2017

1917 год в истории Удмуртии: по страницам архивных документов

В год 100-летнего юбилея российских революций вышел из печати сборник архивных документов и материалов «1917 год в истории Удмуртии», подготовленный специалистами архивной службы Удмуртской Республики. Публикуемые документы отображают события 1917 года на территории четырех уездов Вятской губернии – Глазовского, Сарапульского, Елабужского, Малмыжского, частично вошедших в 1920 году в состав формируемой удмуртской автономии. Авторы-составители адресуют новое издание широкой читательской аудитории – от ученых-историков до учащихся общеобразовательных школ.

О книге

Источниковой базой сборника наряду с документами из фондов государственных казенных учреждений «Центральный государственный архив УР» и «Центр документации новейшей истории УР» стали документы и материалы периодической печати из фондов местных и региональных архивов, музеев, библиотек.

Большое значение для подготовки сборника имело межархивное сотрудничество. Ряд документов предоставлен Государственным архивом Кировской области и Национальным архивом Республики Татарстан. В сборник также включены документы из фондов Управления по делам архивов Администрации МО «Город Сарапул», научно-отраслевого архива Удмуртского института истории, языка и литературы УрО РАН, архива Управления Федеральной службы безопасности РФ по УР, Национального музея им. Кузебая Герда, Музея истории и культуры Среднего Прикамья (г. Сарапул), Музея истории и культуры г. Воткинска и Музея г. Ижевска.

В основной корпус издания вошло 342 документа, 80 процентов которых опубликовано впервые.

Круг представленных документов достаточно широк. Это управленческая документация из фондов органов государственного управления и местного самоуправления губернского, уездного и волостного уровня, исполнительных комитетов Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, военных и правоохранительных органов, церковных, общественных органов и организаций, промышленных предприятий, учреждений образования и культуры; документы личного происхождения из личных и семейных фондов Деськовых, О.В. Севрюкова, А.И. Суханова, Н.П. Павлова, А.А. Александрова, Г.С. Анкудинова, из семейного архива Бойцовых; листовки, воспоминания современников, публикации в газетах «Кама», «Вятская речь», «Прикамская жизнь», «Ижевской рабочей газете», фотодокументы.

В книге три главы:

«Удмуртия накануне свержения самодержавия (январь-февраль 1917 г.)»;
«Под властью Временного правительства (март – 25 октября 1917 г.)»;
«Начальный этап установления Советской власти в Удмуртии (26 октября 1917 г. – январь 1918 г.)».

Для удобства читателей сборник снабжен научно-справочным аппаратом, включающим историческое и археографическое предисловия, примечания, хронику событий, именной и географический указатели, терминологический словарь, список сокращений и др.

Книга проиллюстрирована редкими архивными и музейными документами и фотографиями.

Продовольственный кризис накануне свержения самодержавия

В январе 1917 года значительно ухудшилось положение с продовольствием на Ижевских заводах. Полицмейстер Ижевского завода Н.Н. Татаринов с тревогой констатировал: «В продовольственном отношении заводонаселение обеспечено недостаточно, так, например, крупчатки в продаже нет с первых чисел января, и только с 1 февраля предположено продовольственною комиссиею выдать таковую по 4 фунта на человека… Дороговизна на жизненные припасы прогрессирует».

Тяготы военного времени вызывали у населения антиправительственные настроения и приводили к росту протестной активности.

Забастовка на Ижевских заводах

На страницах сборника подробно рассказывается о крупнейшей Февральской 1917 г. забастовке рабочих Ижевских заводов и частных оружейных фабрик Ивана Федоровича Петрова, Николая Ильича Березина, Василия Ивановича Петрова.

Ижевский большевик И.С. Бойцов вспоминал: «…военный завод, в военное время, на котором работали почти исключительно военнообязанные, объявил величайшую забастовку … Забастовка началась в инструментальном цехе из-за расценок. Жизнь дорожала с каждым днем, а расценки не поспевали за жизнью. Руководство забастовкой было в руках большевистской ячейки (подпольной) цеха. В течение двух дней забастовал весь завод. Гигантский военный завод, внутри заводских стен которого работало до 50 тыс. чел., замер».

На подавление забастовщиков были вызваны жандармерия и войска. «Глубокой ночью врывались жандармы в квартиры, хватали людей прямо с постели и, не давая проститься ни с женой, ни с детьми, полуодетых, бросали прямо в холодные товарные вагоны без отопления, зачастую скованными по двое, запирали сразу на замок … Ежедневно, таким образом, набирали и отправляли в Казань по несколько эшелонов. Было арестовано и отправлено до 2 тыс. чел.», – продолжает свои воспоминания И.С. Бойцов.

Февральская эйфория

В начале марта 1917 г. в г. Сарапуле, г. Глазове, Ижевском заводе были получены первые известия о правительственном перевороте и падении самодержавия, встреченные властями и населением с энтузиазмом.

2 марта состоялось экстренное расширенное заседание Сарапульской городской думы, признавшей переход власти к временному исполнительному Комитету Государственной думы. 12 марта граждане города отпраздновали День народной свободы, состоялся парад войск и демонстрация.

5 марта в г. Глазове, в здании земской управы было устроено собрание представителей города, земства, кооперативов при многочисленном стечении граждан. Председателю Государственной думы Родзянко была направлена телеграмма, принятая единогласно: «Соединенное собрание … выражает живейшую радость и признательность Государственной думе, взявшей на себя в трудный исторический момент почин создания новой власти в духе пожеланий народа, открывающей новые пути к достижению желанной победы над внешним врагом, раскрепощению народа от векового рабства, к культурному и экономическому процветанию горячо любимой Родины. Дружно приветствуем Государственную думу в ее стойкости и готовы отдать все свои силы на служение Отечеству».

8 марта 1917 г. сарапульская общественно-политическая газета «Кама» сообщила о поддержке населением Ижевского завода новой власти: «Нам телеграфируют из Ижевского завода, что там выпущены одновременно с сарапульскими телеграммами [объявления] о государственном перевороте. Войска Ижевского гарнизона, полиция, заводоуправление и все население завода признало новую власть. Посланы приветствия, устроен грандиозный митинг. Всюду образцовый порядок. Организован Совет рабочих депутатов…».

Деревня встретила свержение самодержавия «с самым легким сердцем». «С царем расстались охотно. «Хуже не будет», – говорят все», – констатирует один из авторов газеты «Кама».

На территории края постепенно устанавливалась власть Временного правительства, формировались новые органы государственного управления, создавались Советы.

Однако наряду с ликованием и бурной радостью, вызванной известиями об отречении от престола Николая II, архивные документы доносят до нас также и другие, полные тревоги голоса современников роковых в истории нашей страны событий.

Из письма жителей г. Сарапула, семьи Девятовых сыну А.С. Девятову во Францию о положении с продовольствием в городе в марте 1917 г.: «Теперь настало смутное время, революция взяла свое, царя у нас нет, правительства тоже нет. Теперь собрания да собрания – все без толку, купить ничего нельзя, да и нет, сахару нет, крупчатки тоже нет, дают 5 фунтов на рыло в месяц…».

«Россия переживает страшный час! Решается судьба страны, судьба будущих поколений … Мы стоим на краю пропасти. Граждане … выражайте одобрение Правительству, спасайте страну от анархии!..» – взывала листовка кадетской партии в апреле 1917 г..

«Партийная жизнь бьет ключом»

В условиях радикальной ломки многовекового порядка, легализации различных форм политической жизни резко активизировалась деятельность политических партий и общественных организаций. Из сообщения в газете «Кама» от 4 мая 1917 г.: «В Ижевске партийная жизнь бьет ключом. Организовались конституционные демократы, социалисты-революционеры, социал-демократы; организовались женщины; рабочие объединяются в профессиональные союзы. Начинает функционировать комитет местного отделения Крестьянского союза».

Летом 1917 г. была создана Ижевская организация Союза социалистов-революционеров-максималистов.

26 июня 1917 г. в Ижевске организационно оформилась самостоятельная большевистская организация под председательством И.Д. Пастухова, насчитывавшая к октябрю 1917 г. в своих рядах 750 членов.

Газета «Вятская речь» от 2 августа 1917 г. сообщала: «…в близлежащем к Сарапулу Ижевском заводе имеется большое число большевиков, деятельность их настолько уже проявилась, что положение в Ижевске нужно признать угрожающим. Исходя из этого, думалось, что большевики, оборудовав дело в таком многолюдном пункте, как Ижевск, не замедлят явиться и в Сарапул…».

Красная гвардия в Ижевске

В сентябре 1917 г. в Ижевске большевиками совместно с эсерами-максималистами создана боевая дружина, в октябре преобразованная Ижевским Советом рабочих, солдатских и крестьянских депутатов в Красную гвардию.

Временно исполняющий должность начальника Ижевских заводов М.К. Борисов 23 сентября 1917 г. телеграфировал командующему войсками Казанского военного округа: «Мне предъявлено требование Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов о немедленной выдаче оружия комитету спасения революции на вооружение боевой дружины. Ожидать распоряжения Главного артиллерийского управления на письменный запрос не соглашаются, настойчиво требуя выдачи 500 винтовок, 75 тыс. патронов, 50 револьверов. Обратился к начальнику гарнизона и коменданту с просьбой во исполнение приказа по армии и флоту № 49 и Вашей телеграммы от 8 сентября № 25180 охранить склады. Опасаюсь согласия на выдачу оружия местного гарнизона, тогда бессилен противостоять самовольному захвату».

Из воспоминаний И.П. Хмуровича об организации боевой дружины: «Красная гвардия у нас в начале организации называлась боевой дружиной, набор в члены ее производился в августе месяце, выдача же винтовок была в сентябре месяце … Первая группа, получившая винтовки, была человек 12-13, которые по выходе из Совета выстроились не по ранжиру в одну шеренгу, что очень резко бросалось в глаза проходящей мимо публики, привыкшей видеть до сего времени стройные ряды и поэтому, не стесняясь, открыто критиковавшей действия большевиков».

Крестьянский протест

Сопротивление крестьян продовольственной разверстке и хлебной монополии, введенной Временным правительством в марте 1917 г., беспощадно подавлялось властями. Из заявления председателя Старовеньинской волостной избирательной комиссии П. Главатских от 2 октября 1917 г.: «Созванное мною 29 сентября волостное земское собрание не состоялось. При этом во время поездки для открытия собрания в Лудорвае я подвергался опасности быть избитым: толпа в 200-300 чел., протестующих против введения хлебной монополии и волостного земства, захватила меня и председателя продовольственной управы, хотела арестовать и повела к арестному помещению, но бывшими в волостном правлении солдатами и часовым у арестного помещения толпа была разогнана; при этом солдатам пришлось применить вооруженную силу, и в толпе оказалось 2 убитых и 5 чел. раненых».

Временное правительство было не в состоянии противодействовать стремительному развитию событий, сдержать накатывающиеся волны разгула страстей и анархии, предотвратить неумолимо надвигающуюся Гражданскую войну.

Из выступления председателя Малмыжской продовольственной управы Латушкина на уездном земском собрании 16 октября 1917 г.: «Мы стоим сейчас на краю пропасти, куда очень скоро упадут как те, которые удерживают хлеб, так и те, которые его не имеют. Скоро свалится в пропасть и вся страна».

Октябрьский переворот на Ижевских заводах

Ранним утром 27 октября 1917 г. состоялось экстренное заседание Ижевского Совета. Зал был переполнен. Как вспоминал один из очевидцев: «Всё это большей частью были сочувствующие большевикам, сочувствующих правым партиям почти было не видно, и во время выступления правых ораторов поднимался всегда шум, когда же выступали большевики, то была тишина».

На повестке дня один вопрос – вопрос о событиях в Петрограде, о власти. Эсеры и меньшевики требовали осудить действия Петроградского Совета и поддержать Временное правительство. Заседание проходило бурно. Громадным большинством принята резолюция, предложенная большевистской фракцией, – поддержать требование Петроградского Совета, Временное правительство считать низложенным. В 17.00 телеграф принес новые известия: «Временное правительство низложено, министры арестованы; власть, как в центре, так и на местах, переходит к Советам». Находившийся в тот момент в зале большевик С. Комлев позже вспоминал: «От восторга этого сообщения все присутствующие с сияющими лицами стали бросаться друг другу в объятия и радоваться, как дети, и никому не хотелось покинуть то место и то здание, в котором каждый из нас услышал важное и вечное. Люди находились там часами, и только ответственный момент и предстоящие задачи завтрашнего и последующих дней заставили расстаться с друзьями по борьбе...».

Накануне, 26 октября 1917 г. на свое экстренное заседание собрались ижевские меньшевики. В принятой резолюции отмечалось: «Русская революция охвачена кроваво-трагическим кошмаром петроградских событий. Большевики, меньшинство русской демократии, в состоянии политического авантюризма ... подняли братоубийственную бойню под лозунгом передачи власти Советам».

28 октября в Ижевске была устроена манифестация. Демонстранты в колоннах прошли от здания Совета до Арсенальной (Карлутской) площади, где был устроен митинг, закончившийся уже после полудня. Очевидец сообщает: «…эта демонстрация, в отличие от февральской, уже не имела в общих рядах тех Колупаевых и Разуваевых, Афанасьевых и Бодалевых, Коновских и др., ходивших в то время с красными бантами и произносивших патриотические речи «за святую Русь», за войну до конца. Почувствовали совсем другое, и это было не по их вкусу, предпочли смотреть из-за ширм еще сохранившихся своих особняков».

Новая власть действовала круто, по всем правилам революционного искусства. Был занят телеграф, взята под контроль вся входящая и исходящая корреспонденция, милиция и гарнизон еще до октябрьских событий были в полном подчинении Совета. В аппарат управления Ижевских заводов назначаются комиссары, взяты под контроль оружейные склады, сделано надлежащее распоряжение по мастерским Ижевского завода об избрании цеховых комиссаров для контроля над производством.

В конце января 1918 г., задолго до того, как Советское правительство в июне примет декрет о национализации промышленности, в Ижевске были конфискованы частные фабрики, имущество и капиталы И.Ф. Петрова, В.И. Петрова, Н.И. Березина и А.Н. Евдокимова.

Из прошения бывшего владельца фабрики охотничьих ружей И.Ф. Петрова в Наркомат внутренних дел о возвращении конфискованного имущества: «31 января 1918 г. в 5 час. дня ко мне неожиданно явилось 5 чел. (?) вооруженных красногвардейцев; 12 чел. из них вошли в мой дом, а остальные заняли мой двор и оцепили фабрику. Трое из вошедших в мой дом – Шипицин, Трубицин и Бородин – назвали себя коллегией, прибывшей по поручению Ижевского исполнительного [комитета] Совета для конфискации и принятия от меня моей оружейной фабрики, но вместо этого произвели тщательный обыск в нашем доме, кладовых и амбарах и отобрали у меня и моих семейных буквально все, что попадало под руки».

Пьяный бунт в Сарапуле

События в Сарапуле развивались по другому, отличному от Ижевска сценарию. 31 октября 1917 г. газета «Кама» опрометчиво сообщила своим читателям о положении в городе в связи с захватом большевиками власти в Петрограде: «Несмотря на массу нелепых слухов, циркулирующих по городу, настроение населения спокойное. Попытки распространить погромные прокламации успеха не имели». Однако уже 9-10 ноября 1917 г. в городе вспыхнул пьяный бунт солдат 166-го запасного пехотного полка. Были разгромлены пивные склады, магазины, завод Бодалева, государственные и общественные здания.

Из донесения начальника Сарапульской городской милиции о погромах: «…с утра 9 ноября солдаты местного полка партиями по 5-10 чел., совершенно трезвые, стали направляться к пивному складу торгового дома Александровых, помещающемуся на углу Вознесенской и Гоголевской улиц. Здесь солдаты, разбив склад и разгромив до основания помещения Высшего Слободинского начального училища, начали пить пиво и уносить таковое с собой в ведрах, чайниках, ушатах и даже кадках … Уничтожив пивной склад и винный погреб, солдаты частью направились за город в казенный винный склад, а остальные принялись громить и поджигать магазины».

Эсеры-максималисты устанавливают Советскую власть в Камбарке

В Камбарском заводе Советская власть была установлена эсерами-максималистами.

Из воспоминаний П.Ф. Шекотурова: «Власть Советов в Камбарке была организована 20 ноября 1917 г., т.е. был избран Совет из 20 членов … В Камбарке до Октябрьской революции была партия социалистов-революционеров человек из 80. Коммунистической партии не было. 17 сентября 1917 г. в Камбарку приехал из Ижевска некто Красильников, который и начал организовывать партию максималистов».

Избранный Совет начал действовать вполне по-большевистски: «Исполком стал проводить обложение буржуазии, согласно ее мощности, но налог проходил очень туго, т.к. буржуазия от уплаты налога, установленного исполнительным комитетом, по тем или иным причинам уклонялась. Пришлось производить ряд арестов и через них приходилось выкачивать это обложение».

Выборы в Учредительное собрание

Созыв Учредительного собрания с целью установления формы правления и выработки Конституции являлся главной задачей Временного правительства.

Из текста присяги на верность Временному правительству (утверждена 7 марта 1917 г.): «Обязуюсь повиноваться Временному правительству, ныне возглавляющему Российское государство, впредь до установления образа правления волей народа при посредстве Учредительного собрания».

В Вятской губернии выборы во Всероссийское учредительное собрание («полновластного хозяина земли русской») проходили с 12 ноября 1917 г. по 12 партийным спискам.

В состав собрания были избраны 7 «удмуртских» представителей. Эсеры – В.И. Бузанов, Б.И. Збарский, Н.И. Евсеев, К.С. Шулаков, социал-демократы – И.Д. Пастухов, И.В. Попов, И.И. Швецов.

Рождественская елка 1917 г.

Читатель найдет в сборнике сведения не только об экономическом развитии нашего края, о политических процессах, подъеме национального движения, но и о жизни рядового обывателя, о работе школ, гимназий, детских садов, библиотек, узнает, какие книги читали современники 1917 года, как занимались благотворительностью, помогали фронту, инвалидам войны, беспризорным детям, как устраивали Рождественские елки.

Из письма Ижевского общества потребителей «Союз труда» цеховому комитету электрических станций от 14 декабря 1917 г.: «…просим сделать распоряжение об освещении елки и украшении по примеру того, как это делалось прошлый год на елке в Военном собрании. Первый день елки будет 26 декабря».

Заканчивался 1917 год, определивший ход мировой истории в XX веке, когда сбылось пророчество поэта о «неслыханных переменах» и «невиданных мятежах».

Анатолий Дерюшев, начальник отдела информации и публикации документов ГКУ «ЦДНИ УР»


Комментировать




Екатерина Шумкова: «Присоединение ВТБ24 к ВТБ позволит объединить лучшие практики двух банков»

...

Андрей Безруков: "Сейчас мы имеем дело с «больной империей»"

...

Олег Гринько: «Я меняюcь, и страна начинает меняться с меня»

...

Тамара Казанская: "Под запрет на продажу могут попасть около 70% земельных участков в Удмуртии"

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"