2016

Августовские приметы большой охоты

В настоящее время быть настоящим охотником своего рода привилегия. Не у всех хватает времени на выслеживание дичи, на ее поиск по вчерашним следам, но страсть к охоте настолько присуща человеку, что отказаться от нее он попросту не в силах. Да и как могут утратить свои позиции азарт, романтика, чувство победы – все те ощущения, которые испытывает человек в момент выслеживания зверя? Они вечны и заложены самой природой. В конце лета – начале осени, когда начинается большая охота, от них уже так просто не отмахнуться.

У жителей Удмуртии есть множество возможностей удовлетворить свои охотничьи пристрастия. Заместитель министра Минприроды УР Евгений Чижов отмечает, что на территории Удмуртии обитает 26 видов охотничьих зверей, из них лимитированных лишь пять: лось, медведь, барсук, выдра, рысь. Перелетной птицы в республике около 30 видов (утка, гусь, кулик, перепел, коростель, мелкая полевая и болотная дичь), а местных зимующих видов только четыре: глухарь, тетерев, рябчик, серая куропатка.

Численность большинства лесных зверей и птиц на протяжении последних лет остается стабильной. А вот охотников с каждым годом становится все больше. Сегодня их отряд насчитывает уже 27 тысяч человек.

Каждый ищет на охоте что-то свое: один – отдых, другой – добычу, а третий готов отдать все ради напряженной тишины после выстрела, когда сердце заходится: «Попал?!»… И хорошо, когда все по-честному и без горчинки. Хорошо, когда подранок не ушел и не потерялся. Хорошо, когда нет разных запрещенных законом штучек и нечестных приемов. Ведь когда шансы охотника и дичи равны, в игру вступает Ее Величество Удача.

– Я начал участвовать в охоте с шестнадцати лет, но в общество охотников смог вступить только когда мне написали рекомендации три опытных охотника, – рассказывает Евгений Чижов. – Мой родной Селтинский район богат лесами и зверем. Здесь много глухаря, тетерева, медведя. Одни из самых популярных видов охоты – на зайца-беляка, куницу, белку. Многие начинающие охотники получают первые уроки на добыче зайца с гончей или белки с лайкой. Собаке это тоже полезно – развивается слух, зрение, обоняние, мастерство, отрабатывается слежка за добычей, ее передвижениями. Потом, к примеру, при работе по глухарю ей уже будет значительно проще. Без умной, азартной и напористой собаки, а это чаще всего западно-сибирская лайка, не добыть красивую птицу. В генах лайки «прописано», чем ей заниматься, – на что ее поставишь, на то и будет работать. Лайка будет гнать свою будущую добычу, пока глухарь не взлетит на ветку, и, оставаясь под деревом, покажет охотнику, где она расположилась.

Пока мошника не взял, еще не охотник

Тот, кто хоть однажды держал в руках самостоятельно добытого глухаря, знает, что это самое сильное охотничье переживание. Ты можешь добыть медведя, но не вызовешь среди охотничьей братии столько восторга, как если добудешь петуха. Еще старики говорили: «пока мошника не взял, еще не охотник».

Выслеживание глухаря – поистине нелегкое занятие, требующее от охотника мастерства, опыта и определенного снаряжения. Немаловажны одежда и маскировка, приманки, карты, навигатор и другое снаряжение. А дальше многое зависит от характеристик оружия. Опытные «глухарятники» рекомендуют ижевские двустволки, заряженные патронами на 36 граммов дроби.

– Своего первого глухаря я добыл перед армией. Их тогда было много, иной раз поднимали за день до девяноста птиц, – продолжает Евгений Чижов. – Сейчас этим похвастаться невозможно. Численность глухаря, к сожалению, снижается. И это вина не столько охотников, сколько антропогенных факторов в целом: вырубаются сосняки, засыхают болота, а значит, ухудшаются условия обитания, истощается кормовая база птиц. Фактор беспокойства тоже вносит свою долю, причем огромную: очень много людей в лесу – кто по грибы, кто по ягоды, кто отдохнуть, кто на охоту. Зверю и птице это не нравится.

У глухариной охоты есть свои нюансы, которые добытчику необходимо знать. До начала распада выводка первой всегда взлетает старка, вызывая огонь на себя. Находясь на дереве, она квохчет, продолжая привлекать к себе внимание. В это время все молодые сидят молча. Негласная охотничья этика не рекомендует вести стрельбу по старке, поскольку последствия для молодого выводка будут необратимы – не имея опыта самостоятельной жизни, молодняк погибает в течение нескольких дней. А вот добыть петуха в красочном осеннем оперении – это всегда цель. Я добывал, и не раз, такого «мачо» с длинным пером. Известно, что чем дольше живет глухарь, тем больше его масса и длиннее клюв, который своим загибом до четырех сантиметров становится похож на орлиный. Глухарь всеядный, как курица, – в состоянии съесть и мышь, и ящерицу, и даже змею.

Медвежий выбор

«ДК»: Известно, что на глухаря лучше всего охотиться осенью, когда подросли молодые петушки, которые по своей не-опытности часто становятся легкой добычей. «Медвежатники» тоже любят начало этой поры. Почему?

Е.Ч.: В августе – начале сентября медведь выходит на овсы. Я был свидетелем такой охоты, когда учился еще классе в шестом. Мы с отцом поехали в лес. Моим делом было сидеть в машине, но я все видел и навсегда запомнил, как это происходит. Добытый медведь был огромным, след лапы – 20 см, на нем я учился снимать шкуру.

«ДК»: Где лучше поджидать зверя?

Е.Ч.:
  Медведь выходит не на каждое овсяное поле, а только там, где обитает. Если в центре поля есть перелесок, на овсы его не жди. У каждого медведя есть свои тайные углы – там, где речки и болота, минимум беспокойства. Да и на самом овсяном поле он устраивает свои потайные места и закутки. Основная задача охотника – определить, что на поле выходит одиночный зверь, чтобы не было поблизости медведицы с медвежатами. Понять, где ходит медведица, можно по следам – это огромная вытоптанная территория, на которой медвежата кормятся и играют. А там, где выходит одинокий медведь, лишь тропы и натопы с заворачиванием овса – здесь медведь сидел и кормился. Обычно туда, где питается взрослый медведь, медведица не ходит.

Овсяных полей, которые засевают охотничьи хозяйства, у нас столько, сколько надо добыть зверя: если два-три, то и сеют два-три поля, не меньше, чтобы исключить вероятность встречи с медведицей – на одном она кормится, а на другом идет основная охота. Бывает и так, что на одном поле стреляют до трех медведей, но это редко. Да и сезон охоты на овсах у нас недолог.

«ДК»: О чем нужно знать, чтобы не остаться без добычи?

Е.Ч.: Медведь, особенно крупный, очень осторожен. И потому охотнику надо знать его повадки, куда он выходит кормиться, куда уходит. Нужно учитывать, есть ли там речка, вырубки, с какой стороны дует ветер – совокупность этих факторов влияет на успешность охоты.
К сожалению, не каждый охотник знает даже, как правильно поставить лабаз. Строить его нужно с подветренной стороны и скрытно, чтобы он не торчал посреди поля. Медведь иной раз выходит в 5-6 часов вечера, когда еще светло, и может увидеть охотника. Поэтому лабаз лучше строить на ели или сосне, хотя и береза с ивой сгодятся. Главное, быть под покровом листвы и иметь хороший обзор поля. И потом, у медведя исключительное обоняние. Он может учуять человека за 2-3 километра. Чтобы не оставить после себя запаховый след, идут не по краю поля, а по центру, а на лабаз садятся не позже, чем за четыре часа до выхода зверя, чтобы след охотника растворился в воздухе.

«ДК»: Евгений Александрович, после того, как были определены лимиты добычи охотничьих ресурсов на этот год, не возникают ли опасения, что популяцию бурых медведей в республике ждут большие потери, если лимит составляет 11% от численности. Это действительно много?

Е.Ч.: Медведь – предмет гордости любого охотника. Желание добыть такой великолепный трофей, увезти с собой шкуру, желчь, медвежий жир манит в Удмуртию охотников из других регионов. В этом сезоне разрешено добыть 128 особей, что составляет 11% от численности при нормативе до 15%. При этом реально в республике добывается за сезон 60-70 медведей, поскольку охота на медведя хоть и престижна, но очень непроста. Учет численности медведя проводится ежегодно, на территории республики она держится в пределах 900-1100 особей. При снижении численности в охотничьих угодьях снижается и квота добычи медведя.

Стрелять так стрелять

«ДК»: Какому оружию отдать предпочтение на медвежьей охоте?


Е.Ч.: На медведя лучше всего ходить с нарезным оружием. Зверь очень крепкий на рану, если стрелять из гладкоствольного, то не дальше 40 шагов, а из нарезного – уже со 100 метров и дальше. Оружие должно быть хорошим, с правильным калибром. А уж выбор его во многом зависит от вкусов охотника. На овсяных охотах от ружья требуется дальность и настильность боя. При начальных скоростях пули 600-700 м/с желателен калибр не менее 9 мм, при скоростях 900 м/с допустимы и меньшие калибры – 7-8 мм, если пуля не очень легка. Если ранишь медведя, и он убежит, то добрать его в одиночку практически невозможно, да и опасно. Хорошо, если вы приехали с собакой, лучше с лайкой.

Но до конца охоты она должна сидеть в машине, и только если раненный медведь побежит в лес, она поможет добрать его. Обозначит, где он затаился, отвлечет его, пока подойдет человек. Искать раненного косолапого лучше еще с кем-то из охотников. А добирать его в одиночку в сумерках с фонариком – это «чистое самоубийство».

«ДК»: Почему?

Е.Ч.: У опытного охотника нет страха перед зверем, но медведя нужно бояться. Кто потерял страх, тот обречен: рано или поздно попадется в лапы косолапого. Этот зверь непредсказуем и очень умен, и потому медвежья охота – самая интересная и захватывающая. И, конечно, добыть зверя самостоятельно, когда человек вышел на медведя один на один и сумел перехитрить его, – это своего рода совершенство. Разрешения на добычу медведя берут самые отважные.

«ДК»: Трофейная охота захватывает каждого, кто хоть однажды добыл серьезного зверя. Но на охоте может всякое случиться – а вдруг зверь выйдет неожиданно и с не той стороны, где его поджидали. Что делать, чтобы не промахнуться?

Е.Ч.: Опытные охотники поддерживают качество стрельбы круглогодично – выезжают в лес и на стрельбище отстрелять свое оружие. Особо усердные создают в лесу что-то вроде «директрисы», по подобию стрельбища, – на 100, 200 и 300 метров. Чтобы научиться стрелять из любого положения, а не только из выгодного, упражняются в самых неудобных позах. К примеру, мишень установлена на отметке 300 метров. Стрелок берет 10 патронов и проходит к ней от рубежа к рубежу. Сначала 50 метров просто пешком, дыхание еще не сбилось, делает три выстрела подряд из любого положения. Причем на выстрелы отводится не более 30 секунд. Следующие 50 метров – бегом, тот же маневр, но на три выстрела уже 15 секунд. Дальше ускоренным бегом, и на очередном рубеже уже 5 секунд на три выстрела. Дыхание заметно сбивается, на последнем рубеже остаются силы только на стрельбу с колена. Вот таким образом и нарабатываются навыки точной стрельбы.

А на какую охоту потом попадешь, лесную или трофейную – неважно. Главное, чтобы рука и глаз не подвели. И конечно, чтобы стать настоящим охотником, нужно намотать десятки километров по лесам, оврагам и полям, и только после этого начинать большие охоты – на кабана, лося и медведя. Кто к этому готов – тому ни пуха, ни пера!

Редакция благодарит охотников Владимира Воронина и Андрея Клочкова за помощь в работе над материалом.
Еще в XVIII-XIX веках исследователи малых народов России не раз отмечали в своих трудах наблюдательность и искусство охотников-удмуртов, которые досконально знали повадки зверей и птиц и умели незаметно подкрасться к ним. Промышляли они белок, зайцев, выдру, куниц, лис, норку, волков и медведей. Охотились с собаками, устраивали облавы. Орудия лова были разнообразны, большинство самодельные: луки и стрелы, капканы. Всю свою фантазию умельцы-охотники бросали на строительство разнообразных кормушек-ловушек. Одни были корытообразные захлопывающиеся, из бревен в виде пасти, другие – спиралеобразные клетки и тенета. Много крупного зверья попадалось в ловчие ямы.

На птиц – рябчиков, тетеревов и куропаток – ставили силки из конского волоса, из веток и прутьев, ловушки из кольев и мелких досок. Ловили птиц и на смолу, намазывая ею ветки деревьев. Для заманивания использовали манки. С огнестрельным оружием удмурты познакомились довольно рано, но ружья были не у всех. Хотя даже примитивными орудиями иные добывали значительное количество дичи и пушнины, которую сбывали через посредников-скупщиков.

Диана Болтышева

Удмуртская кухня: свое и перенятое>>>


Комментировать




Надежда Горяйнова: "Возможности, которые для развития ребенка дает Ижевская кадетская школа, поистине уникальны"

...

Александр Лапшин: "На Ижевском регионе ГЖД есть железнодорожники уже в четвертом поколении"

...

Елена Калашникова: «Папа был абсолютно советским человеком»

...

Константин Русинов: "Страхование – это постоянная работа с клиентом"

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Камский институт
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"