и систематизировать то, что мы сегодня знаем о его жизни, работе, печалях и радостях. Тем более что массив информации обо всем этом очень разнородный, часто внутренне противоречивый, а местами и откровенно сомнительный. Если не возражаете, поделюсь обобщенным, массовым, обывательским (не в оценочном, а в терминологическом смысле этого слова) мнением. Возможно, неточным и поверхностным, но, как мне кажется, достаточно распространенным.

Итак: автор великого изобретения, ставшего одной из вершин мировой конструкторской мысли XX века, всю остальную жизнь занимался разработкой его вариаций (модификаций), любимец власти, которая ему почти ни в чем не отказывала, на склоне лет поездил по миру, искупался в лучах мировой славы, жил долго и счастливо как один из самых известных, популярных и уважаемых людей нашей планеты. Что вы на это скажете?

Е.К.:
 Скажу, что в этом описании не все правда, и не все неправда. Да, Михаил Тимофеевич прожил большую, насыщенную и, в конечном итоге, счастливую жизнь. Но я не могу сказать, что она шла гладко и ничем не омрачалась.

Мой папа был абсолютно советским человеком и убежденным коммунистом. То есть человеком, который не искал выгоды для себя. Для него главным в жизни и в работе был принцип: отдавать больше, чем брать.

И вот такая внутренняя установка, полностью совпадавшая с советской идеологией и очень часто – с практикой, установка, которую разделяли самые близкие и уважаемые им люди, и делала его счастливым.

Он считал, что в 1917 году была создана страна, которая предоставляла возможности любому с «нулевого» уровня подняться до вершин. Что вверх поднимались действительно одаренные, талантливые, творческие люди. Он это очень ценил и понимал как человек, который добился всего сам. Он четко осознавал, что ни в какой другой стране, кроме СССР, он не смог бы пройти такой же путь, добиться такого же результата, стать тем, кем он стал. Он был благодарен своей стране и счастлив возможностью жить в ней и работать для нее.

Да, он был счастлив, когда его торжественно, с восторгом и уважением встречали в других странах. Но относил это не только и не столько на свой счет, сколько на счет своей страны и народа, которые он представлял. Я была рядом с ним, видела все это своими глазами, и мне нет смысла что-то придумывать.

«ДК»: И вот этот советский человек, который всю жизнь отдавал больше, чем брал, после 1991 года оказался в совершенно другой стране…

Е.К.: Развал Советского Союза был его постоянной болью. Я помню, когда начался конфликт в Нагорном Карабахе, мы были в Сочи. И когда по телевизору показывали, что там творится, как армяне и азербайджанцы стреляют друг в друга, папа несколько дней не мог прийти в себя. Он не понимал, как это может быть у нас в стране, которую он бесконечно любил и ценил.

Последние его годы были омрачены пониманием того, что все расшатывается, что везде бегают с его оружием, которое он создавал исключительно для защиты своей страны. И страшно переживал, когда это оружие начало гулять по всему миру. Он даже писал обращение в ООН по этому поводу. Но кто его услышал? Никто.

В этом смысле участь наших конструкторов-оружейников, в том числе и Михаила Тимофеевича, незавидная. Наверное, грешно так говорить, но я иногда думаю: может быть, хорошо, что его коллега, создатель снайперской винтовки Евгений Федорович Драгунов ушел из жизни в 1991 году – без чувства горького разочарования. А тут, когда войны начались… Единственное, чего папа не застал осознанно, – это историю с Украиной и Сирией. И слава Богу.

Продолжение>>>


комментировать

все новости





Андрей Безруков: "Сейчас мы имеем дело с «больной империей»"

...

Олег Гринько: «Я меняюcь, и страна начинает меняться с меня»

...

Тамара Казанская: "Под запрет на продажу могут попасть около 70% земельных участков в Удмуртии"

...

Виктор Уланов: «Начинать надо с возврата доверия граждан»

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"