2016

ООО «Увинский кирпичный завод». Работа есть – работать некому. Спасайте людей!

Даже в условиях падения спроса и других последствий кризиса можно развивать производство, находить новые рынки сбыта и поддерживать рентабельность. Новые собственники Увинского кирпичного завода, перед тем как начать реанимировать предприятие, построили математическую модель бизнеса, которая должна была привести к положительному результату. Но она не действует. Причина – не учли тяжести кадровой проблемы. Деградация бывшего рабочего класса тянет экономику вниз не меньше любых других обстоятельств.
Александр Лучинкин, директор ООО «Увинский кирпичный завод»
Александр Лучинкин, директор ООО «Увинский кирпичный завод»
– В прошлом году мы получили предложение приобрести кирпичный завод в Уве, реконструировать производство и возобновить его деятельность, – рассказывает директор ООО «Увинский кирпичный завод» Александр Лучинкин. – Провели мониторинг: производители керамического кирпича в республике располагаются в основном в городах. Мы могли охватить территории Увинского, Селтинского, Сюмсинского районов и частично закрыть потребности Можгинского, где есть два своих завода, но устаревших, не способных обеспечить круглогодичный выпуск продукции. Предложение выглядело заманчивым, и поэтому было принято.

Мы ознакомили со своими планами администрацию района, заручились ее поддержкой в части информационного сопровождения, совместно с казанским институтом экологии и недропользования провели изыскания по запасам глины, вложили собственные средства в обновление производства. Завод впервые за многие годы начал работать зимой. На май 2016-го было запланировано внедрение в готовую смесь присадок, которые обеспечивают повышение марки кирпича, увеличение производительности до 40%, дают возможность для освоения новых видов продукции, в частности, керамощебня марки 1000-1200.

Но планы так и остались на бумаге, и не потому, что просел рынок строительных материалов. Вплоть до осени прошлого года производство кирпича было высокорентабельным бизнесом, и даже после того, как цены упали на 30-40%, рентабельность осталась на приемлемом уровне. Нас подвело то, что, строя математическую модель бизнеса, мы не учли состояния, в котором находится рынок труда.

Сегодня мы вынуждены отказываться от части объемов, потому что не можем обеспечить их выполнение – на заводе некому работать. Вернее, люди есть, но они безвозвратно потеряли мотивацию. Им достаточно 7 тысяч рублей в месяц – этого хватает на удовлетворение минимальных потребностей, главная из которых – спиртосодержащие суррогаты, повсеместно продающиеся по 35 рублей за 250-миллилитровый флакон. Уже к обеду на заводе остается минимальное количество работников, потому что мы не имеем права допускать их в таком состоянии к производственным линиям. Мы пытались с этим бороться. Увеличивали зарплату на десятки процентов, переводили на сдельную оплату, по нашим расчетам, на пике сезона она могла бы дойти до 30 тысяч рублей в месяц. Но люди не хотят зарабатывать. Они отказываются выходить на работу, пока не получат деньги, а получив, не появляются, пока их не пропьют. К нам приходят по направлению от службы занятости, но безработным нужна лишь «галочка» – у них те же самые цели в жизни, и на это им хватает пособия. Мы поднимали вопрос на экономическом совете в администрации, там лишь развели руками, и я понимаю почему – сегодня у муниципальной власти нет инструментов для того, чтобы одних людей заставить работать, а других – прекратить продажу суррогатов, которые по закону не являются продукцией, на реализацию которой налагаются ограничения.

Самое страшное, что пьют семьями, пьет молодежь, и нет ни одного сдерживающего фактора. Наблюдая за этим, осознаешь правоту советской антиалкогольной кампании – когда спиртное нельзя было купить до 14.00, никто не начинал пить раньше, чем работать. В наше время это пустили на самотек, и дошло до того, что мы потеряли рабочий класс. И так везде. Недавно я был с делегацией Удмуртии в Кировской области. Общался с представителями строительного бизнеса – у них те же проблемы.

Переговоры, кстати, прошли успешно. В Кировской области два завода по производству силикатного кирпича, и ни одного – керамического. После банкротства Чуровского завода рынок Удмуртии для них открыт, и они уже поставляют свою продукцию. На обратном пути готовы забирать наш кирпич. Понятно, что с учетом транспортного плеча отпускная цена будет ниже, но это гарантированный круглогодичный рынок сбыта. И мы на него рассчитываем, несмотря на то, что состояние дороги от Увы на границе с Кировской областью представляет собой живую иллюстрацию классической русской беды – пытаясь по ней проехать на легковой машине, мы потеряли все четыре колеса, пришлось пересаживаться на правительственный автобус.

У нас нет проблем со сбытом, мы открываем для себя новые ниши, и даже логистика – это всего лишь трудности. Но что делать с кадрами? Я закончил Нижегородскую юридическую академию, работал юристом, далеко не первый год занимаюсь бизнесом, но даже не представлял, какого масштаба достигла проблема, пока впервые не окунулся в производственную сферу. Можно строить планы, вкладывать в экономику любые деньги, а производство все равно не заработает, пока люди не протрезвеют. Мы нашли выход – привлечь рабочую силу из-за рубежа. Оформляем работников через миграционную службу. И мы не одиноки – сегодня к этому пришли многие предприятия. Так бизнес спасает себя. Хотя если он будет развиваться вместе с территорией и ради людей, которые на ней живут, всем будет только лучше.

Сергей Савинов

Удмуртский ЦСМ. Обеспечить точность и качество>>>


Комментировать




Дмитрий Варачев: "Основа нашей стратегии - концепция производства быстрого реагирования"

...

Олег Бекмеметьев: "Положительные перемены стали отличительной чертой жизни Глазова"

...

Светлана Колесова: "Наши выпускники входят в элиту российской нефтяной промышленности"

...

Александр Петров: "В «Artes» обращаются люди, ценящие здоровье свое и своих близких"

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"