2017

Народный музей исчезнувших деревень. Память места

В селе Сеп Игринского района Удмуртии открылся первый в России объект культуры, направленный на сохранение памяти о существовавших когда-то сельских территориях и вобравший в себя исторические, социальные, культурологические аспекты, – Народный музей исчезнувших деревень. Проект реализован на гранты Благотворительного фонда Владимира Потанина и Фонда поддержки гражданских инициатив в малых городах и сельских территориях «Перспектива».

Запрос на память

Сепский Народный музей исчезнувших деревень – первый в России, созданный не только профессионалами, но и обычными людьми, бывшими жителями существовавших когда-то семи деревень Игринского района: Бисар, Лужаны, Палым, Пежвай, Ыжнюк, Николаевка и Новая Деревня. Некоторые из этих населенных пунктов вели историю с начала XIX века, но в 1970-2000-х годах в результате так называемой программы ликвидации «неперспективных» деревень прекратили свое существование. Сейчас многих из них нет уже не только на карте, но и в природе.

– Новая Деревня, где родился и вырос наш отец, образовалась в начале 1930-х годов, когда две соседние деревни объединились и создали колхоз. В ней был большой пруд, ведущая к тракту дорога, а в 1970-х пруд спустили, школу и медпункт закрыли, колхоз ликвидировали, и жители Новой Деревни вынуждены были уехать – кто в соседние крупные села, кто в райцентр, – рассказывает Лада Меньшикова (Елькина).

Именно с «Воспоминаний» – «самиздатовской» книги, которую написал ее отец, Юрий Александрович Елькин, и ведет свой отсчет Музей исчезнувших деревень. Дети Юрия Александровича передали книгу в сепскую сельскую библиотеку. Постепенно и другие бывшие жители заброшенных деревень, живущие в Сепе и окрестных населенных пунктах, стали собирать старые фотографии. В 2014 году, когда в Сеп приехала команда НКО «КАМА рекордз» из Нижнего Новгорода, чтобы поработать над одним из социальных проектов, в библиотеке было собрано уже семь фотоальбомов – по одному на каждую деревню.

– Идея создания музея «памяти» зародилась в 2012 году, когда художник Зоя Лебедева рассказала нам историю о том, как пожилая женщина из села Бураново проползла два километра (она не могла ходить) в сторону родной деревни Егорово. Деревня эта была ликвидирована, но люди о ней помнили, – рассказывает руководитель проекта, исполнительный директор «КАМА рекордз» Александр Юминов. – Мы долго обсуждали тему создания музея, но пока не было повода превратить это в проект. И вот в 2014 году в Сепе я увидел семь альбомов, сделанных жителями исчезнувших деревень, и картинка у меня сложилась. Я предложил работникам сепского клуба создать музей.

Собранный жителями фотоматериал был потрясающим, но, конечно, не являлся музейным. Он, скорее, демонстрировал то, что местному сообществу очень близка эта тема. Музей требовал материала совершенно иного рода – с другой структурой, систематизацией и анализом с последующей адаптацией к экспозиции. Совместно с жителями заброшенных деревень мы решили, что это должен быть полноценный музей, где была бы представлена жизнь этих деревень в фотографиях, воспоминаниях, семейных историях. Была живая и яркая идея. Был коллектив, с которым можно работать и которому можно доверить результат. Оставалось эту идею осознать логистически, собрать команду проекта и получить финансирование.

От идеи до воплощения

Собственного опыта музейной работы у сепчан не было, и команда «КАМА рекордз» вызвалась стать автором проекта и подать заявку на получение гранта в Благотворительный фонд Владимира Потанина, который реализует несколько программ, в том числе программу «Меняющийся музей в меняющемся мире». Она существует с 2003 года и способствует продвижению новых профессиональных стандартов, развитию партнерских отношений музея, поиску новых проектных решений. Грантовый фонд программы – 25 млн рублей. Проект «Музей исчезнувших деревень» стал победителем грантового конкурса 2016 года и получил от фонда 2 млн рублей. Затем проект выиграл еще один конкурс – Фонда «Перспектива», который в соответствии с распоряжением Президента России Владимира Путина является грантооператором для гражданских инициатив в малых городах и сельских территориях. Государственная поддержка составила 1,3 млн рублей.

– Грант от Фонда Потанина выделен на создание музейной экспозиции, президентский грант – на образовательную часть проекта, – говорит Александр Юминов. – Основная трудность заключалась в том, что деревенские жители не имеют ни музейного, ни научного мышления. Это род деятельности, который не присутствовал в их жизни до момента начала работы в проекте. Формирование такого мышления очень длительный процесс, но когда-то его нужно было начинать. Без него существование музея в полноценном понимании невозможно. В течение года жители деревень слушали лекции о том, что такое исторические документы, экспедиция, как с этим работать, как фотографировать, как сканировать документы, описывать, систематизировать. Они прошли стажировку на одной из лучших музейных площадок России – в Волго-Вятском филиале Государственного центра современного искусства и в Удмуртском институте истории, языка и литературы Уральского отделения Российской академии наук. После того как учеба была завершена, мы начали строить.

Совместно с руководством Игринского района и сельской администрацией определили место под будущий музей – здание сепской библиотеки. Требовалось провести ремонт и воплотить новую концепцию внутреннего пространства. Поскольку финансирование капитального строительства, по условиям конкурсов, не входило в грант, средства, около 700 тыс. рублей, выделило руководство района. Их направили на замену пола, потолка, систем электроснабжения, освещения и отопления, внутренние ремонтные работы, техническое оснащение: особый музейный свет, мультимедийную зону. Для создания экспозиции использовали специально спроектированное и изготовленное оборудование.

Авторы проекта обратились к вузам Удмуртии и соседних регионов с предложением создать дизайн-концепцию будущего Музея исчезнувших деревень. Откликнулся только Самарский государственный архитектурно-строительный университет. Студенты-бакалавры 1-2-го курсов отделения графики представили 8 концепций, которые участники проекта обсуждали в течение месяца. Необходимо было учесть желания местных жителей, ожидания районной администрации, творческие амбиции молодых студентов-дизайнеров, научную и музейную ценность собранного материала, вписав все в рамки утвержденной сметы расходов. В результате была выбрана концепция «Италмас» как легко узнаваемый символ Удмуртии.

Народный музей

Создание Народного музея исчезнувших деревень заняло год, над проектом работали 157 человек: менеджмент, библиотекари и лекторы, сотрудники университетов, строители, авторы концепции, конструкторы, интервьюеры и интервьюируемые – сельские жители. В результате получился не просто музей, где собраны артефакты о населенных пунктах, которых больше нет (предметы быта, старые фотографии деревень и их жителей, сохранившиеся экземпляры одежды и обуви), а место, где по крупицам собраны истории семей из семи деревень, переплетающиеся невидимыми, но ставшими прочными нитями.

Дизайнеры предусмотрели в музее несколько зон, каждая выполняет свою задачу. Зона временных выставок с архивными и современными фотографиями деревень в формате «было и стало»; экспедиционная – с предметами быта; мультимедийная, где посетители могут послушать или посмотреть живые воспоминания жителей исчезнувших деревень; библиотечная. В центре помещения расположилось сердце композиции – открытая площадка для чтения и отдыха, выполненная в форме цветка италмас. Концепция предполагает, что музей выйдет за рамки закрытого помещения и освоит прилегающие территории и даже природные явления. Уже в следующем году возле музея будет построен Музейный квартал.

Власти Игринского района и жители Сепа пока рассматривают Народный музей исчезнувших деревень как объект культурных и семейных связей вне контекста классического бизнеса, способного приносить прямую прибыль. Создатели предлагают посмотреть на проект именно с этой стороны, уверяя, что коммерциализировать можно любой проект.

– Уже сейчас проект монетизирует локальную культурную инициативу. Это деньги, привлеченные на территорию в виде грантовых средств. Это компетенции, полученные участниками. Это дополнительное финансирование, обещанное территории руководством республики. И, конечно же, это потенциал. В руках местных жителей оставлена реально существующая новая институция, которая может быть развита в рамках как туристических программ, так и научных резиденций. Например, концентрация материалов, связанных с темой деревенской жизни, исчезновения деревень, традиционной культурой, культурным кодом и т.д. Научный потенциал – это редкость и он крайне важен, так как дает возможность долгосрочного планирования и поддержания продолжительного интереса к территории после первого бума, основанного на любопытстве аудитории к новой теме и новому месту. Проект может с полным правом стать модельным для многочисленных исчезающих сельских территорий, жители которых задумываются о сохранении и презентации памяти места, – рассказал Александр Юминов.

Инициатива создания музея российской деревни вызвала живой отклик у специалистов из Германии, где в 1934 году жители одной из деревень возле уездного города Клеппенбург в Нижней Саксонии, почувствовав, что могут потерять свою идентичность, также создали музей под открытым небом. Научно-образовательное некоммерческое учреждение «Клеппенбург» является самым посещаемым музеем деревни в Германии, ежегодно сюда приезжает около 100 тыс. человек. Сотрудники музея готовы поделиться с российскими коллегами опытом привлечения туристов.

Мария Наумова


Комментировать




Андрей Безруков: "Сейчас мы имеем дело с «больной империей»"

...

Олег Гринько: «Я меняюcь, и страна начинает меняться с меня»

...

Тамара Казанская: "Под запрет на продажу могут попасть около 70% земельных участков в Удмуртии"

...

Виктор Уланов: «Начинать надо с возврата доверия граждан»

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"