Селдон
2016

Жизнь по заветам предков

Национальный удмуртский костюм многогранен и разнообразен, как сама республика. Это целостный художественный ансамбль, в котором гармоничное сочетание предметов одежды, обуви, прически, головного убора и украшений несет образное содержание, обусловленное сложившимися традициями. В разных районах Удмуртии наряды имели свои отличительные черты. Для их создания необходимо было обладать навыками сразу в нескольких видах декоративного творчества: ткачестве, шитье, вышивке, аппликации и других. О некоторых особенностях удмуртского костюма нам рассказала художник-реставратор Татьяна Москвина.
Миф:

Прикрывая яремную выемку (щитовидную железу, управляющую энергетическим потоком в организме), женщина оберегала себя как от сглаза, так и от болезней. В поисках причин заболевания ни один врач никогда не скажет, что все дело в одежде или отсутствии амулетов. Между тем гипотиреоз (синдром, обусловленный недостаточной функцией щитовидной железы) был зафиксирован только в прошлом веке, когда повсеместно были отринуты традиции предков.

Основными хранителями древних традиций в Удмуртии были крестьяне. Они жили в гармоничном единении с природой, поэтому одежда не только украшала и согревала, но и предполагала функцию оберега, выполняя важную ритуальную роль в праздниках и обрядах, а также говорила об общественном положении владельца. Все элементы крестьянского наряда насыщены многозначной символикой. Поэтому реконструируя смысловое содержание платья, необходимо привлекать технологические знания того времени, фольклор, мифологию, сведения об обрядах и обычаях, причем часть этой информации расшифровать сегодня практически невозможно.

Девица была кротка и скромна

В древности в обычные дни наиболее распространенным было платье (дэрем) туникообразного покроя. Шейный вырез оформлялся в форме треугольника или овала. Грудь на девичьих рубахах прикрывалась прямоугольной аппликативной композицией (кабачи). Повседневный нагрудник украшался шелковой вышивкой, льняными нитками красного цвета, праздничный выглядел более колоритным за счет добавления ниток зеленого, черного и синего цвета. Прикрывали не только грудь, но и яремную выемку.

Платье подвязывалось пояском так, чтобы на одежде появился небольшой напуск. Завязывать узелок полагалось с правой стороны. А если требовалось идти на похороны или кладбище, узел завязывался слева.

На ноги надевали лапти, на голову чаще всего такъю (шапочку, обшитую кумачом и монетами) или платок. Девочки лет десяти носили круглую шапочку, постарше – продолговатую, а выходя замуж, надевали сразу обе, либо айшон (высокая конусовидная шапка, обшитая холстом, украшенная монетами и подвесками). С головным убором связан и особый ритуал укрывания волос. Заплетенные в косу волосы покрывались платком так, чтобы спереди не было видно, какого они цвета. Сзади коса прижималась пояском, а сверху укрывалась платком.

Девицы никогда не поднимали взгляда, идя по улице или отвечая на вопрос постороннего человека. Улыбаться чужим людям также не дозволялось. Когда девушка была готова стать чьей-то женой, на платок ей надевали налобное украшение, которое прятало верхнюю часть лица, в том числе и глаза. Так девушку на выданье оберегали от порчи и сглаза. Украшение позволяло беспрепятственно наблюдать за окружающими, при этом ее саму никто не мог разглядеть.
Миф:

Жители Удмуртии, как и другие языческие народы, полагали, что волосы обладают чарующей магической силой, отвечают за плодородие, за благополучие рода. Показать волосы на людях считалось страшным грехом. Таких женщин считали ведьмами и бунтовщицами против своего рода


День свадьбы для невесты начинался с плача

Праздничный костюм создавался с целью показать значимость какого-то события в жизни населения, поэтому превосходил будничный наряд качеством материалов, обилием деталей и украшений. Собираясь в новый дом, невеста наряжалась в самое красивое и дорогое платье. Как правило, оно имело множество декоративных элементов, символизирующих жизненно значимые цели.

Вначале на невесту надевали нижние юбки, затем шел черед платья и нагрудных украшений. Головной убор водружали на полностью убранные волосы. Их заплетали в две косы, перевитые лентой или шнурком, затем забирали в высокую прическу и прятали под тонким платком. Задача платка – спрятать все волосы перед тем, как на голову невесты наденут айшон. Косы заплетали женщины – близкие родственницы или подруги. Во время этого процесса пели грустные песни, символизирующие расставание невесты с девической жизнью. В песнях прощались с домом, родной тропинкой, с мамой, сестренкой и так далее. Невеста словно умирала и возрождалась уже в новом образе – замужней женщины. Возможно, именно из-за такого приближения к потустороннему, подземному миру в костюме невесты непременно присутствовал черный цвет, цвет земли и плодородия.

Повязав платок, высвобождали уши, чтобы невеста могла отчетливо слышать. В конце на голову надевали айшон, высота которого колебалась от 7 до 35 см. Берестяная основа айшона обшивалась тканью и украшалась спереди монетами, бисером и бусами. Поверх головного убора надевался сюлык, белый квадратный холст с декоративным узором – черной ковровой вышивкой, который женщина носила до рождения первого ребенка. Потом на айшон накидывали сюлык красного цвета.

Свадебное платье никому не передавали и не дарили. Любая вещь, как считалось, имела свою энергетику. Отдавая платье, можно было отдать свое счастье. Поэтому вещи берегли и перешивали только для своих детей. Свадебное платье чаще всего было и похоронным, в нем хоронили усопших носительниц. Правда, были и исключения, когда платье шили специально для захоронения. В таких случаях подол украшали парой лошадей. Оказывается, рождение ребенка в Удмуртии называлось свадьбой ребенка, а смерть – лошадиной свадьбой.

Замужняя женщина

Взрослая женщина на платье обязательно надевала фартук. Вырез на груди закрывали мониста или кабачи в зависимости от дня недели. Волосы удмуртка прятала под косынкой. В будние дни косынки могли быть ничем не украшены, а в праздничные дни надевались яркие, расшитые вышивкой головные уборы. Особенно дорогими были косынки, приходившие в Удмуртию по Шелковому пути, – с бахромой по краю.
На ноги в будни надевали лыковые лапти русского образца, а по праздникам – удмуртские, с трапециевидной формой носка. В праздничный женский наряд входило множество украшений из бисера, бус, раковин каури, монет и пуговиц.

Колористика женских нарядов служила не только признаком будних и праздничных нарядов, но и выполняла функции определения возраста. Белый цвет символизировал милосердие, чистоту и печаль; черный, цвет земли, – постоянство и покой; красный, цвет солнца, – плодородие, долголетие, огонь; зеленый – молодость. Существует красивая символичная удмуртская песня про черное платье с зеленой лентой, там есть строка: «Не жаль мне платья, жаль зеленой ленты».

Когда женщина выходила из детородного возраста, в ее одежде начинали преобладать темные тона. Таким способом пожилые женщины выражали признательность земле за прожитую в счастье жизнь. Голову покрывали чалмой без украшений, со скромным рисунком.
Миф:

Есть такое мнение о причине появления раковых заболеваний женских детородных органов. Кем-то замечено, что встречаемые в онкологических центрах женщины в большинстве своем носят брюки и джинсы. Штаны нарушают естественную взаимосвязь женщины и земли. В соответствии с древними верованиями плодородие земли тесно связано с плодородием женщины. Женщина дарила земле свою плодовитость, та ей отвечала обратным действием, а штаны отсекли энергетические потоки от представительниц женского пола. Вдобавок предки считали, что от длины юбки нерожавшей женщины зависит жизнь будущего ребенка. Чем она длиннее, тем дольше жизнь.

Символичность женского платья

Одежда доставалась крестьянам через большой труд. Долгими осенними и зимними вечерами при лучине женщины дергали, сучили и наматывали пряжу. После того как полотно было соткано, весной его отбеливали снегом и золой, а летом многократно вымачивали в реке и расстилали на зеленом лугу. Только тогда холст приобретал нужную белизну. Многоцветье тканей тоже давалось нелегко. Колорит достигался с помощью натуральных красителей: отваров и настоев коры, корней, цветов, листьев, плодов растений. При окрашивании нитей основы получали клетчатую ткань – пестрядь, из которой шили порты, сарафаны и рубахи. Неудивительно, что отношение к одежде было крайне бережным, особенно у взрослых женщин. В праздничных одеждах крестьянки не садились за стол, не присаживались на лавку, боясь помять.

Даже невесту, показав жениху, переодевали в менее дорогой костюм. Дети носили перешитую одежду родителей, а совсем заношенные вещи шли на заплаты. Для экономного расходования полотна при изготовлении одежды использовали прямой крой, считая при этом домотканую ткань практически живой – ее не резали ножницами, а разрывали руками.

Магическая составляющая пронизывала весь наряд удмурток. Само платье состояло из трех частей: нижней, верхней и средней. Кокеточную часть мастерицы посвящали космосу, богу Инмару. На верхнем крае одежды можно было увидеть символы солнца, звезд. Верхний мир – это и мониста, и головной убор. Второй уровень символизировал земную жизнь – это мир человека, в котором он живет, работает, собирает урожай. Нижняя часть наряда – потусторонний мир, земля, рождение. Трехуровневость отождествляла модель вселенной, а этнический микрокосм в какой-то мере отражал представление о мироздании. Граница, расположенная между срединной и нижней частью платья выполняла роль оберега, не давая потусторонним духам проникнуть в средний мир. Фартук также относился к среднему миру, ромбы на нем символизировали засеянное плодородное поле, а квадраты – солнце. Геометричность орнамента объясняется техникой шитья и вышивки.

Считая костюм живым, очень редко дозволяли шить наряд чужим людям, которые могли навредить. Известно, что платье имело обережный смысл, оно могло помочь вылечить или зачать ребенка, а могло накликать беду, принести в дом смерть.
Миф:

Считалось, что если женщина не могла забеременеть или все ее дети быстро умирали, то при пошиве нового платья нужно использовать кусочки домотканого полотна из семи счастливых семей. Такое платье непременно приносило женщине счастье. А вот если ткань была взята из домов, где витало горе, платье могло накликать беду.


Рационализм в мужском костюме

Удмуртский мужской наряд, как и русский, не отличался излишествами. Мужчине не надо было красоваться, чтобы жениться. Как правило, невесту ему выбирала родня. Чаще всего выбор падал на девицу на 6-8 лет старше по возрасту – считалось, что к этому времени она приобрела достаточные навыки для ведения хозяйства и достаточно полноты для рождения детей.

Одежда мужа состояла из туники и штанов. Туника шилась из одного куска полотна, при этом лацканы, как правило, пришивались из остатков, взятых от другого куска. Косоворотка имела разрез с правой стороны, это требовало особенного ткацкого мастерства. По другой версии, такой разрез не давал возможности амулетам выпадать при работе. Рубаху-тунику носили навыпуск, подпоясывая ее узорным плетеным, тканым или кожаным поясом.

Штаны делали из темного полотна или пестряди. При этом сами штанины шились из отдельного куска, а место, соединяющее их, из другого полотна. Таким образом, если ткань, расположенная между брючинами, истиралась со временем от езды на лошади или работы, штаны распарывали и меняли лишь срединную часть, так же, как и в туниках ластовицу. Сами штанины при этом могли использоваться в течение всей жизни. По бокам брючин мастерицы делали разрезы, которые не давали штанам порваться, когда мужчина сидел в седле.

На голове удмурты носили колпаки цилиндрической формы либо валяные шляпы с полями. Зимой утеплялись, надевая шапки из овчины. На ногах, как и женщины, носили лапти, зимой заменяя их валенками.

Сословные отличия

Одежда людей из зажиточных слоев отличалась высококачественными тканями, более богатой отделкой и украшениями из серебра. Понять, к какому сословию принадлежит девушка, можно было во время больших праздников, когда надевали самые нарядные одежды.

Праздничные хороводы водили в соответствии со статусом: самым зажиточным был хоровод «бархатниц», затем шел хоровод девушек, одетых в платье из шерсти, а замыкал сословную градацию хоровод из одетых в «ситцевки». Так что у всех современных дресс-кодов есть древняя основа: обычай встречать по одежке – это очень давний способ узнать, чем и как живет человек.

Диана Чайникова

В поисках времени>>>
-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Реклама

Ищете комфортную удобную стильную обувь? Предлагаем вам обратить внимание на кроссовки Nike Air Force . Эти кроссовки нашли своих поклонников по всему миру, теперь очередь дошла и до нас. Оригинальные кроссовки можно приобрести на сайте www.Stockerman.ru. Широкий выбор, приятные цены.


Комментировать




Андрей Фефилов: "Для наших клиентов мы намного больше, чем просто поставщик питания"

...

Бахруз Гумбатов: "Я хочу сделать округ «Союзный» лучшим в городе"

...

Евгений Сибиряков: "Все достижения ООО "УАТ" – это заслуга исключительно всего коллектива"

...

Михаил Черемных: "Не зубрить, а мыслить – по такому принципу строится образовательный процесс в Гуманитарном лицее "

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"