Селдон
2010

Так это было... К 90-летию государственности Удмуртии

90 лет государственности Удмуртии – слишком важная дата, чтобы автор подошел к ней дежурно-календарно, повторяя факты из школьного учебника и перечисляя достижения республики в экономике, культуре и науке. Все это опубликовано в десятках изданиях и будет еще не раз опубликовано в эти юбилейные дни.

Я же предлагаю читателю малоизвестные страницы истории Удмуртии на переломе двух эпох, когда советская автономная республика, созданная по большевистским калькам сталинского плана национально-государственного устройства СССР, перестала существовать вместе с Союзом и начала вместе с Россией искать свой путь.

Разумеется, история никогда не подчинялась никаким теоретическим схемам, так и история Удмуртии – это, прежде всего, люди, это движение интересов, характеров, запросов и возможностей…

 

Надо признать, что и в советские времена Удмуртия была далеко не самым провинциальным регионом страны, хотя здесь и не происходило никаких важных политических событий, и местные руководители не имели особого влияния в Москве. Тем не менее стратегическая значимость республики – одного из самых мощных центров советского военно-промышленного комплекса – сделала свое дело, и Удмуртия, в буквальном смысле этого слова, из «медвежьего угла» превратилась в достаточно развитый регион. Одним из авторов удмуртского «военно-промышленного чуда» был многолетний первый секретарь обкома КПСС Валерий Марисов, возглавивший республику в 1963 году и проработавший «первым» в Удмуртии до самой перестройки. До сих пор с именем Марисова связывается пик экономического развития республики, которого по большинству показателей мы не достигли до сих пор.

 

В 1984 году Москва проявила к Удмуртии внимание особого рода – столица республики Ижевск после смерти министра обороны была переименована в Устинов. Эта новость была встречена населением Ижевска с явным неудовольствием. Дело в том, что Дмитрий Устинов не был для ижевчан земляком, он родился в Самаре, но переименовывать Куйбышев в его честь не стали и тем самым как бы унизили ижевчан. Военно-промышленный Ижевск пришелся как нельзя кстати для увековечения памяти бывшего министра оборонной промышленности и обороны СССР, но крайне оппозиционно настроил ижевское население.

 

Уже в перестроечные годы республику возглавил Петр Грищенко, бывший первый секретарь Магнитогорского горкома и инструктор ЦК КПСС. В этом же 1987 году Ижевску вернули его историческое имя. Глава СССР Михаил Горбачев в то время менял руководителей из когорты «застойных времен» на «прорабов перестройки», вот так Марисов и был заменен Грищенко, который к тому же не имел корней в местной правящей элите, а это тогда было очень важным аргументом.

 

Московский назначенец не прошел

 

Грищенко ценили в Москве, он был членом ЦК КПСС, но, с другой стороны, он не смог прижиться в Удмуртии, и главное – его не приняла местная властная элита.

Слабость Петра Грищенко как руководителя республики стала очевидной в 1990 году, когда в Удмуртии прошли выборы в Верховный Совет. Случилось, казалось бы, невозможное – первый секретарь обкома не смог стать главой республики (во всех остальных республиках РСФСР первые секретари после выборов возглавили их), хотя и был избран депутатом Верховного Совета (а с 1989 года он являлся народным депутатом СССР). На первый же пост в Удмуртии в этот переломный момент истории УР был избран представитель удмуртской аграрной номенклатуры, удмурт по национальности, Валентин Тубылов. То есть впервые за последние 60 лет удмуртской государственности, не Москва послала своего человека для руководства республикой, а сама республика выбрала себе руководителя.

Валентин Тубылов родом из Можгинского района, окончил Сарапульский совхоз-техникум, работал в колхозе, после окончания Ижевского сельхозинститута вскоре уже был вторым секретарем Малопургинского райкома КПСС, затем – первым секретарем, но его партийная карьера неожиданно прервалась, и он вернулся к своей профессии – работал агрономом и директором Асановского совхоз-техникума вплоть до того, как стал первым главой уже новой Удмуртии.

Именно тогда, в 1990 году, его избирают председателем Верховного Совета УР. Избирают, надо сказать правду, в качестве компромиссной фигуры. Чтобы на время примирить сразу несколько враждующих политических групп. Но местная партийно-хозяйственная элита, если брать в целом, считала «своим» его, а не московского «назначенца» Петра Грищенко. К поддержке Тубылова склонялась и значительная часть демократически настроенных депутатов, которые главной своей целью считали не пропустить Грищенко или же его ставленника. Все, как говорится, сошлось, и Тубылов стал первым руководителем обновленной Удмуртии, несмотря на отсутствие у него (что признавалось тогда всеми группами влияния) качеств яркого харизматического лидера. Но как раз благодаря их отсутствию он и стал председателем Верховного Совета УР в том уже далеком (прошло 20 лет!) 1990 году.

Надо сказать, что в борьбе за этот пост у Тубылова был довольно серьезный противник – тогдашний председатель Совета министров УР Геннадий Дмитриев, считавшийся ставленником обкома и Грищенко. Третьим соперником у него был заведующий одного из отделов аппарата Верховного Совета Юрий Русских.

Разумеется, что, проиграв Тубылову борьбу за первый пост, Дмитриев потерял и председательский пост в Совете министров. Правительство возглавил выходец из директорского корпуса Ижевска Николай Миронов, возглавлявший до этого подшипниковый завод (№ 13) в столице республики, коего сегодня уже не существует.

Одновременно с этим в республике происходит и смена партийного лидера – вместо Грищенко, не справившегося с ситуацией в УР, пост первого секретаря обкома КПСС занимает относительно молодой директор Воткинского завода радиотехнического оснащения Николай Сапожников, до этого работавший секретарем парткома Ижевского радиозавода.

После августовских событий (ГКЧП) 1991 года, в отличие от других регионов страны, существенных изменений в УР, в ее властной элите не происходит. Она занимает выжидательную позицию. Местное руководство открыто не поддерживает ни одну политическую группировку, преследуя лишь одну цель – сохранить в УР стабильность, а значит, и власть. Одновременно теряет свои позиции Николай Сапожников, не сумевший взамен утраченной должности первого секретаря Рескома КПСС получить какую-либо высокую должность в Верховном Совете или правительстве.

 

Формирование удмуртской элиты

 

Хотя Миронов и премьер-министр, но ключевую роль в правительстве играет первый вице-премьер Виталий Соловьев, представитель консервативного директорского лобби в УР. А между тем в 1992-1993 годах дела в республике идут ни шатко, ни валко. Индустриальный комплекс, оказавшийся без господдержки, начинает испытывать серьезнейшие проблемы и разваливаться. Спад производства поражает практически все отрасли, и лишь за счет нефти республике удается выжить. Остающаяся у власти «старая» элита оказывается недостаточно гибкой и динамичной, чтобы справиться с проблемами, число которых нарастает как снежный ком. Правда, в Москве Удмуртию активно поддерживает советник президента Ельцина по вопросам конверсии Михаил Малей, обещавший Удмуртии эксклюзивную «программу развития» и участие в экономическом эксперименте.

Однако правительство Миронова все чаще попадает под огонь критики со всех сторон. Его обвиняют в злоупотреблениях и, прежде всего, в нефтяной отрасли. Параллельно в Удмуртии формируются влиятельные лоббистские группы, построенные по отраслевому принципу – аграрная, нефтяная, военно-промышленная и т.д.

Вместе с ростом влияния этих групп приходит и понимание того, что Миронов – слабый премьер и его надо менять.

В ноябре 1992 года правительство получает от Верховного Совета неудовлетворительную оценку, а в марте 1993 года разгорается скандал в связи с использованием правительством средств из внебюджетного фонда стабилизации экономики, и Миронов уходит в отставку, подав заявление, после того как Тубылов, выступая в Верховном Совете, призвал премьера «взять ответственность за сложившуюся ситуацию».

 

С первого раза отставка не проходит (98 голосов вместо необходимых 100), но вскоре все же набирается 107 голосов за отставку Миронова. Ни одна из противоборствующих групп не имела преимущества, и правительственное безначалие грозило затянуться надолго. Однако неожиданно выход находится – один из вице-премьеров, представитель строительного комплекса Александр Волков, побеждает с подавляющим преимуществом – 144 голоса «за» и только 27 голосов «против».

 

Многим тогда показалось, что Волков победил «случайно» и что пришел он в правительство ненадолго. Но постепенно вокруг нового премьера формируется сильная команда, которая начинает занимать все ключевые позиции в правительстве: уходит из кабинета министров первый вице-премьер Виталий Соловьев, пост которого сразу никто не занял, а заместителями становятся Юрий Питкевич, Владимир Катков, Павел Вершинин, председатель аграрной номенклатуры, Анатолий Ковин (представитель УР в Москве) и Антонина Лисина (куратор социальных вопросов). Аппарат правительства тогда возглавил Михаил Григорьев.

 

И уже тогда, с первых дней своего премьерства Александр Волков начинает борьбу за введение в Удмуртии поста президента, а это означает новое государственное переустройство республики – из парламентской в президентскую. Замечу, что введение поста президента в Удмуртии предполагалось еще в 1991 году, то есть за 9 лет (!) до того, как это случилось в реальности. Именно в октябре 1991 года Верховным Советом был принят закон «О реформе государственной власти и управления в Удмуртской Республике», который предусматривал введение в УР поста президента.

 

Долгая дорога к президентству

 

Однако у сторонников президентства в республике было много противников, и в результате жесткой парламентской борьбы вопрос о президентских выборах в Удмуртии в январе 1992 года был отложен на «неопределенное время», продлившееся, как оказалось, аж до 2000 года…

 

Обсуждение вопроса о президентстве обострило национальный вопрос в республике, который раньше, казалось, никогда не приобретал такие формы. Депутаты-удмурты настойчиво выступали за введение в закон положения об обязательном знании президентом удмуртского языка. Но в январе 1993 года все же принимается закон «О президенте Удмуртской Республики», который исключал положение о знании президентом удмуртского языка.

 

Нацеливаясь на президентские выборы, Волков первым в республике делает ставку на активную публичную политику и работу со СМИ. Волков в те годы олицетворяет новое поколение удмуртских лидеров, не страдающих номенклатурными комплексами и не боящихся свободно разговаривать с народом. В публичной политике Александр Волков выступает с критикой проводимых в те годы в стране реформ и получает ощутимую поддержку аграриев и коммунистов, и в декабре 1993 года он избирается в Совет Федерации Федерального Собрания РФ, получив 57,8% голосов, что в 1,5 раза больше, чем набрали его соперники…

 

На март 1995 года назначаются выборы в Госсовет – новый республиканский парламент, который должен был заменить Верховный Совет. Значительная часть удмуртской элиты упорно держится за старую модель парламента, но время уже нельзя остановить. В новый парламент попадают почти все группы влияния тех лет, но никто не имеет явного преимущества. В день выборов проводится и опрос избирателей на предмет введения в Удмуртии поста президента. Но эту идею поддерживают лишь 30,2% избирателей, и президентство в республике откладывается еще на 5 лет.

 

Но Александр Волков побеждает Валентина Тубылова в упорной борьбе за пост председателя Госсовета УР и становится первым в истории Удмуртии главой Госсовета УР, и борьба за президентскую республику продолжается. Ему потребовался еще один срок председательских полномочий в Госсовете, чтобы идея удмуртского президентства 15 октября 2000 года стала реальностью и новой страницей в истории государственности Удмуртии, которой исполняется сегодня 90 лет, истории, которая продолжается… 

 

 

Иван Русских

 

 

Следующая > Фабрика восходящего солнца  > > >



Комментировать




Владимир Музлов: "У нас работают лучшие в Удмуртии специалисты в области офтальмологии"

...

Тамара Казанская: "С начала года к специалистам кадастровой палаты за помощью обратились уже 427 человек"

...

Вячеслав Максимов: "Про нас даже говорят, что в Удмуртии работают настоящие кудесники"

...

Елена Садовникова: "Наши услуги очень востребованы в Глазове и в районах северного куста"

...

Яндекс.Метрика
www.izhevskinfo.ru
Купол
Полиграф
Пресс-Тайм
Управление Госэкспертизы
Разработка сайта - "Мифорс" / Дизайн-студия "Мухина"