Селдон
2018

Ижевско-Воткинское восстание: ставка в большой игре

Август 1918-го – пожалуй, самое страшное для большевиков время, уверенности в том, что советской власти в России осталось больше двух-трех месяцев, не было ни у кого. Они утешали себя тем, что сумели продержаться дольше Парижской коммуны, но это было слабое утешение: большую часть страны контролировали антибольшевистские силы, Каппель стоял в Казани и изъявлял готовность идти на Москву, потерян Ижевск – источник винтовок… На южном и западном направлении дела обстоят не лучше, а на границах уже вовсю высаживаются быстро ставшие интервентами «союзники», священный долг перед которыми (то есть участие в войне с Германией «до последней капли русской крови») на словах и на деле рвутся исполнить антибольшевистские правительства, возникающие то тут, то там, словно грибы после дождя.
 
Ситуация критическая, под Казанью большевики готовятся к решительному бою, который вполне мог стать для них последним. Но не стал, иначе мы имели бы совсем другую историю Ижевско-Воткинского мятежа.

Как делить власть?
 
Как иногда пишут в книгах, после победы перед восставшими встал вопрос организации власти. Хотя в чем тут вопрос? Как раз тут все было понятно с самого начала. Кто идейно окормлял восстание? Эсеры и меньшевики, а поскольку они идейные братья таких же социалистов, заседающих в Самарском КОМУЧе, созданный в Ижевске ПриКОМУЧ будет его местным филиалом. Главное – чтобы в органах власти не было никаких большевиков, поэтому «верховная четверка» ПриКОМУЧа состояла сплошь из эсеров – Евсеева, Карякина, Бузанова и примкнувшего к ним Шулакова.
 
В соседнем Воткинске сочувствующих быстро согнали на митинг, где объяснили, что единственной законной властью на земле является Комитет Всероссийского Учредительного собрания, временно организованный в Самаре, а «в г. Ижевске и Воткинске и их окрестностях вся полнота власти временно, впредь до установления связи с органом Учредительного собрания, сосредотачивается в руках членов Учредительного собрания Н.И. Евсеева, А.Д. Корякина и В.И. Бузанова, имеющих сорганизовать местный Прикамский комитет Учредительного собрания, ответственный в своих действиях перед полномочным Комитетом Учредительного собрания». Возражения есть? Нет? Принято!
 
Неувязка вышла с Сарапулом, который на Ижевск и Воткинск посматривал свысока. В городе на Каме высшей властью стало «городское общественное управление в лице его исполнительного органа – городской управы». Формально эта управа от ПриКОМУЧа не зависела, но понимала, что военная сила на его стороне. Во всяком случае, пока штаб Народной армии подчиняется «учредилке».
 
Винтовки без патронов
 
А делал это штаб Прикамской Народной армии вынужденно, пока военным был выгоден союз с эсерами. Цену социалистам профессиональные военные (а именно таким был главнокомандующий штаба полковник Дмитрий Федичкин) знали очень хорошо и относились к ним без всякой симпатии. Тем не менее, пока во главе стоял Самарский КОМУЧ, ему подчинялись, да и не дело спорить о том, кто главнее, когда приходится держать оборону.
 
Повстанческую армию военным удалось организовать достаточно быстро. Основой стал отряд полковника Федичкина в 300 штыков. К сентябрю Народная армия имела в Ижевске около 6300 штыков (300 офицеров, 3000 фронтовиков, 3000 рабочих-добровольцев), в Воткинске – две стрелковые роты, конный отряд и батарею из двух орудий. К концу сентября в Народной армии числилось уже около 15 тыс. человек. Это была серьезная и хорошо вооруженная сила, армию пополняли крестьяне из окрестных деревень, винтовок хватало на всех – их оружейный завод производил до 2500 штук в день.
 
Какое-то время хватало и патронов. Захватив ижевский Арсенал и пройдясь по заводским складам, восставшие обнаружили около 2 млн патронов. Но цифра кажется внушительной только поначалу: патроны расходовали в постоянных боях, и очень скоро выявилась главная проблема Народной армии – отсутствие боеприпасов. Решать ее пытались, в том числе, пытаясь производить патроны из стреляных гильз и отлитых пуль, но такие патроны часто перекашивало, а пули портили нарезку стволов. Помочь могла Казань, в Арсенале которой хранился боезапас, по выражению Каппеля, «не поддававшийся исчислению», но кроме золотого запаса каппелевцы из Казани мало что успели вывезти, и Ижевск остался без патронов.
 
Первые победы
 
Боезапас таял в постоянных боях. Первая попытка красных отбить Ижевск состоялась уже 9 августа. Воткинские большевики собрали отряд в 180 штыков, пошли на будущую столицу, но попали в засаду и были разбиты. Параллельно действовал и бывший главный чекист Ижевска Александр Бабушкин, бежав из города, он очутился в Агрызе, где организовал отряд в 40 человек при одном пулемете. 11 августа он пытался прорваться в Ижевск на двух железнодорожных платформах, но тоже попал в засаду. Отряд был разгромлен, а самого Бабушкина взяли в плен, позже его казнили, по некоторым данным, в тюрьме, находившейся тогда в здании главного корпуса Ижевского оружейного завода.
 
Командование 2-й армии красных начало формирование своих отрядов для взятия Ижевска только 14 августа. Отряд Чеверева в 2500 штыков наступал на Ижевск со стороны Казанской железной дороги, но попал в засаду, 17 августа отряд в 2000 красноармейцев и 200 кавалеристов при шести пушках шел тем же путем, но, столкнувшись с сильной обороной, вынужден был отступить.
 
Самое серьезное наступление на город предпринял отряд Антонова-Овсеенко, одного из фаворитов Троцкого и будущего начальника политуправления РККА. О результатах операции в своих мемуарах Антонов-Овсеенко впоследствии ни словом не обмолвился, и это вполне объяснимо. Собрав под своим началом около 6000 человек (матросов, латышей и проч.), пулеметную команду австро-венгерских интернационалистов и несколько пушек, он двинулся от Гольян к Завьялово, начав артобстрел города с южных окраин.
 
На что надеялся Антонов-Овсеенко, не очень понятно. Его отряд защитники довольно быстро окружили за счет подошедших подкреплений и вынудили держать оборону. После того как у красных закончились боеприпасы, дело было сделано – большевики спасались бегством. Сам Антонов-Овсеенко эвакуировался чуть раньше остальных, когда понял, что в живых его, в случае плена, не оставят точно.
 
15 миллионов макулатурой
 
Успехи Народной армии вселили некоторую уверенность в гражданских лиц, хотя обстановка в Ижевске была в экономическом плане очень сложной. Была объявлена свобода торговли, но торговать было особенно нечем, и тогда город начал активно продавать выпускавшиеся Ижевским оружейным заводом винтовки деревне. Брали охотно, да и самим восставшим это было выгодно – в случае необходимости можно было поставить под ружье и крестьян. Но, повторимся, к винтовкам было очень мало патронов, да и обмен винтовок на хлеб не мог продолжаться долго: оказавшиеся в руках крестьян около 60 тыс. стволов быстро насытили рынок.
 
Помощь в Ижевске ждали от Самарского КОМУЧа, в распоряжении которого оказался весь золотой запас России, захваченный Каппелем в Казани, и она пришла. В Ижевск прибыли 15 млн рублей, правда, не золотом и серебром и даже не ассигнациями, а всевозможными долговыми обязательствами, чеками, облигациями и даже выигрышными билетами государственной лотереи чуть ли не 1860-х годов. Никто эту макулатуру в качестве оплаты за продовольствие брать, конечно, не хотел, и местным властям приходилось кормить население обещаниями лучшей жизни и трескучими воззваниями в духе:
 
«Призываем все население, все его живые силы, всю интеллигенцию помочь органам самоуправления в их трудной и ответственной работе; сплотившись тесным кольцом вокруг органов вашего местного самоуправления, этого величайшего приобретения февральской революции, сделайте его действительным центром местной общественной жизни, так как только на прочном фундаменте местных жизненных органов самоуправления и возможно возрождение и величие нашей измученной дорогой родины России, только на этом фундаменте возможно существование дальнейшей надстройки центральной власти в лице Учредительного Собрания в настоящем и всенародно избираемых парламентов в будущем».
 
Более-менее нормально платили и снабжали разве что заводчан – винтовки новой власти были очень нужны. Для рабочих была отменена предельная норма выработки, введена дополнительная оплата за выпущенную сверх нормы продукцию, сохранены некоторые, введенные еще большевиками, социальные гарантии и ставки оплаты труда. Ижевский оружейный завод работал, хоть и не без больших трудностей, более-менее квалифицированные рабочие или поддерживали новую власть, или, как прежде, сохраняли нейтралитет.
 
В товарищах согласья нет
 
Пиком восстания можно считать конец августа – начало сентября 1918 года, когда вслед за Ижевском, Воткинском и Сарапулом начали восставать будущие райцентры. Вавож, Сюмси, Святогорское (нынешнее Красногорское) оказались под контролем отрядов Народной армии. Казалось, вот они, признаки будущей победы – народ сам отбирает власть у большевиков.
 
Но от победы до поражения, как известно, иногда путь очень короток. Эйфория в связи с успехом восстания сменилась апатией, чему способствовало и скверное экономическое положение Ижевска и Воткинска. Между властями гражданскими (то есть эсерами) и военными начались трения, перешедшие в почти открытый конфликт. Военные справедливо считали социалистов людьми совершенно не готовыми держать ситуацию под контролем, откровенно слабыми, крикливыми и способными исключительно на произнесение многочасовых речей. Правые социалисты, в свою очередь, в каждом военном не без основания видели потенциального карбонария.
 
Конфликт между ПриКОМУЧем и ижевским штабом Народной армии завершился уходом с должности главнокомандующего Дмитрия Федичкина. На его место был назначен социалист Юрьев, а сама «верховная четверка», всерьез опасаясь за свои жизни, перебралась в Воткинск. Эти события стали отправной точкой поражения Ижевско-Воткинского восстания, неминуемого и предопределенного самой историей.
Алексей Чулков




Комментировать




Андрей Фефилов: "Для наших клиентов мы намного больше, чем просто поставщик питания"

...

Бахруз Гумбатов: "Я хочу сделать округ «Союзный» лучшим в городе"

...

Евгений Сибиряков: "Все достижения ООО "УАТ" – это заслуга исключительно всего коллектива"

...

Михаил Черемных: "Не зубрить, а мыслить – по такому принципу строится образовательный процесс в Гуманитарном лицее "

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"