2017

Глава и его команда

7 октября прошла первая большая пресс-конференция с лидерами Команды Удмуртии, скажем так: главой республики Александром Бречаловым, Председателем Правительства УР Ярославом Семёновым, первым зампредом правительства Александром Свининым и заместителями премьера Анатолием Строковым и Анастасией Муталенко. Формат беседы оказался непривычным – глава не отвечал «один за всех», а делегировал многие из вопросов журналистов и пользователей соцсетей своим коллегам и затем дополнял их ответы.
Получилось живо и по-командному. Общение продолжалось более полутора часов, говорили много, и все, что было сказано, уместить на страницах журнала невозможно. Поэтому мы решили тезисно изложить основные, на наш взгляд, темы, причем без привязки к конкретному спикеру, а в контексте командной работы.

«Московские» и «немосковские»

Давайте попробуем раз и навсегда поменять ментальную установку: вопрос, не откуда руководитель министерства или зампред правительства, а какими он обладает профессиональными качествами, опытом. И готов ли он к вызовам. А цели, которые мы определили, – это, безусловно, серьезный вызов.

В правительстве, в администрации главы должны работать лучшие. Это единственный и главный критерий. Ни о каких квотах, ни о каких пропорциях здесь речи быть не может.

Все, кто здесь присутствует, также проходили отбор (и не очевидно, что могли его пройти, несмотря на то, что кто-то давно работает вместе). Это не команда друзей или по интересам. Достаточно серьезный отбор прошли все без исключения.

Сито отбора

Один из этапов отбора, который прошли кандидаты, – комиссия в Москве, которую возглавил Алексей Комиссаров (проректор Президентской академии РАНХиГС и директор Высшей школы государственного управления при РАНХиГС). Это тот самый человек, который сейчас ведет проект по кадровому резерву. Главная его задача – подготовка губернаторского корпуса. В комиссию также вошли руководитель Агентства стратегических инициатив Светлана Чупшева, Андрей Шаронов (возглавляет Московскую школу управления «Сколково») и российский предприниматель Вадим Дымов. Интервьюирование было очень жестким. Это уникальный опыт. Здесь мы выступили «пилотом».

Ключевой уровень отбора – собеседования с федеральными министрами. Мы хотим выстроить такую культуру общения, чтобы федеральное правительство знало своих визави в регионе.

Практически по всем этапам отбора один из лучших итоговых показателей был у Татьяны Чураковой, министра социальной, семейной, демографической политики УР. Она себя очень здорово раскрыла и в комиссии, и в министерстве. У Светланы Болотниковой, и.о. министра образования и науки УР, тоже были очень хорошие показатели.

Мы договорились с Алексеем Комиссаровым, что после того как правительство будет полностью сформировано, разработаем специальную программу по обучению всей команды. Почему нам необходимо учиться? Конкурировать может тот, кто принимает изменения и умеет ими управлять. Мир меняется очень быстро. Мы конкурируем ежедневно.

О свободных портфелях

Мы не занимаемся специальным поиском кандидатур (на незанятые должности заместителей председателя правительства). Стройка и дороги настолько важные и капиталоемкие направления, что ими должны заниматься профессионально и глава, и председатель правительства.

Блок, в который вошло Министерство сельского хозяйства и объединенное Минприроды, значим с точки зрения развития экономики, и важно навести там порядок. Это будет в прямой компетенции и в зоне ответственности первого заместителя председателя правительства Александра Свинина и главы республики. Мы решили так, потому что пока не дойдем до того, сколько списывается «горючки», а сколько реально расходуется, мы это не передадим.

Госдолг – под нож

Нужно напомнить, с чем республика вошла в 2017 год. По закону о бюджете на 2017 год общий долг должен был составить 52 млрд рублей. По сравнению с предыдущим годом это на 3 млрд больше. Вся работа, которая велась с апреля, позволила подготовить проект изменений в бюджет УР. И там стоит цифра 48,9 млрд рублей. То есть мы по сути за полгода снизили долг на 3 млрд рублей. Это позволило сэкономить около 300 млн рублей, что очень важно. Первоочередная задача была (и здесь профессионально отработал министр финансов УР Станислав Евдокимов) снизить госдолг, потому что просто деньги «спускаем в унитаз» (на обслуживание).

Что касается структуры госдолга, коммерческим кредитам отводилось 93%. Мы вносим изменения и рассматриваем иное соотношение по коммерческим кредитам – 60% к налоговым и неналоговым доходам. Снижение больше чем на 30% позволит в дальнейшем сэкономить на процентах по обслуживанию госдолга (на сегодня эти расходы составляют порядка 3,5 млрд рублей).

Республика вошла в 2017 год с нарушением соглашения о предоставлении бюджетных кредитов 2016 года в части соотношения долга к общему объему налоговых и неналоговых доходов бюджета УР. Поэтому необходимо было вернуть в федеральный бюджет 14,6 млрд рублей. Вся работа, которая велась с апреля по конец июня, сводилась к тому, чтобы нам могли эту сумму заместить новым бюджетным кредитом 2017 года. Что и было сделано. Поэтому на сегодня мы не ушли в еще большее увеличение коммерческих кредитов.

Работа по замещению коммерческого долга на бюджетные кредиты продолжается. Но это достаточно сложно. Мы будем рады каждому дополнительному замещенному рублю, потому что средняя ставка коммерческого кредита – 9,7%, а бюджетного – 0,1%.

Почти 49 млрд – государственный долг. Из них около 31 млрд – это коммерческий долг, состоящий из задолженности по облигациям и кредитам банков. Облигационные займы, которые на конец 2017 года останутся в сумме 9 млрд рублей, очень дорогие. Но мы их замещать не можем по закону. Оставшиеся 21,6 млрд – это банковские кредиты, которые мы могли бы заместить бюджетными кредитами.

Что мы сделали? Мы существенно снизили ставку (на апрель она была в районе 10,8-11%, сейчас 9,7%). Огромную работу проводим по замещению бюджетными кредитами. Это позволит высвободить два с небольшим миллиарда на следующий год.

Дефицит – под сокращение

Нас поддавливает еще и текущий дефицит – 5,15 млрд рублей. Бюджет готовился со сверхоптимистичным прогнозом по доходам. Вдруг подумали, что у топ-3 наших налогоплательщиков доходы взлетят в два раза. Второе: ничего лучшего не нашли, как попросить компании проавансировать налог на прибыль. Сейчас мы эти деньги возвращаем. Это, к сожалению, не было учтено в бюджете. Была уверенность, что можно будет с позиций силы поговорить с налогоплательщиками, и они не попросят вернуть проавансированный налог на прибыль. Возвращаем! Да, у нас есть компании, которые, понимая ситуацию, сами выходят с предложением не забирать деньги. Но мы с таким предложением ни в коем случае не выходим.

Из 5,15 млрд нашли, как закрыть дыру в 3 млрд. Здесь проведен большой комплекс работ, начиная от оптимизации автопарка. Александр Свинин провел эксперимент, сравнив две модели (автомобили на балансе или такси). И только по 8 автомобилям, участвовавшим в эксперименте, мы за неполный месяц сэкономили 130 тыс. рублей. Очевидно, что мы на правильном пути, и в 2018 году такая реорганизация позволит получить несколько десятков миллионов рублей экономии. И так от сокращения ненужных расходов правительства и администрации до выстраивания новой схемы государственных закупок. Это первая задача, которую решала в Удмуртии Анастасия Муталенко.

Здесь многое еще предстоит сделать. Простой пример: в Московской области все закупки, которых кратно больше, обслуживают 30 человек, а у нас 100. И так по многим вопросам.

Было мнение, что не надо так переживать из-за дефицита. Мол, каждый год бюджет дефицитный, а потом как-то все решается. Это так высокопоставленный чиновник в правительстве высказывался… Практически всей предыдущей команде был дан шанс отработать. Единицы поняли, что вообще от них хотят. Это отразилось и на предложениях по эффективности расходования средств, и на других вопросах.

Административный ресурс под замком

Ситуация не критическая. Хотя выглядит критичной. У нас масса обязательств еще… На самом деле есть решение. Можно включить административный ресурс и решить вопрос. Но не надо этого делать. Мы должны научиться держать удар, работать в антикризисном формате. Если сейчас нам одно простят, другое пролонгируют, на выравнивание дадут, опять весь муниципальный блок выдохнет и начнет нам письма писать, что не хватает того и этого. Нет. 2017-2018 годы будем идти в очень жестком режиме и при жестком бюджете, несмотря на те возможности, которые мы, скорее всего, реализуем на федеральном уровне.

Юбилей Калашникова будет, объекты – под вопросом

Работа по подготовке празднования 100-летия Михаила Тимофеевича Калашникова была организована очень плохо. Идей было много, в том числе связанных со стройкой. К сожалению, до сих пор у нас ни по одному объекту нет проектно-сметной документации.

Вообще мы «чемпионы снизу» по подготовке. У нас практически нет объектов, на которые мы могли бы попросить финансирование в рамках Федеральной адресной инвестиционной программы. Почему? Нет актуализированной проектно-сметной документации и экспертизы.

Как эта система работает? Получили сверх ожидания дополнительные доходы в бюджет России. Соответственно, начинает актуализироваться список, отложенный в 2016 году. Пять регионов готовы к этому всегда. Мы никогда не готовы!

Получили 300 млн рублей из резервного фонда Правительства России – навстречу нам пошел президент. Их направили на многострадальную поликлинику в Ленинском районе и физико-математический лицей в Глазове. И даже при таком варианте надо было еще так подготовить документацию, чтобы максимально усложнить процесс. На следующий год точно получили бы средства на библиотеку. Но у нас не готова документация. И так, куда ни ткнись.

Безусловно, мы готовимся к 100-летию. Речь уже не идет об объектах, которые будут строиться. Просто нет проектно-сметной документации. Но мы этим занимаемся, определяем приоритетные объекты, на которые будем тратить свои средства и готовить проектно-сметную документацию, как с аэропортом. С тем чтобы в 2019 году входить в софинансирование. В 2018 году ни по одному проекту не можем войти. Снова будем аутсайдерами по участию в Федеральной адресной инвестиционной программе.

Уникальность есть. Нужно продавать

Сегодня республика на предпоследнем месте в ПФО по объему оказанных туристических услуг за 2016 год. Это при компактности территории и при большом количестве интересного контента…

При уникальном контенте! Вопрос к залу – когда будет проходить «Ижевская винтовка»? Единственный человек из журналистов знает. Это ответ на вопрос про туризм. А между тем, чтоб вы знали (и мы сейчас будем очень серьезно готовиться к этому мероприятию), «Ижевская винтовка» всегда была в Союзе, да и в России, второй по значимости после чемпионата. Через «Ижевскую винтовку» можно было отобраться на чемпионат мира или Олимпиаду. У нас уникальный контент. Кто-то придумывает его, создает. У нас он есть, но мы не хотим или не умеем его продавать… Все, кто планирует спортивный событийный туризм в мире, должны знать: в декабре все самое главное будет происходить в Удмуртии.

За инвестициями

Михаил Хомич провел очень качественную и серьезную работу. Бизнес-миссия в Болгарию оказалась крайне результативной, с конкретными соглашениями о намерениях в части локализации производства в республике.

И главный анонс – мы очень серьезно ориентированы на Китай. Большая работа проводится, но главное предстоит в 2018 году. Нужно определиться и провести отбор, кто будет представлять республику в Китае на постоянной основе. Готовим серьезное мероприятие в формате бизнес-миссии.

В 2015 году было заключено соглашение с Китаем, которое не работает. Мы единственные в ПФО, кто по соглашению ничего не сделал и даже не поддержал в определенный момент своих предпринимателей, которым пришлось самим пробивать себе дорогу. Сейчас ситуацию исправили. Надеюсь, что у них получится локализовать здесь производство.

Бизнес-миссии и то, что делает сейчас Михаил Хомич, очень позитивно влияют на внимание к республике иностранных инвесторов.

Доказывать, что бедные, неэффективно

Переговоры с Москвой на тему перераспределения поступлений в бюджет не ведутся, потому что предмета нет. Уже большая часть регионов, которые являются донорами, формулировала эту задачу, и не единожды. Дополнительно тратить силы и время на разного рода просьбы в этом направлении неэффективно. Время – невосполнимый ресурс, и его надо использовать максимально эффективно.

Можно «биться головой о стену», доказывая, что мы такие умные, но бедные и несчастные. А можно и в существующих пропорциях распределения бороться за другую экономику.

«50/50» – это не простая арифметика. Чтобы изменить пропорции, потребуется изменить разделы и статьи Бюджетного кодекса. Это очень непросто. Есть и другой вариант: 140 млрд собирает республика, ей оставляют 52, из остальных 88 млрд региону выделяются дотации или субсидии. Но в 2018 году нам нельзя так давать. Мы еще работать не научились. Под что это будет? Под закрытие нашей неэффективности. Итак, первое: давайте мы сначала выстроим наше хозяйство и сделаем его эффективным. Второе: деньги могут выделяться только под конкретные проекты.

Прежде чем кивать на федеральный центр, надо научиться самим работать, и работать эффективно в части принятия решений и расходования бюджетных средств. В настоящее время бюджета достаточно, чтобы быть бездефицитными. Вместо того, чтобы несколько лет подряд размазывать тонким слоем средства на незавершенные объекты, а потом индексировать затраты, увеличивать стоимость и платить штрафы, лучше консолидировать деньги на двух-трех объектах и закончить их.

Надо научиться работать эффективно. Мы очень сильно зависим от Гособоронзаказа и от «нефтянки». Нам при любых обстоятельствах надо менять структуру экономики, при любых – ее развивать и удваивать.

Страсти по медицине

Оптимизация здравоохранения нужна, но при этом мы должны сохранить доступность узких специалистов, доступность качества медицинских услуг и медицины в целом. Что касается узких специалистов, то там, где этот вопрос по доступности возникает, Министерство здравоохранения решает его совмещением узких специалистов с близлежащими больницами. Выезжают бригады, работают и точечно закрывают такие вопросы.

Что бросается в глаза во всех районах – очень плохая информированность населения. Практически в каждом районе рассказывают «страсти» о том, что все закрывается, ничего больше нет – и все так категорично. Задается вопрос: «Откуда вы это взяли?», в ответ – «Слухи ходят».

По линии здравоохранения негатив на 70% сформирован из слухов, из того, чего нет. В целом по многим показателям система здравоохранения Удмуртии оценивается положительно. В общем-то, можно сказать, что программы, которые есть, не так эффективны, как хотелось бы, но тем не менее они есть и работают. Поэтому первоочередная задача – своевременно информировать граждан. Мы выстроим работу с обращениями граждан и вообще коммуникацию с людьми на постоянной основе. Любые наши решения должны сначала обсуждаться с гражданами, а потом, после их принятия, четко доводиться, чтобы у людей было понимание, что есть, а чего нет.

Без труда не добудешь и ТОСЭР…

В апреле ни один из городов Удмуртии не смог бы получить статус территории опережающего социально-экономического развития. На том уровне заявок, которые у нас были на рассмотрении, и близко… У Сарапула было более-менее. В течение трех недель удалось поменять ситуацию, подготовить документацию. И к Санкт-Петербургскому форуму мы даже в «десятку» попали.

ТОСЭР – это вещь достаточно ответственная для уровня муниципалитета и уровня региона. С этим действительно надо уметь работать.

ТОСЭР подразумевает, что у муниципалитета должны быть предыинвестиционные соглашения с компаниями, которые в течение трех лет проинвестируют ряд проектов. Ни Воткинск, ни Глазов пока к этому не готовы.

Главное – вышло распоряжение Правительства Российской Федерации, и нам сейчас надо «бежать быстрее», потому что количество инвесторов ограничено. Сейчас все пойдут по одним и тем же компаниям, чтобы привлекать их на свою территорию. Нужно торопиться, чтобы эти инвесторы приехали в первую очередь к нам. Пул инвесторов будет формировать в том числе Корпорация развития УР, которая станет управляющей компанией ТОСЭР.

Чтобы получить статус ТОСЭР, необходимо подготовить не только большой перечень документов, нужно еще исполнить взятые обязательства. В Сарапуле, к примеру, одним из обязательств была дорога. Здесь мы «отличились». За 2017-2018 годы надо было заасфальтировать километр дороги, а мы заасфальтировали всего 243 метра. 700 метров оставили на следующий год. Не посмотрели, что дорога должна быть до 1 марта. Ну, не разобрались, решили, что летом можем достроить. Такая мелочь (это привет Александру Ессену – успехами надо жить ровно минуту и забывать про это, и двигаться дальше) могла нам стоить статуса ТОСЭР. Нам бы поставили оценку «удовлетворительно», и мы получили бы сокращение по всем программам финансирования.

С предпринимателей по разнарядке – ни копейки

Для поддержки некоммерческих инициатив в муниципалитетах создан Фонд «Сообщество». На 2018 год поставлена задача привлечь через внебюджетные средства (краудфандинг, благотворительные фонды, гранты, конкурсы) порядка 300 млн рублей. Только не с предпринимателей Удмуртии в порядке разнарядки, ни в коем случае. Мы ни с кого никогда не будем просить ни копейки. Мы создаем механизмы. Хотите участвовать – пожалуйста. Нет – значит, у вас есть свои приоритеты, свои благотворительные проекты.

Первый конкурс грантов президента был весной. Из Удмуртии тогда было 49 заявок. Фонд «Сообщество» провел большую работу с нашими НКО. Специалисты фонда вместе с ними писали заявки, вместе с ними их подавали и ровно в два раза увеличили количество заявок от Удмуртии на второй конкурс грантов президента: 98 заявок почти на 180 млн рублей. Удмуртия заняла первое место в ПФО по темпам роста количества заявок. Будем ждать результатов – сколько получится привлечь средств на решение социальных проблем из-за пределов республики.

300 млн рублей – это из расчета по 10 млн рублей на каждый муниципальный район или городской округ. И здесь серьезную работу должны провести главы муниципалитетов. Они должны видеть эти проекты, быть заинтересованными в их продвижении. Надо к этому относиться более серьезно – это социальная экономика.

300 млн внебюджетных средств – это рабочие места, это очень важная активность (особенно если речь идет о деревнях и селах), это серьезный вектор. Задача амбициозная. Пока эту работу финансируют предприниматели не из Удмуртии, но наши тоже присоединятся.

Уйти от иждивенчества

(Что касается сферы культуры), ни в коем случае мы ничего рушить и ликвидировать не будем. В Центре народных ремесел, например, создана уникальная система и очень качественная. Но 100 млн рублей на содержание без цели частично финансировать за счет реализации – это путь неправильный, он порождает иждивенчество. Задаешь вопрос: «А сколько вы таких предметов можете сделать?» «Ну, 10». «А сколько по времени?» «Ну, месяца 3». «А к новому году?» «Ой, нет»…

Нам не надо путать сохранение культуры, ценностей и традиций с вопросом финансирования. Все, кто задействован в Центре народных ремесел, делают уникальные изделия, которые абсолютно точно востребованы на рынке. И это, знаете, рынок не в 10 млн рублей, это миллиардный рынок. Поэтому вопрос не в оптимизации расходов, а в эффективности. Будем стараться создавать рынки сбыта, но такой формат, как «мы же «Лудорвай», мы же зоопарк – вы нам просто дайте денег», такого больше не будет. Надо конкурировать, надо создавать пакетные туры, надо объединять людей-ремесленников, которые не за 3 месяца готовы сделать 10 сундуков, а за две недели. Это экономика, речь идет только об этом.

Сергей Савинов

Госсовет УР. С молодым задором>>>


Комментировать




Андрей Безруков: "Сейчас мы имеем дело с «больной империей»"

...

Олег Гринько: «Я меняюcь, и страна начинает меняться с меня»

...

Тамара Казанская: "Под запрет на продажу могут попасть около 70% земельных участков в Удмуртии"

...

Виктор Уланов: «Начинать надо с возврата доверия граждан»

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"