2016

Их нравы, или Тимуровцы по-английски

Когда моя племянница нашла работу в Лондоне, вся семья была не просто рада и горда. Мы хорошо знали, что дети многих знакомых – умные и трудолюбивые – не могли найти работу в Англии после окончания британских университетов. А в 2015-м, когда весь Запад возбужденно заходился от санкций, надежды и вовсе не было.

Взяли нашу!

Маше повезло. Как и многие выпускники, она начала поиски работы примерно за полгода до окончания университета в Бристоле. Предложение ей было сделано как раз вопреки сложившейся на рынке труда ситуации – исследовательской компании Futuresource consulting требовались люди со знанием русского, чтобы проводить изучение рынков в России. К слову сказать, конкурс на эту работу был примерно 60 человек на место. Взяли нашу Машу!

Но дальнейший разговор пойдет не о ее работе, а о том, что такое в Англии teambuilding (по-нашему – построение команды) и СSR – corporate social responsibility (корпоративная социальная ответственность).

Итак, за несколько месяцев до того как Маша устроилась на работу, компании Futuresource было предложено принять участие в строительстве школы в африканской Танзании. Предложение было сделано английской волонтерской организацией Home Leone, чья деятельность концентрируется на проектах оказания помощи таким странам как Сьерра Леоне (поэтому в названии организации есть слово «Leone»), Камбоджа, Доминиканская республика и Танзания. О потребности в конкретной помощи волонтеры узнают по имеющимся на местах связям. В частности, в Танзании они были знакомы с семьей американских миссионеров, которые и рассказали о необходимости строительства школы.

Чтобы осуществить проект, потребовалось не только добровольное участие группы людей и их готовность строить своими руками, нужно было еще собрать сумму около 40 000 английских фунтов, ее должно было хватить на дорогу, проживание и частично на строительство.

«Чего мы только не делали!»

– именно это сказала Маша, отвечая на мой вопрос, как они собрали такую сумму. И это отдельная история, говорящая об истинно тимуровском энтузиазме малоэмоциональных англичан. Прежде всего, значительную часть – 15 000 фунтов, внесла сама компания Futuresource. Остальное было решено собирать посредством многочисленных акций, в организации которых принимали участие не только все, кто работал в компании, но и их знакомые, друзья и даже родственники.

Весомые деньги принес аукцион. Проводили его в арендованном гольф-клубе, подготовку начали задолго до назначенного срока, поэтому на мероприятие удалось собрать около 250 человек. Для более успешного проведения аукциона консультировались с профессиональным аукционным домом, который в качестве оплаты за советы выставил несколько своих лотов. 3000 фунтов принес розыгрыш аренды трех вилл на берегу моря. Эти дома – собственность двух владельцев компании Futuresource. Одна вилла расположена у моря в Англии, две другие – в Турции.

Специалист компании по управлению персоналом, работавшая до этого в ювелирном бизнесе, подняла свои связи, благодаря чему на аукционе продали несколько ювелирных украшений, которые были пожертвованы как самими ювелирами, так и продавцами этих изделий. Еще разыгрывались билеты в театр на балет, поездка на вертолете вокруг Лондона и прочие лоты. Важно, что стоимость некоторых из них была выше рыночной, тем не менее сознательные англичане делали покупки, зная, что все вырученные средства пойдут танзанийским детям.

Хэллоуин и вызов самому себе

Часть средств была все-таки собрана непосредственно с помощью сотрудников компании. Но сделано это было не просто, когда по списку и под роспись сдают какую-то сумму на нужды детей Африки. Все носило вид неких игр, за участие в которых люди платили. Например, в день Хэллоуина нужно было прийти на работу в костюмах. Если кто-то приходил без оного – платил по 2 фунта, одетые же в костюмы вносили по фунту. Я спросила Машу, как люди ехали до работы – в костюмах или переодевались в офисе? Вопрос мой был вызван единственным – я представила, как я, например, в день Хэллоуина, одетая и разрисованная под какую-нибудь ведьму еду на работу или (еще хуже) иду пешком по улице Коммунаров. Маша ответила, что люди так прямо в костюмах и ехали – кто в собственных автомобилях, а кто и на электричках (весело).

Еще одним способом собрать средства стала организация обедов в офисе. 3-5 волонтеров объединялись, покупали на свои деньги продукты, готовили обед для всех сотрудников, а те, в свою очередь, оплачивали эти обеды. Таких обедов было проведено несколько. Выручали примерно по 200-250 фунтов за каждый.

Но настоящим испытанием, пo моему мнению, или, как это называют по-английски, – personal challenge, стали два похода – один на велосипедах, другой пеший. Участники обоих мероприятий собрали со своих знакомых деньги, сказав при этом, что они еще и испытают себя – пройдя, например, 70 км пешком. Велопробег был физически легче пешего, т.к. люди, во-первых, ехали на велосипедах, а во-вторых, менялись через каждые 15 миль. Пешком же пошли в ночь в пятницу после работы, через Лондон. Шли с фонариками на головах по обочинам шоссе. Моя племянница честно призналась, что смогла пройти только 45 километров и на последней станции метро покинула поход. Но большинство ее коллег все-таки это сделали!

Я не буду утомлять вас дальнейшими подробностями о способах собрать немалую сумму денег, скажу только, что и лотерею между соседями проводили, и в воскресный день песни на местном базарчике пели, и книжки свои старые там же продавали.

«А я вот хочу на Килиманджаро»

Именно в аэропорту Килиманджаро приземлились наши британские тимуровцы, чтобы своим трудом внести вклад в образование бедных танзанийских детей. Как пояснила мне моя племянница, школ в Танзании действительно не хватает. Но решением вопроса стала заниматься семейная пара миссионеров одной из многочисленных американских церквей. Для строительства нового здания, естественно,
требовалась земля, которая в Танзании стоит дорого. Но участок нашелся – его под строительство отдал проживающий в Танзании довольно обеспеченный американец, который взял ее когда-то в ипотеку в надежде в будущем получить от нее хоть какой-то да профит. Тем не менее участок под застройку он отдал просто так, единственное, что нужно было сделать американской чете, – как-то выплатить остаток по ипотеке.
Главной задачей для группы английских тимуровцев стал снос старого здания и расчистка участка земли от остатков этого полуразрушенного строения. Работали вручную, из инструментов были только лопаты, ломы и тачки, на которых вывозили мусор. Замечу, что работали при температуре 36 градусов по Цельсию, приходилось в большом количестве пользоваться средствами от солнца, комаров и прочих насекомых. Моя Маша призналась, что так много она работала физически впервые в жизни. Видимо, это действительно было тяжело, если даже молодые, хорошо знакомые со спортом и фитнесом девушки признаются в этом.

За 10 дней группе из 14 человек удалось расчистить площадку и полностью построить один кабинет. Профессиональных строителей среди волонтеров не было, смотрели, как танзанийцы кладут кирпич, месят раствор и делали так же. В общем, старались.

«По приютам я с детства»

Не могу не поделиться еще одним впечатлением моей племянницы. В плане их поездки было посещение детского приюта. Они, конечно, к нему готовились – покупали игрушки, канцтовары, мячи и прочий спортивный инвентарь. Чтобы все это увезти – берегли место в собственных чемоданах за счет своих вещей.

То, что увидела Маша, цивилизованному человеку трудно даже представить. У детей там нет ничего – даже кроватей (спят на циновках на полу). В приюте нет парт, стульев, досок, мела. Детей практически не учат. Единственное, на что они могут рассчитывать, – это обед, состоящий в основном из порции риса. В приюте работают волонтеры, т.к. официально зарплату никто не платит. Дети не просто хватали все (и даже упаковку), что им привезли английские тимуровцы, они это мгновенно прятали, чтобы хоть чем-то владеть, ибо никакой собственности, кроме надетой на них одежды, у детей нет. Честно говоря, я немного посмеивалась над тем, что перед Машиной поездкой ее маленький брат сплел огромное количество изделий из детских резиночек, чтобы она раздала это в приюте. Мой скепсис был неуместен – резиновые браслетики, зайчики и прочие штучки разошлись на ура.

Из всей этой истории я сделала для себя только один вывод: какие они молодцы, эти англичане. Никого не ругая, не унижая, спокойно и настойчиво собрали немалые деньги, сделали кучу прививок (за свой счет, замечу), работали на благо какой-то непонятной далекой страны и еще, с Машиных слов, сплотились после поездки и стали более эмоционально открыты коллегам.

А нам что мешает делать так же?

Наталья Кондратьева

Августовские приметы большой охоты>>>


Комментировать




Андрей Безруков: "Сейчас мы имеем дело с «больной империей»"

...

Олег Гринько: «Я меняюcь, и страна начинает меняться с меня»

...

Тамара Казанская: "Под запрет на продажу могут попасть около 70% земельных участков в Удмуртии"

...

Виктор Уланов: «Начинать надо с возврата доверия граждан»

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"